Домой Анатолий Санотенко НА ДЕРЕВНЮ ИДЕОЛОГИЧЕСКОМУ ДЕДУШКЕ, ИЛИ – НЬЮ-СКАЗКА ПРО ГАЮНА И ПРОЧИХ

НА ДЕРЕВНЮ ИДЕОЛОГИЧЕСКОМУ ДЕДУШКЕ, ИЛИ – НЬЮ-СКАЗКА ПРО ГАЮНА И ПРОЧИХ

(Ретро-публикация главы из постмодернистского романа-трансформера-комикса «Невероятные приключения Вацлава Принципа, или – Бобруйск и его жЫвотные»). Начало: http://babruysk.by/19000-2/
https://babruysk.by/princip-i-feletony-2/      

 

(Второй фельетон Принципа)           

 

Одна бобруйская газета –  «Закат над болотом» – давно уже, как замечено местным вобществом, биндюжничает, промышляет на ниве идеологического пасквиля.

Всё ей и её хозяевам «в законе» не даёт покоя то обстоятельство, что есть ещё, есть в их городе вольные людишки.

Которые при виде их, –  служителей местной «Коза Ностры», – глядя, наглецы, на цвет их «козлиных» штанов, – не приседают три раза, не хлопают себя по щекам и не говорят, как другие, – «ку»! То есть – не преклоняются перед ними, как полагается в ихнем тьмутараканстве.

Вот даже их «усатый-полосатый» верховно-гав-гав-командующий, тоже по вечерам ведь ку-ку-кал в отрочестве, сидя на сосне (известный эпизод из жизни Правителя).

Понимал, стало быть, тогдашний табель о рангах и своё положение…

А эти, чтоб их, неподконтрольные никому бузотеры, ничего не понимают!

Хоть в красных революционных шароварах перед ними ходи – ноль внимания!

И, главное, –  ничего ведь за это им не сделаешь. Не та у нас пока Дурляндия для этого, не придумал ещё «усатый-полосатый» такого закона, чтобы: ку-ку-кать – всем!

В общем, нужна нам – более сильная рука, иосифовиссарионовская, которая смогла бы призвать к ответу… Принудить, так сказать, к поголовному ку-ку-канью…

А пока этого нет –  займёмся мы мелкими пакостями. Тем более что народец здешний – совсем забитый, – перечисляет исправно налоги на нашу деятельность. Почему бы и не воспользоваться? Не «поработать»?

И вот уже, пальцем пханые, опогоненные «специалисты», замышляя очередную идеологическую вылазку против вольных людей, живущих в их городе-граде, проводят рекогностировку местности.  Чтобы не было неожиданностей.

Пришёл один такой – Карлсон без пропеллера –  в частный магазин, где работал лидер не ку-ку-кающей оппозиции, посветил всем своей ксивой.

Стал расспрашивать: то да сё, сё да то, как у вас тут система охраны, мол, устроена, есть ли наружные видеокамеры… А назавтра, ранним утром, когда все порядочные люди ещё спали, на фасаде этого самого магазина появились листовки, оскорбляющие этого самого «оппозиционера»…

Ну, молодцы, сообразили… Визитную карточку осталось только оставить –  и будет полный набор идиота.

А потом –  к другому –  такому же «оппозиционному оппозиционеру» наш «охфицер» в подъезд, понимаешь, зашнырился, –  чтобы «информационные бюллетени» со стишками хромыми по почтовым ящикам разбросать.

Пришлось для этого накануне всему их отделу попыхтеть-посочинять, варганя стихотворный «информ-бюллетень».

Все мозги себе расплавили, придумывая сей чертов пасквиль, всю душу на рифмы извели…

Пришлось потом больничный брать –  по причине мозгового вывиха, с выпадением мозжечка, – производственная травма, однако…

Ну, так вот, встал наш «Карлсон» раньше всех. Даже собаки приличные в такое время ещё не почёсываются.

Но –  служба есть служба. Сказали: «Фас!» –  надо отвечать: «Гав!».

То есть –  «Есть!».

Пробрался он, значится, в подъезд к «оппозиционеру», пораспихал «бюллетени» по ящикам, а один  даже –  скреативил! – около лифта разместил,  –  чтоб видели!

Стал выходить из подъезда – тут его и  «срисовал», зафиксировал сосед (которому, к тому времени, не дала уже спать – тоже собака, – только другой, более благородной породы, –  страдающая энурезом, бедняжка).

Так потом сосед и описывал его: выходит, мол, на крыльцо некий «Карлсон» лет 35 – не в меру упитанный и совсем невоспитанный. И – дёру, дёру – по кустам, по кустам… Как северный олень.

Для закрепления же эффекта задействовала их контора (которая давно уже отказалась «вязать лыко», но об этом пока ещё никто не знал) –  газету «Закат над болотом» и засланного туда чела по агентурной кличке «Учитель».

Александром Гаюном его ещё кличут.

Он со своим «болотным» шефом уж столько собак на кривых делишках съел – в Северной Корее своим человеком станешь…

В последнее время, правда, их «активировали» лишь к выборам «усатого-полосатого» чуда-юда или –  его людишек  – тварей болотных… Оборотней, вурдалаков там всяких и – прочей живности в ассортименте. Которая не выносит дневного света. А –  особливо – света правды…

Ну, стало быть, то про одних «оппозиционеров» наши «болотные сказители» историю какую-нибудь придумают, то – про других…

«Шедевр» за «шедевром». Как из идеологического пулемёта.

А последний «шедевр», дышать на который строго-настрого возбраняется, получился  у Гаюна совсем бледненьким, наивненьким и неадекватненьким.

Что-то вроде – пролёта «ку-ку-шки» над своим собственным сумасшедшим домом.

Или – фанеры бобруйского производства – над Парижем.

Не за что зацепиться… кто прочтёт – ничего не поймёт… Какофония формы и содержания… Сумбур вместо смысла… Хотели цапнуть за ногу «оппозиционерку», но не указали ни её ФИО, ни где она работает, – ничего. Догадайся, мол, сам(а), о ком речь, кого куснуть-то хотели…

Короче, –  не внушает!

Впрочем, сей «шедевр» Гаюн и подписал соответственно: Жуков.

Вот и получается: Ванька Жуков –  на деревню идеологическому дедушке.

Иначе и не скажешь…

А. Санотенко роман
Рисунок Васи Ложкина

 

2015 г.