Домой Видео Сколько стоят моральные страдания бобруйских милиционеров? За комментарий в телеграме судят молодую...

Сколько стоят моральные страдания бобруйских милиционеров? За комментарий в телеграме судят молодую маму

21 мая в суде Бобруйского района и г.Бобруйска под преседательством судьи Василия Галковского началось рассмотрение дела в отношении 36-летней жительницы нашего города Ирины Борздовой. Женщину обвиняют в написании оскорбительных комментариев в адрес сотрудников бобруйской милиции в мессенджере «Телеграм». Двое потерпевших запросили в качестве компенсации морального вреда по тысяче рублей.

Ирина Борздова
Ирина Борздова

«Разочаровалась в этих сотрудниках и на эмоциях высказалась»

Ирина Борздова не отрицает, что она – автор тех комментариев, за которые оказалась в суде на скамье обвиняемых. Женщина рассказала, что 29 октября прошлого года увидела в одном из телеграм-каналов пост про двух бобруйских милиционеров, которые были ей знакомы – заместителя начальника отделения милиции Ленинского района г. Бобруйска, начальника милиции общественной безопасности Андрея Себецкого и начальника отделения охраны правопорядка и профилактики УВД Бобруйского горисполкома Сергея Рудько. Пост о них был негативным, что, согласно словам Ирины, вызвало у неё разочарование в этих сотрудниках, которых она раньше знала с положительной стороны, и в результате она поддалась эмоциональному порыву и высказала своё мнение в комментарии. При этом оскорбительными свои слова бобруйчанка не считает.

– Возможно, мои слова были для них не самыми приятными, но у меня не было цели никого унизить или оскорбить, – говорила Ирина на суде.

Лингвистическая экспертиза признала слова, использованные Ириной в комментарии, несущими негативную оценку. Сторона обвинения, а также один из потерпевших ссылались на видеозапись, размещённую на сайте МВД, в которой бобруйчанка подтверждала, что писала комментарий, и рассказывала, с какой целью она это сделала.

«У родителей после сюжета на БТ поднялось давление»

Ирина рассказала нам о том, при каких условиях была сделана видеозапись. В тот день, спустя некоторое время после размещения комментария, к бобруйчанке пришла милиция с обыском. По словам женщины, сотрудники не предупредили, что снимают на видео беседу с ней, и тем более, ни слова не сказали о том, что эта запись появится в публичном доступе.

– 15 ноября мне позвонили родители в полном шоке, – рассказывает Ирина. – Говорят – Ира, там тебя по телевизору показывают. Оказалось, и по БТ, и по СТВ показали то видео. Хорошо ещё, что я рассказывала родителям о визите милиции ко мне. Но всё равно у них поднялось давление, тот сюжет их напугал. Да я сама, как человек, который никогда не сталкивался с уголовными делами, и не разбираюсь в юридических нюансах, когда посмотрела тот сюжет, подумала, что меня на три года посадят. Я тогда не знала разницы между лишением и ограничением свободы, а они озвучили в эфире, что мне угрожает до трёх лет ограничения свободы.

Борздову судят по ст.369 Уголовного кодекса Беларуси – публичное оскорбление представителя власти в связи с выполнением им служебных обязанностей. Санкция статьи предполагает штраф, арест, общественные работы, исправительные работы сроком до двух лет, или ограничение свободы до трёх лет. Ограничение свободы – это то, что в народе называют «химией». Может быть с направлением в исправительное учреждение открытого типа или без направления – тогда это «домашняя химия». Поскольку Ирина воспитывает несовершеннолетних детей, её не могут куда-либо направить на «химию».

«По человеку в милицейской форме судят о законе всей страны»

Пострадавшие Рудько и Себецкий на суде заявили, что они понесли моральные страдания после того, как прочли комментарий Ирины. Защитник обвиняемой пытался добиться от обоих конкретизации, в чём же выразились их страдания, но чёткого ответа так и не последовало.

– Я считаю себя нормальным офицером, который нормально выполняет свои обязанности, – говорил на суде подполковник Сергей Рудько. – Обвиняемая написала, что нами легко управлять сверху. Таким образом, она считает меня марионеткой под кем-то. А я просто исполняю свои служебные обязанности. Прежде чем писать такое, нужно было со мной встретиться, задать вопросы, которые её интересовали. Своим комментарием обвиняемая подорвала мой авторитет и авторитет всей милиции в глазах людей, после этого и в других телеграм-каналах продолжилась негативная оценка меня и моей деятельности.

Андрей Себецкий рассказал, что его моральные страдания выразились в том, что ему было очень неприятно прочесть про себя то, что написала Ирина, а впоследствии он испытывал негативные чувства, когда знакомые смотрели на него с ухмылкой и говорили, что про него что-то где-то пишут. Себецкий также говорил, что Борздова своими словами способствовала созданию негативного имиджа милиции в представлении людей, и чтобы подкрепить свои показания процитировал стихотворение Роберта Рождественского «Честь мундира», где есть слова о том, что по человеку в милицейской форме «судят о законе всей страны».

Кто из пострадавших пообещал передать компенсацию морального вреда на благотворительность?

И Рудько, и Себецкий оценили свои моральные страдания в тысячу белорусских рублей. При этом Себецкий отметил, что не считает эту сумму необоснованной.

– Может, кто-то скажет, что тысяча – это слишком много, но я так не считаю, – говорил Себецкий. – И хочу сказать, что эти деньги мне не нужны. Я передам их на благотворительность, сиротам, оставшимся без попечения родителей.

Ирина Борздова говорит, что две тысячи рублей для её семьи сейчас – неподъёмная сумма. Женщина находится в декретном отпуске, её младшей дочери – год и два месяца, средний ребёнок ходит в первый класс, старший – совершеннолетний.

За оскорбление Рудько и ещё одного сотрудника милиции 18 мая на полтора года домашней «химии» осудили председателя бобруйской первичной организации Бобруйского независимого профсоюза Сергея Гурло. В качестве компенсации морального вреда начальник отделения ОПП также запросил тысячу рублей. На этапе досудебного следствия сейчас находятся ещё несколько дел за оскорбление Рудько и других бобруйских милиционеров.

Следующее заседание по делу Ирины Борздовой состоится 26 мая – будут прения, и, возможно, судья огласит приговор.

Марина Михневич