Домой Анатолий Санотенко New-сказки Гаюна, или — На деревню идеологическому дедушке

New-сказки Гаюна, или — На деревню идеологическому дедушке

Одна местная газета «Закат над болотом» давно уже, как нами замечено, биндюжничает, промышляет на ниве идеологического пасквиля. Всё ей и ее хозяевам «в законе» покоя не дает, что есть еще свободные люди, которые при виде их, служителей местной «Коза Ностры», глядя, наглецы, на цвет их «козлиных» штанов, не приседают три раза, не хлопают себя по щекам и не говорят, как все, «ку»!

Вот даже «усатый-полосатый» верховнокомандующий, тоже по вечерам ку-ку-кал в отрочестве, сидя на сосне. Понимал, стало быть, табель о рангах.

А эти, чтоб их, неподконтрольные никому бузотеры, ничего не понимают! Хоть в красных революционных шароварах перед ними ходи ноль внимания!

И, главное, ничего ведь за это им не сделаешь. Не та у нас пока Дурляндия для этого, не придумал еще усатый-полосатый такого закона чтобы ку-ку-кать

В общем, нужна нам сильная рука, которая смогла бы призвать к ответу Принудить к ку-ку-канью

А покаэтого нет займемся мы мелкими пакостями. Тем более что народец здешний совсем забитый, перечисляет исправно налоги на нашу деятельность. Почему бы и не воспользоваться?

И вот, пальцем пханые уголовнички при погонах, замышляя очередную идеологическую вылазку против вольных людей, живущих в их городе-граде, рекогностировку местности проводят. Чтобы не было неожиданностей.

Пришел один такой Карлсон без пропеллера в магазин, где работал один из лидеров свободных людишек, посветил своей ксивой. Стал расспрашивать: то да сё, как у вас тут система охраны, мол, устроена, есть ли наружные видеокамеры А назавтра, ранним утром, когда все порядочные люди еще спали, появились на фасаде этого самого магазина листовки, оскорбляющие «оппозиционного» лидера

Ну, молодцы, сообразили Шпионы недоделанные Визитную карточку осталось только оставить и будет полный набор идиота.

А потом к другому такому же «оппозиционеру» наш «охфицер», понимаешь, в подъезд зашнырился,- чтобы листовки со стишками хромыми по почтовым ящикам разбросать.

Пришлось для этого накануне всему отделу попыхтеть-посочинять. Все мозги себе расплавили, сочиняя сей чертов пасквиль, всю душу на рифмы извели

Пришлось им потом больничный брать по причине мозгового вывиха, с выпадением мозжечка

Производственная травма, однако

Ну, так вот, встал наш «Карлсон» раньше всех. Даже собаки порядочные в такое время еще спят. Но служба есть служба. Сказали: «Фас!» надо отвечать: «Гав!». То есть «Есть!».

Пробрался он, значится, в подъезд к оппозиционеру, пораспихал листовки по ящикам, а одну скреативил! около лифта разместил, чтоб видели!

Стал выходить из подъезда и тут его «срисовали», зафиксировали соседи.

Так потом и описали его: выходит, мол, такой карлсон лет 35 не в меру упитанный и совсем невоспитанный пробует вентилятор свой, тьфу, пропеллер за спиной завести. Да он-то не заводится! «Чихает», пфыкает, «кашляет» и останавливается С разбавителями, видать, перемудрили.

Ну да ладно

Для закрепления же эффекта задействовала их контора (которая давно уже отказалась «вязать лыко», но об этом никто еще не знает) газету «Закат над болотом» и засланного туда чела по агентурной кличке «историк». Гаюном его еще кличут.

Он со своим «болотным» шефом уж столько собак на кривых делишках съел в Северной Корее своим человеком станешь

В последнее время, правда, их «активировали» лишь к выбрам «усатого-полосатого» чуда-юда или его людишек тварей болотных Оборотней, вурдалаков там всяких Которые не выносят дневного света А особливо света правды

То про одних «оппозиционеров» сказку придумают наши «болотные сказители», то про других
А последний «шедевр», дышать на который строго-настрого возбраняется (срок наказания как за уничтожение всего «Заката над болотом» семь лет) получился у Гаюна совсем бледненьким и наивненьким.

Вот и подписал он его соответственно Жуков.

Словом, Ванька Жуков «на деревню идеологическому дедушке».

Иначе не скажешь