Домой Новости «Сделал это в знак протеста против насилия силовиков». За поджог и разрисовку...

«Сделал это в знак протеста против насилия силовиков». За поджог и разрисовку «Табакерок» судят четверых бобруйчан

В октябре 2020 года в Бобруйске три киоска с табачной продукцией были разрисованы, один – подожжён. Горящая ветошь, подложенная на железнодорожные пути на участке Мирадино – Татарка, стала причиной вынужденной остановки грузового поезда. В тот же период были проколоты колёса автомобиля, принадлежащего милиционеру Бобруйского департамента охраны.  Четвёрку подозреваемых нашли быстро – 10 октября, в ночь поджога «Табакерки». 12 апреля над задержанными начался суд.суд

В обвинении – от 3 до 6 статей, возможное наказание – до 12 лет тюрьмы

Дело рассматривает коллегия в составе судьи Дмитрия Кренжиевского и двух народных заседателей. Со стороны гособвинения – прокурор Наталья Лосева.

На скамье обвиняемых – четверо бобруйчан: Александр Н., Александр М., Виталий В. и Александр Г. Первые трое с 10 октября находятся в СИЗО г. Бобруйска. Александру Г. через трое суток после задержания изменили меру пресечения, суда мужчина ожидал на свободе.

суд

У Александра Н., Александра М. и Виталия В. – практически одинаковый перечень статей, по которым они обвиняются: ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса Республики Беларусь – организация или участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок, ст.341 – осквернение сооружений и порча имущества, ч.2 ст.295-3 – незаконные изготовление, приобретение, передача во владение, сбыт, хранение, перевозка, пересылка или ношение предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ, совершённые повторно либо группой лицо по предварительному сговору, ч.3 ст. 339 – хулиганство, совершённое с применением оружия, других предметов, используемых в качестве оружия <…>, предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ, ч.1 ст.14 – покушение на преступление, ч.3 ст.218 – умышленное повреждение либо уничтожение имущества, совершённые организованной группой, либо повлёкшие причинение ущерба в особо крупном размере.

Александр Н. обвиняется также по ч.2 ст. 339 – хулиганство, совершённое повторно.

По ст.218 мужчинам грозит до 12 лет лишения свободы.

Александра Г. обвиняют в хулиганстве (ч.2 ст.339), осквернении сооружений и порче имущества (ст.341) и недонесении о готовящемся преступлении (ч.2 ст.406) – якобы, мужчина знал о планах своих знакомых поджечь табачный киоск, и не сообщил об этом в милицию. Александру Г. грозит до шести лет лишения свободы.

Разрисовали и подожгли «Табакерку», остановили поезд, пробили колёса машины милиционера

Согласно обвинению, в ночь на первое октября 2020 года Александр Н., Александр М. и Виталий В. на участке Мирадино-Татарка подожгли заранее подготовленную ветошь, подложили на пути, и таким образом вызвали вынужденную остановку грузового поезда.

В ночь на 5 октября они же, но уже вместе с Александром Г., разрисовали красной краской киоски «Табакерка» на автобусных остановках «Часовня» на улице Крылова, «Инфекционная больница» на улице Гагарина, «БУКДЭП» на улице Гоголя. Рисунки якобы наносил Александр Г., а остальные следили за обстановкой вокруг.

Той же ночью, с 4 на 5 октября все четверо обвиняемых подложили под колёса сотрудника Бобруйского департамента охраны Юрия Гордеева металлические уголки, что привело к порче колёс.

Также следствие установило, что с сентября по 9 октября эта же компания в гараже Александра Н. изготовила зажигательное устройство с горючей смесью и часовым механизмом, а ночью 10 октября с его помощью мужчины подожгли киоск «Табакерка» на улице Шмидта. Гособвинитель утверждала, что обвиняемые намеревались уничтожить киоск вместе с имуществом общей стоимостью более 50 тысяч рублей, и товар на сумму более 28 тысяч рублей.

«На «Табакерках» рисовал бело-красно-белый флаг из солидарности с задержанными»

Все четверо мужчин вину признали частично. Никто из них не согласился с тем, что у них якобы был умысел на уничтожение имущества в особо крупном размере. Обвиняемые утверждали, что целью поджога было повреждение «Табакерки», а не его полное уничтожение. Именно поэтому они выбрали киоск, изготовленный из антивандальных материалов, а поджигали в период после дождей, когда был сильный туман, специально чтобы не загорелась сухая трава, и пламя не перекинулось куда-то ещё.

Александр Г. не согласился с обвинением в недонесении – он утверждал, что хоть и слышал разговоры о планах поджога, но не знал ни дату, ни точное место, и вообще не придал этим разговорам значения, потому что в тот вечер знакомые пили пиво.

