Домой В регионе В Бобруйске судили независимых наблюдателей – день выборов они проведут за решёткой

В Бобруйске судили независимых наблюдателей – день выборов они проведут за решёткой

Семь суток ареста за неповиновение председателю участковой комиссии получил Владимир Михолап, за такой же проступок, но шесть суток – Артур Мышко, и за мелкое хулиганство в виде якобы угрозы председателю комиссии шесть суток дали Эдуарду Гриневецкому.

Во фразе «нам с вами жить в одном городе» председатель участковой комиссии нашла угрозу

Суды над независимыми наблюдателями, задержанными на участках во время досрочного голосования, прошли в Бобруйске 7 августа. Владимир Михолап и Эдуард Гриневецкий были задержаны ещё 5 августа, Артур Мышко – 6 августа.

в Бобруйске судили независимых наблюдателей
Владимир Михолап
в Бобруйске судили независимых наблюдателей
Артур Мышко
Артур Мышко
Эдуард Гриневецкий в зале суда

Гриневецкий был наблюдателем на участке №35, который располагается в бывшем Доме офицеров. 4-го августа вечером у молодого человека якобы произошёл конфликт с председателем участковой комиссии, но задержали наблюдателя только на следующий день, 5 августа, по заявлению того самого председателя, а одновременно директора Центра дополнительного образования детей и молодёжи г. Бобруйска, который занимает сейчас здание бывшего Дома офицеров, Татьяны Зайцевой.

Эдуарда обвинили в мелком хулиганстве. Его дело рассматривала судья Ольга Серякова. Административный процесс вёл начальник отделения охраны правопорядка и профилактики подполковник Сергей Рудько. Сестру Эдуарда Светлану Шамшур суд допустил в качестве защитницы.

Гриневецкий рассказал суду, что 3 августа он прошёл аккредитацию как наблюдатель  от Объединённой гражданской партии на избирательном участке №35. 4 августа вечером он пришёл на участок, чтобы сфотографировать протокол за день. По словам задержанного, в фойе его и второго наблюдателя Александра Касимова встретила председатель участковой комиссии и директор Центра дополнительного образования Татьяна Зайцева. Со слов Гриневецкого, она не разрешила фотографировать протокол и приказала наблюдателям покинуть здание.

«Я говорил ей, что наблюдатель может в любое время прийти и задать ей вопросы, попросить ознакомиться с протоколом. Тогда она стала угрожать милицией, – рассказывал Эдуард. – Я сказал – нам с вами ещё жить в одном городе, поменяется власть или нет. Она на это спросила – вы мне угрожаете? Я спросил – где вы видите угрозу?».

Гриневецкий утверждал, что это не был конфликт, а просто разговор на повышенных тонах.

«Я никого не обзывал и не оскорблял, –  добавил задержанный наблюдатель. – Я учился в духовной семинарии, жил в монастыре. Я не могу себе даже представить, как можно оскорблять человека или угрожать ему».

Начался нервный тик и вывезла детей: как наблюдатель напугал председателя комиссии

Председатель комиссии №35 Татьяна Зайцева выступала на суде как свидетель. Она рассказала, что Эдуард конфликтовал с ней «в наступательной форме, оказывал психологическое и моральное давление».

«Он спросил – вы не боитесь? – говорила директор Центра дополнительного образования. – Он мне сказал – вам ещё жить в этом городе и ходить по этим улицам. И в адрес действующего президента сказал, что он не вечен. Я спросила – вы мне угрожаете? И предупредила, что буду вынуждена вызвать сотрудника милиции, если он не покинет здание. Он на это сказал – что мне ваш сотрудник милиции? Пока вы его позовёте, меня там уже не будет. Гриневецкий препятствовал избирательному процессу, поскольку мешал мне как председателю подводить итоги дня, кроме того, он стоял на нанесённой разметке, разделяющей потоки людей в связи с эпидемиологической обстановкой, там, где находятся дезинфицирующие средства. Вместе со вторым наблюдателем они мне оказали сопротивление».

Подполковник Рудько попросил Зайцеву охарактеризовать Гриневецкого как человека, потому что, мол, «он поясняет, что он верующий и не способен на конфликт».

Свидетель рассказала, что, когда Эдуард только к ней обратился за аккредитацией от профсоюза РЭП, он был очень вежлив и тих. Но она тогда отказала ему в аккредитации, поскольку на участке уже был представитель от РЭП. На что Гриневецкий сказал, что ещё придёт. На следующий день он принёс документ от Объединённой гражданской партии, и получил аккредитацию.

