Домой Анатолий Санотенко «ЗАКАТ НАД БОЛОТОМ»

«ЗАКАТ НАД БОЛОТОМ»

Посвящается Палиндрому Палиндромовичу –

ярому стороннику Перестройки, Либерализации и Демократии,

с пламенным революционным приветом от героя романа Сигизмундовича кумиру и шефу Палиндрома – Эдмундовичу.

 

(Ретро-публикация главы из постмодернистского романа-трансформера-комикса «Невероятные приключения Вацлава Принципа, или – Бобруйск и его жЫвотные»): http://babruysk.by/19000-2/

 

Когда в их тогдашней стране объявили политику геноцида, то есть – диктатуру пролетариата (сохраняйте спокойствие, господа! – в 1917-м, не сейчас), захватившие власть большевики первым делом закрыли все газеты.

Бо свободная пресса – самый что ни на есть первейший враг любой диктатуры. А также – хоть коммунизма,  хоть другого какого «идиотизма».

Такая же судьба постигла и «Предпоследние новости», – в июле 1920 года, когда коммунисты пришли на эти территории «всерьез и надолго».

Причём, «пришедшие» не только закрыли газету, но и забрали двухэтажное здание, в котором «исторически» располагались редакция и типография.

А потом – чтоб далеко не ходить, – «основали» там свою газету – «Красный большевик».

Понятное дело, не обладавший средством Макропулоса,  Принцип в те недостославные времена таки не жил. Но историю эту – знал.

И – сочувствовал тогдашнему издателю, владельцу газеты Фридлянду, видя (уже) в его судьбе – свою.

Ещё бы! Человек старался, зарабатывал, строил свой бизнес, ­– открыл в городе театр, цирк, первую и самую крупную во всем регионе типографию, основал ежедневную газету, возвёл большое, занимающее ладную часть двух кварталов – четверть с одной стороны, четверть – с другой, – здание… Но заявились большевики, ­– «грабь… заработанное… другими», «кто был ничем, тот станет, как бы вы ни хотели, практически всем», «мы наш, мы новый мир построим, а ваш – присвоим себе»… Такие вот и прочие миро- и человеколюбивые лозунги…

В общем, – присвоили. Назвав это всеобщей и безоговорочной национализацией, то есть – чего уж там – экспроприацией. (А было это «деяние», если по праву, – грабежом).

И Фридлянд, добрый, с гуманистическими устремлениями, Фридлянд, –  Фридлянд, тридцать лет влиявший на общий культурный уровень бобруйской жизни, тянувший его вверх изо всех сил, –  оказался за бортом этого пиратского корабля. То есть – за бортом нового, уже советского, государства…

Таки прошло 85 лет, и в похожей ситуации оказался уже сам Вацлав Сигизмундович.

Возобновленные «Предпоследние новости» были первейшим врагом нью-большевиков, мимикрирующих под современные «обстоятельства».

Нет, они не закрывали – напрямую – его издание. Но делали всё необходимое, чтобы оно не выжило.

Не развивалось, не дышало. И даже не шевелилось.

Между тем «Красный большевик» переименовался в «Закат над болотом». Перекрашенные в другой цвет коммунисты-реваншисты «вкладывались» в своё издание («экспроприируя» часть «гражданских» налогов), с помощью которого идеологически окормляли (то бишь – оболванивали) пипл.

Пипл же – хавал. Как и надлежало по отведённой ему «исторической планиде».

Не весь хавал, но – в основном. Ведь в обществе по-прежнему царило чинопочитание, не совсем разумное уважение к власти – архаичное такое, оставшееся ещё со времён русских царей.

И это несмотря на то, что эта самая власть, её предшественники, без суда и следствия, выстрелом в затылок, уничтожила многих из рода сих… Отцов, дедов и прадедов… Матерей, бабушей и прабабушек. Не говоря уж про дядь, тёть и двоюродных родственников…

Принципа это всегда удивляло – такая вот забывчивость пипла…

«То есть  убийство одного человека  –  преступление, общественный скандал и безобразие. А убийство миллионов – самый цимус? Практически подвиг во имя… народа?» – возмущался Вацлав Сигизмундович, далеко выходя из себя.

В общем, пока ограбленный Фридлянд и уже ограбляемый Вацлав Сигизмундович, – возмущались, «Красный большевик», а потом – «Закат над болотом», славословили, восславляли «бессмертные» дела партии и правительства, идеологически прикрывали «реваншистов». Которые – по предварительному сговору… в составе группы лиц… осуществила не только захват власти, но и собственности.

Партия – как была их учредителем и владельцем, так и осталась. Только название сменила. Раньше была «коммунистическая», сейчас – «партия власти».

Что нью-большевистская власть «Закату над болотом» приказывала, то он и делал.

Не только в смысле пропаганды «идей» и «свершений». Но и вполне себе информационно-киллерские «заказы».

Надо, например, местного лидера оппозиции опустить ниже плинтуса в публикациях – всегда пожалуйста, – мы, так сказать, ваш приводной ремень, ваши слуги – по гроб жизни…

Особенно в этом преуспел бывший учитель истории, по совместительству – штатный агент очень специцацельных служб, Александр Гаюн.

Но о нём мы расскажем позже. В других местах и при других обстоятельствах.

Тем более что его фигура, действительно, заслуживает такого вот отдельного рассказа…

Хара́кте́рный человек! Исторический типаж! Слепок времени! Человечище! Но – потом, потом. Терпение, господа, терпение. Всё будет. Обо всём расскажут и покажут. Просим занимать свои места.

 

2015