Домой В стране Сергей Сацук: Белорусские власти подготавливают «окончательное решение» протестного вопроса?

Сергей Сацук: Белорусские власти подготавливают «окончательное решение» протестного вопроса?

31 июля 1941 года Герман Геринг подписал документ об «окончательном решении» еврейского вопроса. Но начало массовому уничтожению евреев было положено в ноябре 1938 года событиями, которые очень похожи на белорусские.

«окончательное решение вопроса»

Об исторических аналогиях между нацистской Германией и нынешней Беларусью пишет Сергей Сацук на сайте «Ежедневника»

Именно благодаря нацисткой Германии эвфемизм «окончательное решение вопроса», получил зловещую кровавую окраску. Хотя историки утверждают, что впервые он был использован в 1915 году министром внутренних дел Османской империи в отношении турецких армян.

Начиная массовое уничтожение миллионов евреев, в официальных документах фашисты не употребляли слова «убийство» или «уничтожение», предпочитая нейтральное «окончательное решение вопроса». Но так просто окончательно решить вопрос сразу было сложно. Нужно еще было подготовить население к такому геноциду. Поэтому сначала евреев просто выдавливали за пределы Европы, создавая условия, чтобы они сами хотели уехать.

«Окончательное решение вопроса» начали подготавливать в ноябре 1938 года, использовав для этого гибель секретаря германского посольства Эрнста фон Рата, которого смертельно ранил 17-летний еврейский парень. Это позволило взрастить крепкие ростки ненависти в головах немцев и двигаться дальше на пути решения еврейского вопроса.

Уже 9 ноября в культовой для нацистов мюнхенской пивной «Бюргербраукеллер», собрались около трех тысяч человек, громко требовавших возмездия.

Геббельс тогда заявил, что «национал-социалистическая партия не унизится до организации выступлений против евреев», но оговорился что «если на врагов рейха обрушится волна народного негодования, то ни полиция, ни армия не будут вмешиваться».

Первый заместитель рейхфюрера СС Рейнхард Гейдрих направил во все полицейские участки и гестапо инструкцию относительно так называемых «стихийных» манифестаций неравнодушных немцев. Полиции и гестапо было велено не мешать им наводить в стране порядок.

Полиция должна была арестовывать лишь евреев – брать столько, сколько смогут вместить тюрьмы. Тогда в 81-миллионной Германии тюрьмы вместили около 20 тыс. человек, были убиты 35 человек и тяжело ранены 36 человек.

Для сравнения, тюрьмы сегодняшней 9,4-миллионой Беларуси после выборов вместили уже более 25 тыс. человек, убиты как минимум 6 человек, тяжело ранены не менее 50 и еще не менее десятка пропали без вести.

И также, как в Германии в 1938 году, в Беларуси орудуют группы «неравнодушных возмущенных белорусов», которые могут делать все что угодно под охраной милиции. Не удивлюсь, если после смены власти мы узнаем, что и у нас была инструкция аналогичная той, которую разослал в полицейские участки рейхфюрер СС Гейдрих.

Я не знаю, случайно или нет у меня возникают подобные ассоциации, случайно или нет Лукашенко – историк по образованию и в свое время даже похвалил Гитлера. Но слишком уж много совпадений.

В фашистской Германии выдавливали из страны евреев, в Беларуси – инакомыслящих. У нас даже изменение в законодательство придумали, позволяющее лишать инакомыслящих гражданства, то есть уже переплюнули фашистов.

В Германии органы правопорядка активно поддерживали «неравнодушных немцев», устраивающих погромы и убивающих евреев, у нас милиция активно поддерживает «неравнодушных белорусов» наводящих порядок в чужих дворах и убивающих инакомыслящих.

В фашистской Германии евреев помечали звездой, в современной Беларуси инакомыслящих помечают краской.

В Германии не важны были заслуги человека и его достижения. Известный банкир ты, профессор, заслуженный спортсмен или просто рабочий – все отходило на задний план перед главным вопросом: еврей ты или нет. В современной Беларуси также не важно стало, простой ты рабочий, журналист, известный спортсмен, академик, банкир – все это меркнет перед главным определением, свой ты или нет.

И там и здесь людей разделили на высшую касту и низшую, на истинных арийцев («настоящих патриотов» и «защитников любимой») и поганых евреев («протестунов», «свядомых», «поганых писак»). Первых правоохранителям нужно защищать и беречь, людей второго сорта – бить, давить и убивать.

В Германии если избивали еврея, говорили, что так ему и надо, не возбуждая уголовных дел даже по убийствам. В современной Беларуси если избивают инакомыслящих, тоже говорят, что так им и надо, и тоже не возбуждают уголовных дел по их убийствам. К ним даже медикам не разрешено испытывать сочувствие – это признак неблагонадежности.

Там геноцид по национальному признаку, здесь – по политическому.

Тогда немцам прививали ненависть ко всем евреям, сейчас белорусам активно прививают ненависть – ко всем инакомыслящим, которых сделали врагами государства.

Белорусов активно готовят к тому, что ради страны можно и нужно убивать, что «иногда не до законов». Я не хочу верить, но очень уж похожая ситуация для подготовки «окончательного решения вопроса».

Когда я смотрю, как бьют на улицах мирных людей, как стреляют в них, давят микроавтобусами, пытают в автозаках и в изоляторах, я гоню от себя мысль, что история повторяется. Да, по национальным или религиозным мотивам сегодня геноцид не устроишь, а вот по политическим – вполне. 

Я не верю во все это и гоню от себя мрачные мысли, но они возвращаются всякий раз. После очередного убийства. После очередной истории пыток. После новостей о планируемых изменениях в законодательстве. После очередного брутального разгона мирных людей. После похвалы, щедро расточаемой государственным телевидением в адрес тех самых «неравнодушных», которым можно все, которым фактически выдана лицензия на убийство. 

После очередного выступления Лукашенко, сеющего все новые и новые плантации «праведной народной ненависти» ко всякому инакомыслящему. Я с ужасом жду момента, когда новый министр внутренних дел подпишет приказ об «окончательном решении вопроса». Ведь Лукашенко уже не раз довольно прозрачно намекал на это. Даже конкретные сроки называл.

Но еще теплится маленькая надежда, что у белорусских силовиков осталось хоть что-то человеческое, что у последней черты, когда будет подписан этот приказ, они все же остановятся.

 

Сергей Сацук, Ежедневник

ОТ «БК». Если не остановятся, их, в безусловном порядке, ждет свой Нюрнберг.   И – проклятие народа на все века.