Домой Анатолий Санотенко «Замаскировались»!

«Замаскировались»!

(Из романа «Новые приключения Вацлава Принципа в городе жЫвотных». Начало «серии» тут: http://babruysk.by/19000-2/)

 

                      «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя»

                                                                           В.И. Ленин, по кличке «Ульянов»

 

Сказ про то, как чиновники и госжурналисты-пропагандисты» от народа прятались…

 

События в их стране становились всё чудесатее и чудесатее…  Рассказал бы кто ранее, несколько лет тому, – Принцип бы не в жисть не поверил. Исколол бы себя всего, рискуя прослыть мазохистом, булавкой – чтобы не утонуть в омуте абсурда, – в результате временного спазма восприятия действительности…

А услышал он следующее. Что в их царстве-государстве, на гербе которого,  на фоне красного трактора, гордо красовались усы, чарка и шкварка, –  «обновилась концепция национальной безопасности», и теперь чиновников-идеологов, государственных журналистов (врунов-говорунов) и полицейских – по их пожеланию – будут «легендировать». То есть – скрывать от народа их личности, сущности, уровень доходов и имущественное положение…

В понятие «государственной защиты» было теперь вверчено не только предоставление телохранителей, скажем, госжурналистам, врущим о происходящих событиях, но также и изменение их внешности!

То есть – облил помоями (ст. 17.1 «Мелкое хулиганство») оппозицию – и сразу под нож, под нож! Пластического хирурга. Бесплатно, по «государственной программе».

Облил в следующем выпуске своей телепередачи  ещё одного оппозиционера, – опять на операцию по изменению внешности… Не жизнь, а шпионский роман! Работа под идеологическо-физиологическим прикрытием! «Государственный шпион» в тылу народа!

Стреляющее навозом именное пропагандистское оружие, накладные бороды и юбки (сзади – голый тыл, поскольку ткани в стране не хватает), ядовитая химия слов, выдуманные после третьей рюмки сюжеты, смонтированные на идеологической передовой агитационные видеоролики, «боевые» награды, почётные грамоты, премии, машины, квартиры…  Служу чиновническому отечеству! – сорока тысячам отборных, со всех сторон заслуженных, власть для нас придерживающих…

Ляпота! Романтика! Настоящий, настоенный на курином помёте, патриотизм!

После традиционной идеологической мантры, звучащей по госТВ трижды в день, – утром, днем и вечером: «Война –  это мир, свобода – это рабство, незнание – сила. Цель репрессий – репрессии. Цель пытки – пытка. Цель власти – власть», – начиналось прокручивание подготовленных особым образом видеороликов, в которых были задействованы статисты из полицейского ведомства, в том числе в роли оппозиционеров-террористов.

«Вы ж не наркобароны какие-то… – размышлял Принцип о «пластической» судьбе чиновников и госжурналистов, –  зачем вам внешность-то менять?»

Но в ответ – тишина, – он (они) вчера не вернулся (лись) с ответственного идеологического задания, подорвав своим маразмом себя и всю «оппозицию» в округе…

 

…Когда Вацлав Сигизмундович  встретил на бобруйском Бродвее вихляющего задом, в коротком красном платье, в туфлях на шпильке бывшего главного идеолога Шмыгарёва, то шибко удивился, хоть удивить его уже было практически невозможно, тем более – шибко. Но – случилось: удивился. (А булавки под рукой уже не было).

«Как Принцип его узнал?» – спросите. А гнусавый говор, – на что?  Бывший идеолог как раз заканчивал разговаривать по телефону, – играя голосом, мурлыча в трубку, из которой раздавался (ошибочно включил громкую связь) мужской баритон.

Вацлав Сигизмундович помнил его стареющим, седеющим мужчиной-политруком, – с первичными, вторичными и даже вот «троичными», в виде госидеологии советского розлива, признаками. А тут такое…

Подошёл к нему, переодетому и изменённому. Говорит растерянно и «виновато»: «Что ж вы так себя… покоробили. Ничего ж не предвещало, не угрожало… Извините уж, если вы это из-за меня такие мучения приняли…» (Добрый он был, Вацлав Сигизмундович, – местами).

Идеолог  на пенсии, поняв, что его «рассекретили», метнулся в сторону, тут же подвернув ногу и сломав каблук. С истошным криком «Полиция!» он понесся молодым лосем вдоль по бобруйскому Бродвею. И Принцип, разумеется, его не преследовал.

Но это не конец истории. Был  ещё один  похожий случай… разящий наповал всяческое либидо.

Всё произошло возле местной «оккупационной» администрации. Принцип шёл по улице и, главное,  – никого ведь не трогал! Ни руками, ни словами, ни глазами. Но – всё же попалось. Ему. На глаза. Не пойми что. С замахом на когнитивный диссонанс.

Шла – Она! Горунова! Принцип сразу узнал её – глаз на людские повадки, походки, ужимки – намётанный…  «Я милую узнаю по походке», – как говорится и вот даже в песне поётся…

«И что здесь такого?» – спросите. Да, но теперь это была не Она, а –  Он!

«То есть как?» – «То есть  – абсолютно! Абсолютно «Он», – в мужском образе.  В штанах, в шляпе и с усами!»

Но, справедливости ради (а мы люди справедливые) надо сказать, что Принципу в  его «опознаниях» помогло также знание  о том, в стране введена  вспомянутая ранее  программа по маскировке личностей чиновников-пропагандистов. (Словно бы это не со-граждане Вацлава Сигизмундовича, а международные идеологические террористы какие-нибудь).

Вот такой конфуз получился. Они  так старались, так старались – скрыть свои личности, «легендироваться», «шифроваться, а получился легендарный облом.

В прошлых «сериях» мы уже предупреждали, и не раз, – в случае с Принципом это всегда так получается: никто не уйдет от его по-прокурорски настроенного ума и «дедуктивного метода». Все будут найдены, опознаны, названы и привлечены. Все!