Домой Новости «За детей буду бороться до конца». Многодетную мать поставили в СОП после...

«За детей буду бороться до конца». Многодетную мать поставили в СОП после суда за фото с флагом

 поставили в СОП36-летняя бобруйчанка Ирины Сурыгина – мать троих несовершеннолетних детей. Воспитывает их женщина одна, рассчитывает только на помощь своей матери-пенсионерки. Накануне Дня воли Ирину задержали, судили, оштрафовали на 180 базовых величин (5220 рублей). В начале мая семью поставили на учёт, как находящуюся в СОП – социально-опасном положении.

«После беседы с сотрудником милиции врач дал справку, что в госпитализацию не нуждаюсь»

С начала 2021 года Ирину Сурыгину задерживали дважды. Она стала одной из тех, к кому силовики ворвались рано утром 22 января. Тогда были очень напуганы сыновья бобруйчанки. 14-летний Павел проснулся от стука в дверь и прибежал будить маму, спрашивая, что происходит.

Тогда к Ирине пришли с постановлением на обыск, в котором говорилось, что она может иметь отношение к оскорблению сотрудника милиции в одном из телеграм-каналов. Женщину забрали, трое суток она провела в ИВС. Её судили за фотографию с бело-красно-белым флагом, оштрафовали на 20 базовых (580 рублей).

Вечером 24 марта, накануне Дня воли, Ирина провожала на троллейбус подругу. По дороге на остановку попросила подругу сфотографировать её, Ирину, с флагом. Женщина была уверена, что в темноте, почти ночью, её точно не задержат. Сфотографировавшись, положила флаг обратно в сумку, как уверяет, никаких пикетов не проводила. Но уже через несколько десятков метров, на остановке задержали и её, и подругу.

Ирину отвезли в отделение милиции Ленинского района на Гоголя, 18. Там женщина почти до утра пробыла в холодной камере.

– Требовали, чтобы я назвала им пароль от телефона, – рассказывает Ирина про задержание. – Я говорила, что не помню, что на нервной почве мне вообще может стать плохо –  с моим давлением. И мне на самом деле стало нехорошо. Сотрудники милиции вызвали скорую. Давление у меня было за 200. Там же, в кабинете, мне сделали внутривенный укол и увезли в больницу. Со мной поехал сотрудник, который допрашивал меня, и он же первым зашёл в кабинет к врачу. Меня впустили только после их краткой беседы о чём-то. Врач потом выдал мне таблетки и отпустил, дав справку, что в госпитализации я не нуждаюсь.

«Назови пароль, или посадим маму на несколько лет, а тебя с братьями  – в приют»

Женщину снова повезли на Гоголя, 18, оттуда – в ИВС, оформлять почему-то передумали, увезли в УВД на Минскую, 130, и поздно вечером 25 марта отпустили под расписку о том, что она придёт на свой суд.

В тот же день, 25 марта, когда Ирина ещё была задержана, милиция пришла на практику в магазин к её 16-летней дочери Маргарите. Как рассказала сама девушка, неизвестные сотрудники в гражданском, которые назвались милицией, выгнали всех из кабинета, в том числе, её мастера по практике, закрылись с ней и стали угрожать.

– Требовали пароль от маминого телефона, говорили, что если я буду отказываться с ними беседовать и ничего не скажу, то маму посадят на несколько лет, а нас с братьями заберут в приют. Спрашивали, какие у меня отношения с мамой, – рассказывает Маргарита.

Когда сотрудники ушли, у девушки случилась истерика. Она никак не могла успокоиться, и мастер отпустила её домой. Но на этом в покое детей не оставили.

– Я тогда только-только успела прийти домой, как в дверь постучали. Это снова были они, – вспоминает Маргарита. – Мы были дома с младшим братом Кириллом, ему 11 лет. Я очень боялась открывать, но они угрожали, что если я не впущу их в квартиру, то они пойдут и прямо со школы заберут в приют среднего брата. Пришлось открыть.

Ирина говорит, что когда узнала об этом, то звонила в милицию, пыталась выяснить, что за сотрудники, на каком основании они разговаривали с несовершеннолетним ребёнком без законных представителей, но никакой информации получить так и не удалось.

С дочерью

«Скажи, что ByHelp никому не помогает – отменим штраф»

Ирину судила судья суда Бобруйскаго района и г.Бобруйска Ольга Серякова. Её решение – штраф в размере 180 базовых величин (5220 рублей). Подругу Сурыгиной, которая фотографировала, тоже оштрафовали, но на 60 базовых, а позже также поставили в СОП.

Через некоторое время после суда многодетную мать вновь вызвали в милицию. На этот раз ей предложили записать видео, на котором женщина должна была рассказать, что инициатива ByHelp – это всё ерунда, и они никому не помогают в оплате штрафов. Взамен за это видео сотрудник в гражданском, который общался с бобруйчанкой, обещал отменить её штраф.

– Я ему твёрдо сказала, что не буду этого делать, – говорит Ирина.

Многодетной матери создали невыносимые условия на работе. Милиция пришла и туда, побеседовали с заведующей. После этого, рассказывает Ирина, к ней стали цепляться по каждой мелочи, начали ставить неудобные для неё смены до 23.00. Даже несмотря на наличие несовершеннолетних детей, навстречу Ирине начальство идти не хотело. В дополнение к этому отдел принудительных исполнений заблокировал женщине зарплатную карту за то, что у неё не был оплачен ещё январский штраф.