На суде мужчины рассказали, что познакомились в сентябре 2020 года в одном из телеграм-чатов. Стали регулярно встречаться для обсуждения политической обстановки в стране.

Александр Г. рассказал, что все рисунки на трёх «Табакерках» нанёс он один, без участия остальных обвиняемых.

«Я рисовал на рекламных лайт-боксах красные линии так, чтобы они напоминали бело-красно-белый флаг», –  говорил обвиняемый.

«Вы хотели таким образом что-то высказать? Какую-то вашу позицию?» – спрашивала прокурор.

«Да, я так высказывал своё мнение, я делал это из солидарности с гражданами, задержанными на мирных шествиях», – отвечал бобруйчанин.

Ущерб, который насчитал филиал «Могилёв-табак» СЗАО «Энерго-Оил» в размере 8 рублей 67 копеек Александр Г. погасил полностью. Также и остальными обвиняемыми был погашен ущерб за поджог в размере 600 рублей.

«Табакерка» стала символом протеста

Про повреждение автомобиля сотрудника милиции Александр Г. рассказал, что сделал это «на фоне чрезмерной жестокости сотрудников правоохранительных органов», которые задерживают граждан во время мирных митингов.

«Как раз в тот день, 4 октября, в Бобруйске на мирном шествии было задержано около 30 человек. При задержаниях сотрудники милиции необоснованно использовали силу в отношении простых людей. Это было моим основным мотивом», – объяснял свои действия суду Александр Г.

Остальные трое обвиняемых объясняли свои действия, а в частности, выбор для поджога именно «Табакерки», стремлением таким образом выразить своё отношение к ситуации в стране.

«Табакерка» стала символом протеста», – говорили бобруйчане.

«Подожгли, чтобы спецслужбы поработали», – пояснял обвиняемый Виталий В.

«Раньше на остановках было много киосков частного бизнеса, а потом их закрыли, и поставили «Табакерки». Взыграло чувство справедливости, – рассказывал о своих мотивах Александр Н.

Все четверо утверждали, что раскаиваются, и, если бы можно было вернуть время, никогда бы так вновь не поступили.

Обвиняемые заявили, что после задержания к ним применяли физическую силу. В медицинских документах Александра Н. значились периорбитальные гематомы обоих глаз, а также на ухе  –зачитывал защитник обвиняемого.

Об избиениях в здании УВД рассказывал и обвиняемый Александр М.

«Били в ночь задержания. Руками и дубинками, бронежилетами, издевались. Это продолжалось часа четыре. Требовали показания, – говорил мужчина. – Некоторые были в масках, некоторые – без. По фамилиям не знаю. Опознать смогу. Телесные повреждения задокументированы в больницах им. Морзона и БШК, куда меня отвезли сами же сотрудники милиции».

Потерпевший милиционер: к обвиняемым претензий не имею

Потерпевший Юрий Гордеев, милиционер группы задержания Бобруйского департамента охраны, в своих показаниях рассказал, что за пять дней до инцидента с проколом шин его личные данные, а также фото жены и детей были выложены в один из телеграм-каналов. А за три дня до повреждения автомобиля Гордеев обнаружил, что кто-то доставал и помял жировку из его почтового ящика. Милиционер предположил, что это сделал кто-то из соседей, чтобы узнать его данные.

«В то же самое время некоторые соседки подходили к моей жене и говорили – ты смотри, чтобы твой муж ничего никому плохого не делал, и вам тогда не сделают, – рассказывал потерпевший. – А в том тг-канале потом неверно указали место моей работы – я никогда не служил в ОМОНе, только в БОДО. Кроме того, с августа 2020 года я ни разу не участвовал в разгонах, как они говорят, мирных демонстраций».

Обвиняемые полностью возместили Гордееву ущерб в размере ста рублей. Хоть, по словам милиционера, он этого не ожидал и не требовал.

«На сегодняшний день у меня к этим людям нет никаких претензий, – говорил в суде Гордеев. – Я был зол первые два дня после происшествия, потом мне стало всё равно. Любой был бы зол на моём месте, что ему сделали такую пакость. Люди, видимо, считают, что милиция у нас очень богатая. В том тг-канале писали, что моя зарплата – 2,5 тысячи рублей. Спасибо вам, пацаны, что хоть не сожгли машину из той банки».

На строгом наказании Гордеев не настаивал.

«Оставляю это на усмотрение суда, – говорил сотрудник милиции. – Я понимаю, что эти люди, возможно, заигрались в партизан, покутили ночь. Сами себе определили дальнейшую судьбу. Возможно, даже раскаиваются».

Судебное слушание продолжится 19 апреля.

Марина Михневич