Домой В мире Сталин и война, пять преступлений (сталинистам – на вечную память)

Сталин и война, пять преступлений (сталинистам – на вечную память)

Сталин война Май у нас регулярно сопровождает обострение победобесия, когда о безмерных испытаниях, выпавших на долю народа, говорят все меньше, а попыток представить диктатора и палача России «отцом победы» становится все больше. Задача независимых исследователей –  разрушить мифы и помочь всем нам вступить в память…

Как и почему Сталин развязал войну

Захватив власть, большевики выдвинули лозунг «мировой революции». Но, неоднократно организовав и провалив «революции» в Германии, Польше, Финляндии, Болгарии, Венгрии, Турции и т.д., они осознали, что ждать большевизации Европы бесполезно. Добиться своей цели нужно, развязав войну и формируя в захваченной стране режим, подобный советскому. Поэтому оставшийся и после 1920 года лозунг «мировой революции» приобрел новый смысл. Большевики стали накапливать силы, чтобы развязать мировую войну.

Другой довод в пользу проекта «война» связан еще с одним тезисом совпропаганды.

В СССР десятилетиями продолжалась вялотекущая дискуссия «о возможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране». За сухой абстрактно-теоретической формулировкой скрывалась острая реальная проблема. Понимая, какое невиданное в ХХ веке насилие связано с утверждением и сохранением большевицкой власти, ее вожди опасались, что бороться с ними будет весь свободный мир и что они окажутся в «Гааге»… Выход опять-таки виделся в развязывании большой войны. Большевики, как известно, всегда «боролись за мир», причем за весь!

Шли годы, и ко второй половине 30-х в Европе сложился оптимальный для Кремля расклад сил. Рейх, задавленный Версальским миром, мечтал о реванше и захвате Европы, но не мог этого добиться без союзников… И Сталин, на определенных условиях, взялся ему помочь. Подписанный 23 августа 1939 года секретный протокол отдавал Сталину Финляндию, Эстонию, Латвию, Литву, Восточную Польшу и Бессарабию. В тексте протокола прямо говорилось о «территориально-политическом переустройстве» Европы. Через считаные дни после подписания Протокола Гитлер и Сталин развязали ВМВ. Не очень удивляет, что Кремль 50 лет утверждал – никакого протокола никогда не было. Но в 1989 году его текст был у нас официально опубликован и признан политически неприемлемым и аморальным.

Катастрофа начала войны –  особое преступление Сталина

Официальная квазиистория не дает оценку трагедии первого года войны. К июню 41-го численность личного состава РККА, вместе с резервом, явно превосходила численный состав Вермахта. Перевес Красной армии над армией Рейха в артиллерии, танках, авиации был в 6-10 раз. Почти вся эта техника плюс стратегические склады боеприпасов, размещенные рядом с госграницей, были потеряны уже в первые дни войны. Итог многолетнего труда огромного государства был утрачен… В результате неожиданного и хаотичного отступления РККА под оккупацию попало 70 миллионов советских граждан. К концу 1941 года кадровая армия фактически прекратила существование, 3 миллиона красноармейцев оказалось в плену. Враг продвинулся на многие сотни километров, осадив Ленинград, выйдя на окраины Москвы и Сталинграда. (Ничего подобного не происходило в ПМВ, когда противник на севере не продвинулся дальше Риги, а на южном направлении Русская армия подходила к Константинополю, воюя на чужой территории.)

Война как провал советской системы

В конце войны Сталин неоднократно признавал – «без помощи США и Англии Советский Союз не выдержал бы напор III Рейха и проиграл бы в этой войне». Чтобы как-то исправить ситуацию, на эвакуированных заводах на ящики к станкам ставили школьников-подростков, которые работали по 10 часов. Вся страна голодала на карточках (в ПМВ продталоны были введены только с весны 1917 года). О качестве выпускаемой продукции говорит редко приводимый факт – из всех потерь нашей авиации половина – не боевые, т.е. производимые на советских заводах самолеты просто не могли нормально летать. Особая трагедия –  ненаписанная подлинная история обороны Ленинграда, где по «дороге жизни» доставлялось продовольствие только для части населения. Не пострадали партгосчиновники, персонал военных заводов, нормально снабжалась армия. Кормилось и уцелело 60 тысяч лошадей, а вот 1 миллион простых питерцев умер с голода!..

