Домой Культура Художник Геннадий Иванов: «Мы должны помнить о зыбкости мира…»

Художник Геннадий Иванов: «Мы должны помнить о зыбкости мира…»




Недавно наш земляк, художник Геннадий Иванов, который проживает в Англии, передал в дар Бобруйскому краеведческому музею альбом фоторепродукций своих работ «Эмоционализм» и сборник стихотворений и эссе под названием «Целый день дождь».

Книга издана на русском языке в октябре прошлого года в Великобритании.

«Это мой рождественский подарок городу. Книгу я издал очень ограниченным тиражом. Когда я ее массово смогу издать — даже не знаю. Да и при современной технологии и интернете все переходит в цифровые варианты. Должен сказать, что я ни в коем случае не претендую на звание поэта. Для меня стихи лишь дополнение к созерцанию мира и моим картинам», — говорит Магистр изобразительных искусств, член общества современных художников Норфолка и студий Оутпост Геннадий Иванов.

Сегодня Геннадий готовится к масштабной выставке «Война и мир», которая пройдет с 3-го по 27 июля 2015 года в городе Норвич (в котором он и живет), в галерее Андеркрофт.

Выставка будет посвящена 70-летию освобождения Европы от фашистов. Художник — организатор и куратор этого проекта. В нем примут участие также 16 его коллег по художественному цеху.

«Эта выставка — моя личная инициатива. В ней я отдаю дань своему деду, воевавшему с японцами, а также — Английской армии Освобождения, которая помогала Советским войскам в войне с фашизмом. Я и группа мои друзей-художников хотим донести до мира и людей напоминание об этой страшной войне, которая уничтожила миллионы людей и разрушила тысячи городов и судеб», — говорит Геннадий Иванов.

— Как именно война коснулась вашей семьи, вас — лично?

— Я помню себя малышом. Мне шесть или семь лет, и я стою у моря, у самой кромки воды. Японское море… до Японии там рукой подать. Был конец лета. Вода была теплая и ласковая. Сохранилась даже фотография, где я держу маленького краба в руке, и папа сфотографировал меня на память…

Я помню бесконечную даль и абсолютно тихую гладь воды, помню тишину. Я был совсем маленький, но в сердце у меня всегда была какая-то тревога и боль. Наверное, от того, что бабушка часто вздыхала и плакала…

Она много раз рассказывала мне о дедушке, который погиб на войне с японцами. Показывала его фотографии. Они были старые и пожелтевшие, многие — с оборванными краями, с какими-то каплями и подтеками. Я любил их рассматривать — друзей деда и его портрет с залихватским чубом и медалями на груди.

Так я первый раз узнал о войне. Настоящей войне.

Мой папа был штурманом бомбардировщика. Мама говорила, что он улетает на задание, часто плакала во время его боевых заданий… Папа служил в Афганистане, участвовал в тогдашних военных событиях… Потом я рассматривал его фотографии с сослуживцами. И вот так я познакомился с еще одной войной — войной далекой, не «нашей»…

Я окончил школу, и нескольких моих школьных товарищей в то время забрали на войну в Афганистан. Некоторые не вернулись… А некоторые — остались с покалеченными душами и телами.

— Что бы вы хотели сказать современному человеку своей выставкой?

— Мир и планета — очень хрупкие. Мы не должны допустить возникновения новой глобальной войны, которая, по всей вероятности, может быть последней для нас. И эта выставка должна служить напоминанием всем нам о зыбкости мира.

«Дайте миру шанс» так пел Джон Леннон