Домой Анатолий Санотенко Невыносимая легкость репрессий

Невыносимая легкость репрессий

Двадцать четвертая глава из романа в фельетонах «Бобруйск и его жЫвотные, или Невероятные приключения Вацлава Принципа в стране победившего идиотизма».

 


Когда-то идеологов не было видно – они обитали в специально отведенных вольерах и днём на людей не набрасывались.

Хоть иногда и подавали голос – в администрации правителя, на центральных телеканалах, в госСМИ…

Затем режим очухался от «перестроек» и стал «штамповать» их, идеологов этих, – как вот болванки на заводе. Брать, так сказать, реванш. За мучительно прожитые годы – без Ленина, партии, комсомола, без идеологии…

Теперь, мол, всё должно быть как в ЭСЭС-ЭР. Как во времена нашей румяной колхозно-совхозной молодости…

Даже маразм, видимо… («Маразм с румяном! – новый идеологически чистый продукт, сработанный из натурального навоза; спешите приобретать и потреблять!»)

В общем, что тут скрывать, в стране – по указу Солнцеподобного – создали ещё одну вертикаль. Идеологическую.

А перед этим – специальным Указом – посадили всех трудящихся на «цепь». Контракта. Заключаемого, разумеется, только на один год.

То есть, чуть что, –  скажем, несанкционированная общественная активность,  несогласие с политикой «партии и правительства», заметка, письмо в независимой прессе  – контракт не продлевается. И – до свидания.

Да, право на труд гарантировано в Конституции, да, вы имеете право и на то и на сё, но – у вас закончился срок действия контракта. Вы ведь его сами подписывали. Так что – всё по закону.

Тех, кто отказывался переходить с постоянного режима работы на временный, тех, кто не подписывал этого самого контракта (понимая, чем это чревато), – увольняли сразу.

Мол, нарушаете! Мы-то – право имеющие, а вы – твари дрожащие. То есть – народец. Знайте своё место, свой шесток; роток – за замок, ключик – выкинуть…

При этом была организована еще «гуманитарная» раздача идеологической лапши – стратегического «продукта» любой, без разбора, авторитарной власти…

Идеологи-реваншисты объясняли честному люду, что введение контрактной системы – это супер-пупер, это  – «современное решение». Так, мол, все «живут», во всех странах.

Ага. Чтобы вы так жили, как вы говорите – отвечали на это бобруйчане. Но сделать ничего не могли: диктатура, однако.

Не нравится? Вперед и с песнями! Вот Б-г (то есть – правитель), а вот – порог.

Это было посильнее, чем в СССР, как сказал бы т. Сталин.

В СССР обеспечивали работой всех – кто хотел аль не хотел. А здесь – в новой версии СССР, в СССР 2.0, – работа была личной проблемой гражданина. И – привилегией, «правом» властей: давать иль не давать, вот в чем вопрос.

С  появлением идеологической вертикали на всех госпредприятиях и учреждениях, которых в стране было около 80 процентов от общего числа таковых, ввели должность заместителя директора/управляющего/смотрящего и т.д. по идеологии.

Одной из главнейших функций «заместителей» (то есть – нью-комиссаров) было собирание и «ретранслирование» «черных списков».

То есть –  списков «неблагонадежных», тех, кто «возвысил голос», кто «задаёт много вопросов», «отстаивает свои права» или – не дай б-г – несанкционированно, без разрешения (от КГБОП, конечно), поучаствовал в пикете, стал членом неугодной общественной организации или партии…

Тех сразу – с вещами на выход. В нашем «социальном государстве» такие не нужны!

Оппозиционеры, враги народа, тунеядцы…

Власти 20 лет навязывали обществу мысль, что желание создать общественную или политическую организацию, открыть независимую газету или телеканал, основать типографию – это преступно, преступно, преступно… То бок – является в их глазах  преступными намерениями. Со всеми вытекающими…

Мелкие бесы  диктаторского режима, дуреманы наших дней, подбирались, конечно, и к Принципу, и к его изданию.

Мол, «заслуженный враг народа», не реагирует на команды «служить», «лежать», «к ноге». И  –  прочие такие вот наши команды…

А  его издание – исчадие ада просто, – «жё-ё-ё-ё-лтое», «не конструкти-и-и-и-ивное», «не н-а-а-а-аше» издание.

Какими только эпитетами не награждали (как медалями) «Предпоследние новости» идеологи, извращаясь…

Принцип – не реагировал.

А как реагировать, если «голова» в этой «рыбе» давно сгнила? Если суды, милиция, прокуратура, Следственный комитет и т. д. и т. п.  –  как раз таки и служат «реваншистам»,  – так, как велено. И если «подают голос», то только против Вацлава Сигизмундовича и его издания…

Но время шло, «маразм сложившейся ситуации», как любил говаривать Вацлав Сигизмундович, никуда не девался… Всё –  усугублялось, всё – шло по нарастающей…

Было так (краткое содержание предыдущих серий, так сказать).

Принцип начал заниматься «Предпоследними новостями», –  через несколько месяцев власти создали идеологическую вертикаль (следящую и пресекающую всякие свободы и вольности).

Став издателем газеты, значительно увеличил доход от рекламы  –  идеологи принялись отсекать ее от «Предпоследних новостей», запугав и «отвадив» крупных рекламодателей (используя «телефонное право», вызовы «на ковер» и т.д.)…

Принцип улучшил реализацию газеты – лимитировали заказ на тиражи, урезали  продажу «Предпоследних новостей» в государственной системе распространения (сюрпрайз! а другой-то и нет!).

Взялся за подписную кампанию – приказали не оформлять подписку на предприятиях и учреждениях…

«Стройная» программа по изничтожению независимых СМИ, разработанная где-то в недрах администрации правителя, в КГБОП или ещё какой чёртовой «конторе», – действовала.

А сами власти орудовали, используя опыт, накопленный за 70 лет советского режима и обогащенный (вот как обогащается урановая руда) в последние годы…

Вацлав Сигизмундович искал новые бизнес-ходы, решения, варианты; словом, как-то выкручивался…

Но всё больше, всё сильнее чувствовал: действующий режим ему весьма «жмёт». Ходить невозможно! Жмёт до тоталитарных мозолей!

Он ощущал: «обложили» со всех сторон.  Кругом обложили!

«Это ни в какие ворота, дорогие мои… Это уже бесовство какое-то…

Но – кто к нам с преступлением придет, тот от уголовного кодекса и погибнет!..»  – пробовал «исторически» шутить Принцип.

Между тем финансов с каждым днем становилось все меньше… Финансы «Предпоследних новостей» уже стали «подрабатывать» в опере и петь романсы…

И эта «музыка» Вацлаву Сигизмундовичу совсем не нравилась. Совсем.

Анатолий Санотенко, роман, блог, Бобруйск, жЫвотные, Вацлав Принцип, репрессии

Рисунок Васи Ложкина