Домой В стране Нам стало больно жить. Беларусы оказались на пороге великой депрессии

Нам стало больно жить. Беларусы оказались на пороге великой депрессии

кризис
Фото: pokadepressiya.ru

Политический кризис и пандемия изменили эмоциональный фон в беларуском обществе. Как мы живем теперь и как будем жить после.

Пандемия и затянувшийся политический кризис привели к тому, что беларусы все больше ищут отдушину в алкоголе, снотворных и успокоительных препаратах. Подойдя к порогу великой депрессии, посмотрим ей в глаза и узнаем, что будет после дна.

В Беларуси появились свежие статистические данные, которые высвечивают изменения в эмоциональном состоянии общества. Беларусы в 2020 году стали больше пить. Так, продажи алкоголя выросли на 6,6%, по данным Белстат. Алкоголь в Беларуси — один из лидеров среди доступных средств борьбы с плохим настроением.

Картину дополняют полученные Naviny.by данные по другим средствам борьбы с депрессией. Мы проанализировали количество наиболее частых поисковых запросов из Беларуси об успокоительных и снотворных препаратах. И обнаружили, что запрос беларусов на эти средства вырос по сравнению с 2019 годом.

кризис

кризис

В целом по сравнению с 2019 годом количество запросов на поиск успокоительных препаратов увеличилось на 15%. А на снотворные — на 21%.

Взгляните на динамику по месяцам. Чем больше в обществе напряженность по поводу пандемии коронавируса или политической ситуации, тем выше спрос.

Почему мы пьем и плохо спим?

Врач-психиатр, практикующий психотерапевт Андрей Бутько для Naniny.by проанализировал статистику.

Эксперт связывает описанное выше поведение беларусов с большим внутренним дискомфортом — тревожными состояниями, вызванными проживанием неопределенности, нарушением базовой безопасности и т. п.

В 2020 году заметен более высокий пик потребления успокоительных в январе. Это коррелирует с началом пандемии COVID-19 и проживанием неопределенности, разъясняет эксперт.

«Стремительный подъем тревожности с августа 2020 года можно объяснить политическими событиями в Беларуси, нарушением базовой безопасности — физическим и психологическим насилием, правовым дефолтом, высокой неопределенностью. Употребление снотворных коррелирует с уровнем тревоги в обществе, так как именно тревога является основным фактором нарушения засыпания», — говорит психотерапевт Андрей Бутько.

«Сберечь жизни и здоровье граждан, снизить тревогу и потребление успокоительных и снотворных можно было бы через снижение уровня неопределенности. Как именно? Через адекватную прозрачную статистику и четкие указания Минздрава и авторитетных квалифицированных в этой области специалистов, что делать и чего не делать в этой ситуации?» — говорит специалист о недоработках руководства страны во время пандемии.

Но таких указаний, как помним, мы не получили. Вместо них — призывы самоуспокоиться и не привлекать к смертности от коронавируса столько внимания.

Политический кризис и души

Мнением о том, по какой причине белорусы, начиная с августа, стали искать отдушину в успокоительных и снотворных препаратах, с Naviny.by поделился правозащитник Сергей Устинов.

Он работает в «Правовой инициативе», которая ведет базу данных о репрессиях государства против граждан, помогает людям бороться за свои права.

Сергей Устинов пропустил через себя сотни историй пострадавших граждан — избиение, пытки, психологическое насилие. Он признается, что со стрессом пока справляется без помощи успокоительных или других средств. Но на сколько его еще хватит, не знает.

«Граждане лишились чувства безопасности, испытывают страх из-за политической ситуации в Беларуси. Чувство безопасности изначально ушло из-за того, что неизвестные в балаклавах, выскакивая из микроавтобусов без номеров, хватали участников мирных протестов», — говорит Сергей Устинов.

Правозащитник напрямую связывает душевные страдания в обществе с массовым насилием государства в отношении граждан по всей Беларуси 9—13 августа, жесткими задержаниями, избиениями и пытками в местах несвободы в последующие месяцы.

«Это насилие принесло понимание, что любой человек, даже совершенно случайный прохожий, может пострадать от государства. Люди видят, что государство цинично отказывает в возбуждении уголовных дел», — описывает нашу жестокую действительность Сергей Устинов.

В стране правовой беспредел достиг такого уровня, что понятие «закон» для многих беларусов потеряло свое значение, считает правозащитник.

«Потом эти неизвестные пришли к нам во дворы. И вся Беларусь знает, что произошло с Романом Бондаренко. Эти же неизвестные врывались в квартиры на Орловской, где жители прятали протестующих. Во дворе площади Перемен мирные протестующие целую ночь вынуждены были скрываться в квартирах сочувствующих, как от фашистов во времена Второй мировой войны», — юрист перечисляет события, загоняющие беларусов в депрессию.

Решающий фактор страха, по словам нашего собеседника, — это полнейшая безнаказанность силовиков.

«Шесть месяцев с убийства Александра Тарайковского, видео убийства которого видел каждый беларус. Уголовное дело не возбуждено. Никто не понес ответственности. Убийство Романа Бондаренко — уголовное дело также не возбуждено. Возможные причастные даже не взяты под стражу. Аресты медика и журналистки, которые опубличили данные об отсутствии алкоголя в крови, прослушка близких родственников, результаты которой опубличили на государственном канале… В стране более 200 политических заключенных…»— Сергей Устинов не видит конца травмирующим действиям государства.

Большой брат нам не товарищ

Как выглядит государство здорового человека и что стало с нашим, для Naviny.by рассказал Андрей Сушко, эксперт по правам человека, соучредитель правозащитной организации HumanConstanta.

«Один из принципов социальных прав человека — государство берет на себя обязательства улучшать социальный и экономический уровень своих граждан. А сегодня у нас всё наоборот. Создаются условия для того, чтобы люди больше пили и страдали от депрессий», — резюмирует Андрей Сушко.

В августе 2020 года институты государства не встали на защиту закона, а выступили в защиту персонально Лукашенко, поясняет эксперт. «То есть этим сломался закон. А сейчас мы видим, что сломались и госинституты. Не работают ни суды, ни прокуратура, ни следствие».

«И в итоге мы констатируем, что задача так называемого социального государства начинает проваливаться. Об этом и говорит статистика по росту потребления алкоголя и рост запроса на успокоительные средства и снотворные»— резюмирует Андрей Сушко.

Что будет после дна?

Насколько критично эмоциональное состояние беларуского общества, для Naviny.by рассказал психотерапевт Андрей Бутько.

Если кратко, то мы уже вошли в период обострения всех психических заболеваний и нарастания употребления психоактивных веществ, легальных и нелегальных.

Затяжной кризис в стране больно ударит по индивидууму. Андрей Бутько прогнозирует рост психических расстройств и зависимостей:

«Надеюсь, что мы недолго будем разгребать острые реакции на стресс и посттравматическое стрессовое расстройство. Но, к сожалению, годами мы будем лечить невротические и другие последствия. Включая депрессию, зависимости и так далее».

 

naviny.online