Домой В стране Убедил ли Лукашенко Путина, что «мятеж» в Беларуси успешно подавлен?

Убедил ли Лукашенко Путина, что «мятеж» в Беларуси успешно подавлен?

лукашенко
Фото: AFP

Если Москва и надумает сменить нынешнего беларуского правителя, то будет печься не о демократизации…

Вечером 20 января Александр Лукашенко и Владимир Путин впервые в наступившем году поговорили по телефону. Из лапидарных отчетов их пресс-служб следует, что обсудили прежде всего интеграцию (сотрудничество в рамках Союзного государства, ЕАЭС) и борьбу с ковидом. Затрагивался ли внутрибеларуский кризис, шла ли речь о конституционной реформе, транзите власти в Беларуси, — покрыто мраком тайны.

Не слишком верится, что столь животрепещущие вопросы могли быть проигнорированы. Если одну из составных частей Союзного государства будет и впредь колбасить от внутренней нестабильности, то какая к черту интеграция?

А может, Лукашенко убедил Путина, что все уже тип-топ, что мятеж, как он назвал бурные прошлогодние события, подавлен — и потому заваривать кашу с новой конституцией, новыми выборами и этим, прости господи, транзитом власти сейчас нет никакого резона? Или, по крайней мере, торопиться не стоит.

Логика Лукашенко: ни к чему мудрить, если репрессии работают

Во всяком случае, очевидно, что для себя Лукашенко решил именно так. И в этих вопросах он как минимум будет тянуть резину, испытывая предел ее эластичности.

Лукашенко долго колебался. Но сейчас «определил свою стратегию. Она достаточно проста и основывается на выводе, что протест он подавил»считает эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич. Свои мысли он изложил на заседании экспертного клуба центра «Европейский диалог» 19 января в Минске.

По мнению аналитика, Лукашенко убедился, что «фактор насилия, фактор политических репрессий эффективен, он работает. И поэтому надо и дальше делать ставку на зачистку», которая будет становиться все масштабнее и шире. Уже «попадают под замес» журналисты, правозащитники и представители других категорий общества, отметил Карбалевич.

Он предполагает, что Лукашенко решил отказаться от обещаний, данных Путину на сентябрьских переговорах в Сочи, поскольку счел, что смог подавить протест без компромисса с обществом. В связи с этим закрываются многие темы, которые были актуальными еще совсем недавно, — транзита власти (Лукашенко решил удержаться в ней до 2025 года), общественного диалога, полагает эксперт.

«Конституционная реформа спускается на тормозах. Это была идея компромисса с обществом, уступок обществу. Сейчас, когда он решил, что протест подавил, необходимость в компромиссе, в «морковке» отпала. Не факт, что вообще эта конституционная реформа будет», — заявил Карбалевич.

В итоге, по его мнению, намеченное на февраль Всебеларуское народное собрание превращается в«пустой ритуал», своеобразную психотерапию для Лукашенко. «Он получил тяжелую психологическую травму от народных протестов. И теперь ему надо релаксировать», — сказал аналитик.

Откажется ли Москва от плана «Путина Патрушева»?

Да, но даст ли беларускому вождю релаксировать Кремль? Ряд экспертов, в том числе директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсений Сивицкий, утверждают, что в августе прошлого года под впечатлением беларуских потрясений Кремль разработал «план Путина — Патрушева». И что этот план нацелен именно на транзит власти. А также перестройку беларуской политической системы в таком духе, чтобы Москве было удобнее продвигать здесь свои интересы.

Во всяком случае, всю осень и в декабре то глава российской дипломатии Сергей Лавров, то другие официальные московские спикеры, а то и сам Путин напоминали, что Лукашенко-де, как они дипломатично выражались, инициировал конституционную реформу с перспективой новых выборов.

Так неужели Москва сейчас так легко отступится от своих условий?

Нынешнюю ее позицию по отношению к беларускому кризису Сивицкий называет амбивалентной. «Кремль рассматривает несколько вариантов реагирования на кризис в Беларуси. И они отнюдь не ограничиваются опцией поддержки Александра Лукашенко», — заявил аналитик 19 января на заседании «Европейского диалога».

Он подчеркнул, что Москва хотя и сокращает экономическую поддержку режима Лукашенко, а также старается снизить зависимость от Беларуси на западном стратегическом направлении, но по-прежнему заинтересована сохранять контроль над Беларусью. «В какой форме и какие методы, инструменты при этом использовать, остается дискуссионным вопросом», — сказал эксперт.

Сценарии Кремля: вплоть до крымского

По утверждению Сивицкого, среди сценариев, которые обсуждались московскими стратегами начиная с 2015 года, кроме фактического объединения вооруженных сил и углубленной интеграции фигурировали также «смена режима на более податливый». И даже «крымский вариант военной интервенции, но после 2024 года».

Впрочем, кризисы последнего времени на постсоветском пространстве (Карабах, Кыргызстан и пока Беларусь) показывают, что Кремль, по всей видимости, отказывается от инструментов военного вмешательства, чтобы не провоцировать новые западные санкции, подчеркнул аналитик.

По его мнению, российское руководство хочет навязать Лукашенко «определенные параметры контролируемого транзита власти» с возможным переходом к парламентской республике. Цель — сохранить Беларусь в своей сфере влияния. «Но с сокращением или даже полным сбросом экономических обязательств и издержек от поддержки беларуской экономики».

Также Россия «заинтересована в той или иной форме децентрализации власти в Беларуси, чтобы получить больший потенциал влияния на принимаемые решения»Ведь при Лукашенко «Кремль сталкивается с трудностями на пути продавливания своих интересов»отметил Сивицкий.

Он не исключает, что в Москве хотели бы достичь сделки по Беларуси с западными странами. При условии, что те признают Беларусь частью зоны российского влияния.

От сторонников перемен потребуется контригра

В том, что интерес Кремля сохранить Беларусь под своим влиянием (а то и укрепить его) силен, сомневаться не приходится. Хотя Россия и наращивает свои вооруженные силы, отстраивает для них инфраструктуру на собственных западных границах, но утратить беларуский плацдарм для московских стратегов — кошмарный сон. И даже просто для утешения великодержавных амбиций важно иметь хотя бы одного относительно надежного союзника.

И Лукашенко всячески старается сейчас доказать, что он в этой роли незаменим. Он играет на антизападных фобиях и настроениях российской правящей элиты, на ее боязни, что зараза цветных революций перекинется и на Россию. История с арестом Навального, грозящая обострить и так скверные отношения Москвы с Западом, для Минска — очередной подарок судьбы. И вообще впечатление таково, что тактически, ситуативно Лукашенко пока переигрывает Москву.

При этом главный его козырь на сегодня — то, что он-де взял ситуацию в стране под полный контроль, задушил «мятеж». Но так ли это? Картина прояснится уже вскоре. И власти, и их оппоненты готовятся к горячей весне.

«Единственный фактор, который может повлиять на внутриполитическую ситуацию, — это масштаб политических протестов, готовность беларуского общества сопротивляться», — подчеркнул на заседании «Европейского диалога» Карбалевич.

Пока Путин, вероятно, не сильно прессингует Лукашенко насчет сочинских обещаний. Угомонил протесты — ну и ладно, там посмотрим. Однако новая их волна может снова обострить для Кремля вопрос транзита власти в Беларуси, замены токсичного и неперспективного правителя на другую фигуру.

Противникам Лукашенко, однако, важно учитывать, что при разработке такой комбинации Москва будет печься явно не о беларуской демократии, а о своих великодержавных интересах. Так что понадобится сильная контригра.

naviny.media

Изображение на главной странице: YouTube