Экономический провал дополнило идеологическое отступление, если не сказать – бегство. Отказ от комидеологии Сталин начал уже в первом публичном выступлении. 3 июля 41-го года он обратился к «братьям и сестрам», а не к «коммунистам и беспартийным», войну назвал третьей Отечественной. Затем Красной Армии вернули воинские звания и погоны Русской армии. Появились ордена Суворова, Кутузова, Хмельницкого, вернулось звание и знак «гвардия». Были созданы Суворовские и Нахимовские училища. Прекратилось уничтожение и преследование РПЦ, возвращен её статус. СССР вступил в антигитлеровскую коалицию демократических государств и распустил Коминтерн. Вместо Интернационала страна получила национально-патриотический Гимн (правда, Русский Флаг Сталин вернуть побоялся)…

Сталин как лжепатриот

Каждое государство, воевавшее с нацизмом, имело и свои собственные, специфические цели. Американцы отстаивали демократию, Франция боролась за независимость, Польша стремилась сохранить свою идентичность… У сталинского режима, прикрывавшегося лозунгом патриотизма, действительной целью было сохранение и расширение тоталитарной системы, сохранение той России, которую, как писал Ленин, «завоевали большевики». Уже с 1946 года патриотические разговоры стали затихать, страну оглушили новые идеологические процессы над «врагами» – литературными журналами и их авторами – режим восстанавливал тотальный контроль над мыслью. Стало понятно, что у советского народа родина была тоже советской. Победа в войне стала не победой 53 государств антигитлеровской коалиции, а победой советского режима.

Кто-то так и не понял –  а в чем проблема? Поясню –  «советский социализм» рухнул в 91-м. А теперь объясните –  что же мы отмечаем 9 мая? То, что на полвека продлили существование у себя дома тоталитаризма, или то, что сталинизм вновь возрождается, или то, что спаслись сами и спасли страну?

Сталин и голодомор 1946-47 годов

Вопрос о смысле и целях надломившей Россию войны не мог стать в те годы предметом открытой дискуссии, но фактически он беспокоил любого, кто прошел войну и кто её пережил. Часть вернувшихся домой фронтовиков была изранена, и им хватало сил только на то, чтобы как-то дожить оставшиеся годы и месяцы. Но были и те, кто не просто уцелел, а сохранил физическое и духовное здоровье. Они наивно убеждали друг друга – врага одолели, значит, теперь ненавистные колхозы, ГУЛАГ, НКВД будут распущены… Была и другая часть россиян, которая ничего хорошего от Сталина не ждала. Партизанское движение в стране переформировывалось, часть повстанцев продолжила вооруженную борьбу, но теперь не с фашизмом, а со сталинщиной.

Ситуацию достаточно хорошо понимал и стремился контролировать «отец народов». Настоящий, большевицкий выход из создавшегося положения был найден – недовольных и наивных – в ГУЛАГ и всех вместе пропустить через искусственно организованный голодомор… В 1946-47 году половина страны оказалась на грани выживания! 2 миллиона человек умерли с голода. (Страшный голод был в те годы и в Беларуси, – прим. «БК»). На время гражданский протест удалось притормозить…

Подытоживая

Тему «Сталин и война»трудно закончить, это и Катынский расстрел, и санкционированное Сталиным бегство командующего обороной Севастополя, передавшего в лапы Вермахта 90 тысяч красноармейцев, это и до сих пор не определенное количество погибших – то ли 27 миллионов – по Горбачеву, то ли 42 миллиона – Госдума, февраль 2017-го… (Напомню, что в ПМВ мы потеряли убитыми 700 тысяч человек.) Закончу словами двух великих фронтовиков, рассказавших правду о войне. Виктор Петрович Астафьев назвал Сталина «браконьером русского народа». В День Победы он призывал власть становиться на колени и просить у своего народа прощения за бездарно «выигранную» войну.

Фронтовик Николай Николаевич Никулин (искусствовед, профессор, писатель–мемуарист. Член-корреспондент Российской академии художеств, – прим. «БК») в мемуарах «Воспоминания о войне» писал – если бы все командиры дивизий, армий, фронтов оказались немецкими агентами, и они не причинили бы столько вреда, сколько принесли сталинские командиры!

Место Сталина – в черной книге преступлений против нашего народа.

 

Игорь Чубайс,
российский философ и социолог, доктор философских наук