Домой Анатолий Санотенко Телефон

Телефон

    (Цикл публикаций к 25-летию пребывания автора в литературе)

 

 

ТЕЛЕФОН

 

Momento mori

 

Ты выйдешь в полночь. Мрак беззвездный

Тебя обступит, поведет.

И разум тебе скажет: «поздно»,

Но чувство вспять не повернет.

 

И ты пройдешь сквозь эти арки

Чудовищ – ящеров – домов,

Моля о том, чтоб только Парки

Не различили звук шагов;

 

Чтоб только был дарован случай

Своей судьбы запутать нить,

Еще побыть, еще помучить

Себя желаньем страстным – жить!..

 

Как воплощенье протестантства,

На черной площади стоишь.

Ты это страшное пространство

Не перейдешь – перебежишь.

 

А там блеснет неярким светом,

Пронзив спокойствие руки,

Тот телефон настенный, это

Ты шел к нему сквозь мрак тоски.

 

И заставляя диск вращаться

Вокруг оси, вокруг оси,

Не только маленькое счастье –

Шесть чувств ты в дань преподнеси.

 

Оплату принимает Зуммер,

Сребролюбивый, как Харон, –

И всех, кто жил, и всех, кто умер,

Найдет загробный телефон.

Июль 1990

 

 

   ПОСЛЕДНИЙ АВГУСТ

 

Памяти Н. Гумилева

 

Жизнь ведь тоже как погода –

То остудит, то согреет,

То согреет, то остудит…

А тяжелая свобода

Стать судьею не сумеет,

Но – осудит…

 

Этот выбор бесконечный

Между жизнью, между смертью,

Между смертью, между жизнью…

Только Путь сияет Млечный,

Серебром даря и медью

Тех, кто ближе.

 

Этот август соком налит,

Но ни яблоком, ни грушей,

Ни страданием, ни счастьем

Эта Ева не одарит

И не скажет: «На, покушай…» –

Это частность.

 

Жизнь повернута не к солнцу,

А к загробным тайнам мира,

Но и там достанет света —

Европейцу и японцу,

Всем, кто не проходит мимо,

Верит в это…

 

Как-нибудь запанибрата

У ворот Господня рая

Петр расскажет мне, что будет.

Но сейчас иная дата –

И гадаешь, изнывая:

Кто избудет?

 

Пусть расскажет мне апостол,

Мудрый Петр, предвестник рая,

О глазах ее с обводом.

И о том, что жизни после

Будем вместе – там у края

Небосвода…

 

Ноябрь 1990

 

 

***

Неизвестно нам, что с нами будет,

Только помним мы, что с нами было, –

Эту память время не избудет,

Эту память время не избыло.

 

Проплывут опять перед глазами,

Как видения иного мира,

Палисад, охваченный цветами,

Дом тот, двор тот, время – мимо, мимо…

 

Только вспыхнет ярко, как знаменье,

Словно путь указывая трудный:

Розы майской душное цветенье

В обрамленье листьев изумрудных,

 

С роем пчел над ним – и это символ,

Смысл его понятен станет позже.

После память нарисует синим,

Синим-синим, как любил ты тоже…

 

Можешь ты уехать в государство,

Где в почёте мужество и доблесть,

Только детства маленькое царство –

Это есть твоя большая совесть.

 

Не растратишь на базарах мира

И не разменяешь у менялы

Детство, как алмаз неповторимый,

Что не дробится на скрупул малый.

 

Проплывут опять перед глазами,

Будто въяве – выпукло и зримо,

Палисад, охваченный цветами,

Дом тот, двор тот, время – мимо, мимо…

 

Этой самой сокровенной были

Не коснутся отреченьем люди.

Боже, знаешь Ты, что с нами было,

Господи, ответь, что с нами будет?

1990