«Я у него спросила, когда, в какой день и время он будет наблюдать? – рассказывала Зайцева. – Он на это ответил: что значит – когда? Всегда, и до перерыва, и после. То есть, как только я его аккредитовала, у него будто сразу выросли крылья – вот это вот «я приду, я то, я сё», просто такое сквозное проникновение, танк на участке».

Также Татьяна Зайцева рассказала, что фразой «нам с вами жить ещё в одном городе» наблюдатель очень сильно её испугал, она восприняла эти слова как угрозу, и, когда она возвращалась после рабочего дня домой, ей казалось, что за ней кто-то следит, и может вот-вот напасть, и у неё начался нервный тик, она испугалась также за своих двоих несовершеннолетних детей и ей пришлось увезти их из дома.

Второй свидетель, секретарь участковой комиссии №35 Наталья Алексеева рассказала, что она, в свою очередь, была взволнована состоянием Зайцевой после беседы с Гриневецким. Председатель комиссии якобы была очень напугана и подавлена.

«Мы ехали домой вместе, и Татьяна Владимировна во всех видела и говорила, наверное, сейчас за мной вот кто-то едет, у неё была паника – рассказывала секретарь комиссии. – Я, наверное, свидетель не столько конфликтной, сколько постконфликтной ситуации. Я видела её последствия».

На вопрос защитника Светланы Шамшур, в чём же конкретно была угроза, Алексеева ответила, что слышала обрывок фраз «вам и вашим детям ещё жить в одном городе», и что она бы восприняла эти слова точно так же, и ей тоже было бы страшно.

Не подчинился председателю комиссии – получи сутки

Со стороны Эдуарда свидетелем выступал наблюдатель Александр Касимов.

«Я вообще не понимаю, из-за чего это всё здесь происходит. Не было никакого конфликта, никакого разговора на повышенных тонах», – говорил мужчина.

Гриневецкий хотел подать ходатайство о просмотре записей с видеокамер в фойе Центра дополнительного образования, но Татьяна Зайцева пояснила, что то, что он там видел – это не камеры, а «просто муляжи», и они не работают и ничего не записывают.

Судья решила, что наблюдатель виновен по ст. 17.1 КоАП РБ (мелкое хулиганство), поскольку он именно «из хулиганских побуждений, не соблюдая устоявшиеся нормы морали, выразил явное неуважение к обществу». Решение суда – шесть суток ареста с отбыванием в ИВС.

Гриневецкого после суда увозят на сутки
Мама Эдуарда Гриневецкого. Эдуард — в машине

6 августа в квартире, где проживает Эдуард Гриневецкий вместе с матерью, прошёл то ли обыск, то ли осмотр (сами сотрудники милиции называли прошедшее оперативное мероприятие то осмотром, то обыском, и  не оставили копию протокола сестре Эдуарда, присутствовавшей тогда в квартире). Сотрудники уголовного розыска забрали у наблюдателя ноутбук и планшет.

5 августа возле участка №30, который располагается в средней школе №3, задержали наблюдателя Владимира Михолапа. Его обвинили по ст.23.4 КоАП – в неповиновении законному требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий. Таким лицом выступил директор школы №3 Александр Фисюк.

Михолап получил семь суток ареста. Также за ним числятся ещё семь суток за «цепь солидарности» 19 июня. Тогда он был задержан, провёл в СИЗО г. Бобруйска трое суток и был осуждён на десять, но отпущен после суда с температурой. 6-га августа домой к Михолапу также приходили сотрудники уголовного розыска, с той же целью, что и к Гриневецкому.

6 августа на участке № 56 якобы не подчинился требованиям председателя комиссии наблюдатель Артур Мышко. И был осуждён 7 августа по ст. 23.4 КоАП на шесть суток ареста.

Независимые наблюдатели Бобруйска, которым повезло больше, и они остались на свободе, рассказали нам о массовых удалениях с участков и угрозах вызова милиции, если они не подчинятся (видимо, председатели комиссии действуют по единой для всех них негласной инструкции).

Досрочное голосование заканчивается в Беларуси 8 августа в 19.00. «Основное» стартует 9 августа в 8.00.

 

Текст, фото Марины Михневич
Видео Виктора Масаловича и Марины Михневич