Домой Права человека Мать-одиночку, у которой забрали детей, продолжают судить за «избиение милиционера»

Мать-одиночку, у которой забрали детей, продолжают судить за «избиение милиционера»

Дети Анастасии НавоевойДети Анастасии Навоевой




27-летнюю Анастасию Навоеву держат в СИЗО, а на судах, как опасного преступника, в клетке, закрытой на замок. Её дети — в приюте. Женщине грозит год ограничения свободы и окончательное отобрание детей.

Навоева vs участковый Толстик: кто кого «бил»?

Жизненная история Анастасии и без того не простая. Молодая женщина воспитывалась в интернате. О существовании матери-алкоголички не знала до 17 лет. Но и после того, как узнала, не смогла наладить контакт с матерью, которая вскоре умерла от инсульта.

С собственной семьёй у Навоевой также не сложилось. С отцом своих двоих детей — семилетнего Ивана и четырёхлетней Ульяны — Анастасия давно не живёт. Не получилось создать семью и с другим сожителем-милиционером. В результате женщина воспитывала детей одна, работала в три смены на «Белшине». Чтобы обеспечить своих детей всем необходимым.

18 апреля текущего года Анастасия пришла в бобруйскую детскую больницу забрать свою дочь Ульяну. Но врачи не отдали ей ребёнка, сославшись на то, что она забирает девочку позже срока, да к тому же — якобы пьяная.

Как объясняла потом Анастасия, она не могла забрать дочь раньше, поскольку работала днём и ночью, и предупреждала об этом врачей. Состояние алкогольного опьянения женщина отрицает.

Между медперсоналом и Анастасией завязался скандал. Заведующая отделением Лилия Мальковская вызвала милицию.

Приехал участковый милиционер Виктор Толстик.

Между ним и женщиной началась потасовка, в которой до сих пор много неясного, и которую каждый участник трактует по-своему.

Толстик настаивает, что Анастасия вела себя агрессивно, била его и царапала, чем причиняла физическую боль.

Навоева утверждает, что это Толстик применял к ней физическую силу, а она защищалась.

Как выглядело задержание молодой женщины и кто кого бил, можно видеть на фотографиях, которые случайно успел сделать находившийся рядом журналист.

В результате против Анастасии завели уголовное дело по статье 364 Уголовного кодекса Республики Беларусь — насили или угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел.

28 сентября над женщиной начался суд. Сторона обвинения настаивает на том, что Навоева была пьяной, поэтому медперсонал, который не отдал ей дочь и вызвал милицию, действовал правильно.

Прокурор высказал сожаление, что Анастасия отрицает свою вину и не раскаивается, и запросил для неё у суда в качестве исправительной меры два года ограничения свободы без направления в учреждения открытого либо закрытого типа. А поскольку Анастасия попадает под Закон об амнистии, этот срок сократить до года. Это означает, что в течение года женщина сможет выходить из дома лишь на работу, и постоянно будет под надзором милиции.

Адвокаты: незаконно действовали врачи и милиция

На суде интересы Анастасии представляют адвокаты минского частного адвокатского бюро. Они пытались доказать, что их подзащитная не совершала никакого преступления, а незаконно действовали как раз врачи детской больницы и милиция.

Согласно защите, в первую очередь, нельзя принимать как аргумент слова о том, что Анастасия была пьяной. Медицинского освидетельствования не проводилось. Поэтому, по презумпции невиновности, нужно изначально принять, что женщина была трезвой. А значит, врачи не имели никакого права не отдавать ей ребёнка.

Также незаконными, согласно адвокатам, были действия участкового Толстика, который не составил протокол на месте и не начал административный процесс. Значит, Анастасия не подпадает под ст. 364 УК РБ, ответственность по которой наступает в случае сопротивления законным действиям милиции.

Защита подчёркивала, что в случае незаконного задержания у человека есть полное право защищаться вплоть до применения физической силы.

«Психические заболевания» у Навоевой «нашли» специально для суда?

На последнем слушаньи пятого октября судья Галина Савостьянчик представила заключения о наличии у Анастасии Навоевой заболеваний психики, которые не позволяют ей выполнять родительские обязанности.

Анастасия ответила, что впервые слышит об этом, и заключений не видела, и когда с ней успели провести экспертизу, не знает.

Что за заболевания вдруг были выявлены — неизвестно. Согласно словам судьи, в заключениях они не перечисляются. Засвидетельствовать психическое состояние Навоевой были приглашены один из врачей, подписавших заключения, и Елена Фещенко, государственный медицинский судебный эксперт-психиатр. Разговор о здоровье Анастасии проходил в закрытом режиме. Более к этой теме суд не возвращался.

Помогать Анастасии приехала Алеся Садовская из Молодечно, активистка общественной кампании «Наш дом». Алеся сама находится в подобной ситуации — у неё также забрали ребёнка, а помимо этого ещё и принудительно лечили в Новинках «за избиение милиционера».

Алеся отметила, что также первый раз слышит о наличии у Анастасии каких-либо заболеваний, а последняя медкомиссия дала заключения, что Навоева полностью здорова.

Оглашение решения судья Савостьянчик назначила на 14 октября.

«Галина Васильевна, прошу Вас, пустите меня хоть на минутку увидеть детей. Или хотя бы с родственниками поговорить», — со слезами в голосе просила Анастасия после окончания слушания. Но судья отказала.

«Майор, мужчина, под два метра ростом, и судиться с девушкой…»

Алеся Садовская считает, что ситуация Анастасии стала возможной из-за стремления чиновников показать свою работу, в частности, по Декрету № 18.

«Это не имеет ничего общего с защитой прав детей, — говорит Алеся. — Защитить интересы детей — это сделать всё, чтобы оставить их в родительской семье. То, что мы видим, — это нарушение прав и детей, и ихродителей».

Декрет № 18, настаивает Алеся, нужно менять. Ведь он противоречит белорусскому законодательству, согласно которому забрать детей у родителей может только суд, и никакие другие органы.

Алеся не верит, что Анастасии сейчас вернут детей, даже если женщина не будет отбывать наказание в тюрьме. Тем не менее, активистка «Нашего дома» настроена на дальнейшую борьбу.

Активную позицию сейчас занял родной отец Ивана и Ульяны — Геннадий Горленко. Он хочет забрать детей к себе. Все необходимые условия он имеет — обеспечен жильём, работает.

Но Геннадия намерены лишить родительских прав. Иск об отобрании детей у Анастасии без лишения родительских прав и о лишении родительских прав Геннадия подал отдел образования Ленинского района Бобруйска. Слушания по делу начнутся 20 октября.

«Мне никто не объясняет, почему мне не отдали детей, и почему хотят лишить родительских прав? Мол, я не могу в полной мере воспитывать детей. Я не понимаю, я что — бомжую, я похож на божма? — эмоционально говорит мужчина.

Мать своих детей Геннадий не поддерживает до конца, но действия милиции его возмущают.

«Майор, мужчина, под два метра ростом, и судиться с девушкой? Что это за мужик?» — Геннадию тяжело сдержать эмоции.

Мужчина сейчас посещает детей в интернате. Согласно его словам, дети держатся, понимают ситуацию, и всегда просятся домой.

Марина Михневич

Фото TUT.BY и Владимира Репика – с сайта https://nash-dom.info