Домой Анатолий Санотенко Сказка про Гаюна

Сказка про Гаюна

Сначала мы назовемся историком. А что? Работа непыльная – идеологически охмурять подрастающее, так сказать, поколение, пичкать их свежие головы нужными для партии и правительства датами, именами, событиями и их идеологической трактовкой.

Потом, благодаря определенным связям (все-таки – зять начальника полиции!) мы сделаемся тайным агентом. Как в детстве мечталось. Чтоб и плащ, и шляпа… Ну, может, и кинжал выдадут.

И здесь тоже работа непыльная – собирать информацию о местных журналистах, общественных и политических деятелях. Искать к ним подходы. Если надо – угостить, напоить, расспросить… Группа поддержки – поддержит. И морально, и материально. И физически, если надо будет.

Для затравки – найдем подход к местному главному журналюге. Уж так он партии и правительству надоедает своими статьями! Ничего украсть спокойно нельзя! Чувствуешь, что кто-то всё время смотрит.

Благо, – племянник его учится здесь, через него и попробуем… То да се. Какой у вас замечательный дядя, какие замечательные статьи пишет!… А дальше – как пойдет.

Но – не пошло.

Ладно, отложим в сторону. До поры до времени.

А тут партия и правительство объявили призыв: мол, заканчиваются у нас негодные людишки, некому даже недоброе дело поручить.

Вот так Гаюн и попал – под шумок – в местную газету «Закат над болотом». (Правда, за повышенную цветастость в народе ее называли «Попугай на пенсии». Но это – ничего. Мы кому надо ротик-то прикроем).

И вот – наступает практически звездный час Гаюна. Выборы! То есть, то, что ими называется. Ведь мы же понимаем: «Партия скажет: «Надо!» – народ ответит: «Есть!».

Во время выборов ему поручили не ухры-мухры и не мухры-ухры, а антипропагандистскую кампанию, направленную против так называемых независимых кандидатов, которые ничего собой не представляют и в жизни ничего не достигли. В отличие от нас, агентов партии и правительства.

И понеслось! В газете «Попугай на пенсии», тьфу, то есть – «Закат над болотом», что не номер, то – фельетончик. Факты? Факты особенно не нужны. Достаточно и нашей могучей фантазии. Не пожалеем никого! Ни женщин, ни детей!

Например, невинного со всех сторон (бывает же такое!) человека объявим главой местной оппозиции и обвиним в том, что он на работе… работал.

Не важно, что коммуникации и контакты являются неотъемлемой частью его бизнеса. А мы скажем, что он приставал к людям, навязывал какой-то товар…

Сойдет! Народ у нас невнимательный к деталям. Маркса от Энгельса отличить не может. Говорит: «Ну, два таких бородатых мужика…»

А про скульптуру Ленина думает, что это – какой-то оперный певец. Типа Шаляпина. Вон как руку вперед выбросил. Явно пел при жизни.

Хорошо еще хоть народ не знает, что в скульптуре той – восемь тонн бронзы. Распилил бы за одну ночь. Словно и не было Ильича…

В общем, всех так называемых независимых кандидатов обидел Гаюн, по всем хорошенько прошелся.

Ну да, был потом суд. Чуть было всё не нагигнулось. Но мы вперед нашего редактора выставили. А он – старый кадр партии и правительства, умеет с такими разговаривать. Как зашел в кабинет судьи, так сразу и гаркнул: «Кто тут оппозиция? Вылазь!»

Судья от испуга под стол спряталась. Подумала – это за ней пришли. Потом присмотрелась: «Свои!». Можно вылазить.

Словом, с грехом пополам, общими усилиями, отстояли «Отставного попугая»… тьфу, «Попугая на пенсии». Два раза – тьфу, – «Закат над болотом»!

По-прежнему – «закатствует».

Ну, и – знамо дело – Гаюн – по-прежнему «гаюнствует».

Записался теперь в «тролли» (не просиживать же без дела в ожидании следующих выборов!).

Нет здесь никакой мистики – троллями «спецавторы» именуются, которые в Интернете с подложными аватарами и никами шастают. Ищут, какую бы душу, какой бы сетевой ресурс загубить. Если не целиком – то хотя бы их репутацию…

Но люди в этих ресурсах, обычно, сидят ушлые, без главного волшебного блогера Гигуна не обойтись. Вот позвать бы его – он бы прорычал (на нескольких языках): «Поднимите мне веки!» – и всё, капец всем противникам Главнокомандующего, главнокомандствующего в нашем болоте. Но Гигун – далеко, а линия идеологического фронта – вот она.

Может, к оркам обратиться? Надо подумать над этим…

И вот – слава тебе, наш болотный Бог! – наступают выборы! Ну, или то, что ими называется, как мы уже говорили.

Развернись плечо, раззудись рука! Есть где разгуляться в чистом поле Гаюну!

(Правда для подобных «гуляний» пришлось высушить часть болота – но это ничего, вот мы еще атомную станцию в лесу поставим, которая волшебну энергию вырабатывать станет. Тоже для природы полезно. Да и орки, служки бога ОМОНа РА, прямо к ней подключаться смогут, чтобы получить свою порцию энергии-заряда).

В Комитете государственной борьбы с оппозицией Гаюну теперь выдают личные дела, то бишь – досье, на всех, кто «заказан».

Райское время!

Работая теперь над очередным «шедевральным» творением рук своих, Гаюн ощущает себя, по меньшей мере, Достоевским.

И вспоминает с благодарностью слова одного его героя – о том, что самое страшное для человека – это свобода… Ну, или – как-то так, как-то так…