– В итоге 200 рублей аванса я ещё успела получить, а 200 рублей зарплаты увидела только в смс-сообщении – их перевели и сразу сняли, – рассказывает бобруйчанка.

Ирина уволилась, потому что в таких условиях работать было невозможно. Что делать сейчас – женщина не знает. Понимает, что вновь идти на работу с зарплатой в 400 рублей большого смысла не имеет – за такие деньги она не сможет погасить штраф, оплачивать коммунальные платежи и кормить и одевать детей.

– В такой ситуации мне спокойно жить точно не дадут, и с СОПом не отвяжутся, – уверена Ирина.

«Дали ясно понять – в СОПе я из-за 25 марта»

В СОП семьи Сурыгиных поставили 4 мая – тогда Ирину вызвали на комиссию в районную администрацию, где и сообщили о постановке на учёт. Перед этим проводили так называемое «социальное расследование», приходили домой к Ирине с проверкой условия проживания детей. Претензий, как рассказывает многодетная мать, не возникло, только к задолженности по квартплате. Далее проходил совет профилактики в школе, но там вопросов к Ирине также не было. Они возникли на совете в администрации, и в основном – у инспектора по делам несовершеннолетних, рассказывает женщина. Ей вспомнили все прошлые инциденты и столкновения с милицией и органами опеки.

– Два года назад на Дне города я танцевала возле сцены, и мне пытались запретить, мол, нельзя. Я настаивала, чтобы мне показали, где написано, что это запрещено. В итоге меня отвезли в опорный пункт и оформили, что я находилась в состоянии алкогольного опьянения, – рассказывает Ирина. – И отпустили. А сейчас это вдруг всплыло. Со мной беседовали так, словно я алкоголичка, не смотрю за детьми, гуляю и пью по ночам.

Вспомнили Ирине и то, что три года назад она уже находилась в СОПе. Тогда, рассказывает женщина, на учёт семью поставили из-за её работы в Москве. С 2015 по 2018 годы бобруйчанка вахтами работала в России – две недели там, две недели дома. Детей на время вахты оставляла под присмотром матери-пенсионерки. Но, поскольку бабушка «неходячая», органы опеки решили, что дети остаются в опасном положении. Ирине дали месяц на устройство на работу в Беларуси. Предупредили, что если она покинет территорию РБ, то детей будет забирать из приюта.

– Так они меня «посадили» здесь на зарплату в 400 рублей, – говорит женщина. – Как жить на такую зарплату, никого не волновало. Инспектор на комиссии пыталась меня «учить», мол, у детей должно быть детство, за детьми нужно смотреть, уделять им внимание. Я ей говорила, что я всю жизнь работала ради детей, чтобы у них всё было, в том числе и в Москву ездила для этого, и благодаря своей работе я повозила их везде, мы могли позволить себе многое, никаких задолженностей по квартплате у меня никогда не было. Постоянно ходили в кафе, развлекательные центры. Теперь раз в год можем себе это позволить. Но мои доводы никто не слышал. Инспектор мне ясно дала понять, что нахожусь я там, на этой комиссии, из-за 25 марта.

«Для детей я – герой и пример»

поставили в СОП

По словам Ирины, её упрекали в том, что она втянула детей в политику.

– Но причём здесь я, если дети всё видят своими глазами? – задаётся вопросом бобруйчанка. – С младшим Кириллом мы 10 августа шли к бабушке, которая живёт в районе площади Ленина. И как раз тогда у нас тут «маски-шоу» бегали. На глазах Кирилла омоновцы сбили с ног мужчину, который снимал на телефон и потащили его в автозак. Я громко возмущалась, а Кирилл тянул меня за руку и говорил – мама, не надо, пойдём, а то ещё и тебя заберут. Теперь боится милиции.

Средний сын, 14-летний Павел, по словам матери, когда-то мечтал стал милиционером, теперь же говорит, что никогда в жизни.

Ирина ожидает результатов обжалования штрафа в Могилёвском областном суде. Женщина неоднократно повторяет, что не знает, что будет делать, если постановление останется в силе. Рассчитывать Ирина может только на себя и помощь матери-пенсионерки. Отец детей в их жизни не участвует, от него только раз в месяц алименты приходят в размере 120 рублей на всех.

В СОП семья Ирины пока на три месяца – в течение этого времени будут приходить проверять квартиру, трезвая ли мама, как дети посещают школу. Через три месяца – вновь комиссия, и СОП или снимут, или продлят ещё на три месяца. Ирина убеждена, что в СОП её поставили ни за что, только лишь из мести за то, что она «расходится с ними в политических убеждениях».

Дочь и мать

– Я знаю, что я – хорошая мама, у меня прекрасные дети, они очень привязаны ко мне, и они ни в чём не виноваты, – говорит Ирина. – Мне, конечно, обидно, что я в СОПе, что так всё происходит, но на самом деле о своих чувствах и дискомфорте я думаю в последнюю очередь. Для меня главное в этой ситуации – дети, и то, как они это переживут. Я очень боюсь за них, что их заберут. Знаю, что буду бороться за них до конца. Иногда возникают мысли, может, и правда я сама виновата, что так всё сложилось, но одновременно знаю, что невозможно дальше так жить и молчать. Поэтому я не жалею, что выходила, что фотографировалась, и сделала бы то же самое, если б можно было отмотать время назад. Тем более, что и дети меня во всём поддерживают, я для них теперь – герой и пример.

Марина Михневич