Могилевская прокуратура подтвердила право КГБ преследовать журналистов

Главный редактор газеты «Бобруйский курьер» Анатолий Санотенко получил «шедевральный» ответ из прокуратуры Могилевской области на свое апрельское заявление о незаконных действиях сотрудников Бобруйского КГБ.

5-го апреля 2012 года журналиста фактически «заманили» в налоговую инспекцию, где два офицера КГБ в течение 2,5 часов пробовали оказать на него юридическое и психологическое воздействие, обвиняя его в «возможном» нарушении статьи 369[1] УК РБ «Дискредитация Республики Беларусь».

В своем ответе старший помощник прокурора Могилевской области М. А. Романовский признает факт «беседы» сотрудников Бобруйского отдела КГБ с журналистом. Он сообщает, что «обстоятельства беседы», а также журналистские материалы Анатолия Санотенко, «подвергнуты проверке». Более того — «исследованы нормативные правовые акты, регулирующие деятельность средств массовой информации».

И — в итоге — прокуратурой Могилевской области установлено, что в ряде материалов «содержатся необоснованные сведения и домыслы, направленные на дискредитацию белорусского общества и государства», что якобы «является следствием» пренебрежительного отношения журналиста к закону «О СМИ». Между тем, обеспокоен М. А. Романовский, «следование и в дальнейшем подобной практике подготовки материалов потенциально способно привести вас к совершению правонарушения».

Далее старший помощник областного прокурора пишет о праве «органов государственной безопасности» проводить профилактические мероприятия. И состоявшаяся беседа, мол, является «самой мягкой из мер индивидуальной профилактики правонарушений».

А если брать «по смыслу статьи 24» закона «Об основах деятельности по профилактике правонарушений», то, получается, что «профилактическую беседу можно провести практически в любом месте, в том числе и в помещении ИМНС», — оптимистично сообщает ответственный работник областной прокуратуры.
Ниже М. А. Романовский двусмысленно пишет о том, что право обжаловать «действия субъектов профилактики» законом предусмотрено только для лиц, поставленных на профилактический учет.

Таким образом, сотрудники Бобруйского отдела КГБ действовали «законно и обоснованно». И «оснований для применения мер прокурорского реагирования не имеется», — резюмирует блюститель правопорядка и законности.

— Я считаю слова работника областной прокуратуры о моем пренебрежительном отношении к закону «О СМИ» — прямым оскорблением меня как журналиста и руководителя СМИ, поскольку всегда, так сказать, стоял и стою на страже законодательства о СМИ, — комментирует Анатолий Санотенко. — Также мне не понятны его слова о «необоснованных сведениях и домыслах, направленных на дискредитацию белорусского общества и государства». Уж не призывает ли тут прокуратура к беззаветной любви к «партии и правительству», к искажению событий — им в угоду? Между тем Родина (которую и следует любить) — это не «партия и правительство», и даже — не президент.

Напомним, 5-го мая 2012 года Анатолий Санотенко получил ответ на свое аналогичное обращение в инспекцию Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по г. Бобруйску. В своем ответе первый заместитель начальника инспекции Ю. Д. Тарабуев признал факт приглашения журналиста — «для беседы» с налоговым инспектором. И — ни словом не обмолвился об «эпизоде» с КГБ, будто бы его и не было вовсе.

Соб. инф.

Вам также могут понравиться
BE EN RU