Домой Новости Вместо книжной выставки – в ИВС: в Бобруйске очередное дело за оскорбление...

Вместо книжной выставки – в ИВС: в Бобруйске очередное дело за оскорбление сотрудников милиции

Бобруйчанку Галину Юшковскую задержали вечером в пятницу 19 февраля – сотрудники силовых структур приехали за женщиной прямо на работу и доставили в Следственный комитет. Там Галине объявили, что её подозревают в написании в одном из телеграм-каналов оскорбительных постов в адрес двух бобруйских милиционеров. Выходные бобруйчанку продержали в изоляторе.

Спокойно отдала телефон на экспертизу – была уверена, что это точно снимет подозрения

Галину Юшковскую отпустили на свободу вечером в понедельник, 22 февраля. Бобруйчанка рассказала нам, что произошло.

История началась ещё 27 ноября. Тогда женщину пригласили на беседу в ОВД Бобруйского райисполкома. Там сообщили, что расследуется уголовное дело по ст.369 Уголовного кодекса Беларуси (оскорбление представителя власти) и предъявили комментарии в Телеграме в адрес двух бобруйских сотрудников милиции, написанные с аккаунта с фотографией женщины в солнцезащитных очках, которая этим сотрудникам показалась похожей на Юшковскую.

Галина категорически отрицает, что на фото – она, а также утверждает, что телеграмом она пользуется только для чтения новостей и личной переписки, и вообще нигде и никогда не оставляла комментариев. Об этом она сказала в ОВД.

После взятия объяснений женщину повезли к ней домой для осмотра квартиры.

«Ещё заехали ко мне на работу – я ведь в милицию пошла тогда в рабочей одежде, не взяла ни телефон, ни ключи, – вспоминает ноябрьские события Галина. – Дома они позвали соседей в качестве понятых, просто осмотрели квартиру, забрали телефон на экспертизу. Я спокойно отдала его, думая, что так с меня окончательно будут сняты все подозрения и обвинения, потому что специалисты уж точно разберутся, что с моего телефона никто ничего не писал».

Увезли в Следственный комитет прямо с работы

Галине отдали телефон 23 декабря. Женщине ничего не сказали о том, закрыто ли уголовное дело, что установила экспертиза. До 19 февраля бобруйчанка спокойно жила в полной уверенности, что милиция во всём разобралась, и все подозрения в прошлом.

В пятницу, 19 февраля, женщина, как обычно, находилась на работе. Днём ей позвонили из милиции и сказали, что хотят с ней срочно поговорить, предложили подъехать к ней прямо на предприятие к концу рабочего дня. Галина согласилась, поскольку чувствовала себя в безопасности, уверенная, что ей ничего не могут предъявить, поскольку она никуда не ходила, ни в чём не участвовала, а та экспертиза телефона, судя по всему, ничего не показала, потому что ей тогда вернули гаджет, и отпустили.

Приехавшие за Галиной сотрудники отвезли её в Следственный комитет.

«Там опять подняли ту же тему – про те же комментарии, –  рассказывает Галина. – Я повторила, что это не я, напомнила, что меня уже допрашивали в ноябре, изучали мой телефон. В этот раз после взятия объяснений мне предъявили постановление о моём задержании на 72 часа – мол, меня подозревают в том, что какого-то там октября в 19 часов я написала оскорбительный комментарий в адрес двух бобруйских милиционеров».

После этого следователи, со слов Галины, вновь поехали осматривать её квартиру, но уже без самой Галины. Дома находился супруг бобруйчанки. Во время беглого осмотра ничего не забрали, но взяли у мужа пачку сигарет, которую он попросил передать Галине.

«Я увидела целый пласт общества, который живёт совсем не так, как я»

Около 22 часов вечера Галину Юшковскую привезли в изолятор временного содержания. Там, прежде чем отвести в камеру, провели личный досмотр.

«Пришлось раздеться полностью, присесть, – рассказывает Галина. – Да, это очень унизительно, неприятно, но я понимаю, что такая процедура, я пыталась представить, что это не со мной происходит. Запомнилось, что женщина, которая проводит осмотр, попросила дать ей новые перчатки, сказала, мол, я не буду эту нормальную женщину осматривать в тех же перчатках, что и этих, она имела в виду женщин, поступавших за кражи, в состоянии алкогольного опьянения».

Галину «заселили» в камеру с тремя женщинами, задержанными за кражи.

«Соседки – женщины 33, 37 и 51 лет – оказались довольно адекватными, даже милыми – рассказывает Галина. – Они очень душевно ко мне отнеслись. В первый мой вечер мы до двух часов ночи болтали, каждый рассказывал свои истории. Я бы сказала, что вообще провела три довольно познавательных дня. Я увидела целый пласт общества, который живёт абсолютно не так, как я. У них своё сообщество. Они знают, кто сидит в соседней камере, называли их по именам-фамилиям и рассказывали их истории. У них такой образ жизни: украли, «заехали» в ИВС, вышли – опять украли, опять «заехали». Их уже и сотрудники знают в лицо и по именам».

Узнала, что такое «хата» и «шконка»

На условия Галина не жалуется – говорит, что и питание было нормальным, и постель – хоть и матрас, и бельё старые, но сносные. В камере можно было курить , охранники разрешали открывать окно, чтобы проветрить.

«Хочу сказать, что везде – люди, есть и хорошие, – говорит Галина о главных выводах об «отсидке» в ИВС. – А ещё за эти дни я узнала новые слова – что такое «хата», «шконка»; некоторые статьи административного и уголовного кодексов. Мои соседки в свою очередь за мной повторяли вежливые обращения к охране – говорили пожалуйста-спасибо, когда те подносили зажигалку в окошко пищеприёмника».

Галина рассказала, что кроме бесед, успела прочесть два детективных романа Шиловой, которые лежали в камере. В то время как накануне выходных читать женщина собиралась совсем другую литературу – у Галины уже были куплены билеты в Минск на книжную выставку, где её двоюродная сестра должна была презентовать свою новую книгу про Китай.

«Вот такая ирония судьбы – собиралась на книжную выставку, а вместо неё попала в ИВС, и вместо знакомства с литературными новинками пришлось читать Шилову», – резюмирует Юшковская.

«Верю в верховенство закона»

Сын бобруйчанки – журналист Евгений Юшковский (его жёстко задерживали возле ИВС в августе 2020 года) нанял для матери адвоката. Вместе с ним вечером в понедельник Галина ещё раз побыла в Следственном комитете, откуда её и отпустили, предупредив, что, если что – с ней свяжутся. Что делать и чего ожидать дальше – бобруйчанка не знает. Говорит, что, по словам адвоката, оснований для её задержания у следственного комитета не было.

Галина надеется, что с неё снимут статус подозреваемой, потому что пока она была в ИВС, а её телефон – не с ней и выключен, в телеграме продолжали появляться комментарии с того, аккаунта, который посчитали принадлежащим ей. Бобруйчанка считает, что после этого для Следственного комитета должно стать очевидным, что она ни в чём не виновата.

«Возможно, это просто ошибка, возможно, кому-то не понравилось, что я обращалась в прокуратуру с жалобой на задержание моего сына тогда, в августе 2020 года, – говорит Галина. – Но это моя гражданская позиция, я верю в верховенство закона, и что им и будут у нас руководствоваться правоохранительные органы».

Марина Михневич