Домой Блоги Львов, как он есть…

Львов, как он есть…

Всем моим бобруйским друзьям и коллегам с дружбой, уважением, и памятью…

 

Коренные львовяне рассказывали, что такого снежного изобилия и таких холодов у них не было лет пятнадцать…  Действительно, зима в этом году была неправдоподобно длинная, холодная, снежная. Да и про весну этого года можно сказать абсолютно то же самое.

Львов

Львов Вторая половина июля… Наконец и в благословенный красавец Львов пришла летняя жара… Не для всех жителей Львова это великая радость, но именно в этом году пусть жара побудет на этих старинных улочках и переулках хоть немножко, просто для справедливости.

А я, в свою очередь, бесконечно благодарен судьбе и ее «помощникам» за этот праздник, который они нежданно подарили мне с «барского плеча», – провести уже целых три времени года – зиму, весну, и лето – в этих удивительных, почти сказочных декорациях европейского средневековья.

Львовские беларусы посетили массовое захоронение повстанцев К. Калиновского на Лычаковском кладбище Львова, а затем почтили память «скоропостижно скончавшегося» в заключении беларуса В. Ашурко у памятника Т. Шевченко на проспекте Свободы.

Теперь нашим с ними домом стала гостеприимная братская Украина. И это не игра слов – украинцы реально потрясающе добры и гостеприимны, и к «нашим» белорусам отношение у них действительно – как к самым настоящим братьям. Несколько дней назад, например, они помогли открыть во Львове долгожданные курсы беларуской мовы.

(Вспомнил – там – свои первые аналогичные «курсы». Ими для меня много лет назад оказались любимые по сей день мулявинские «Завушнiцы». Потрясающая по красоте гармония, оригинальная аранжировка, лид-вокал Мулявина, многоголосый бэк-вокал, и великолепная, от сердца идущая любовная лирика Максима Танка…).

«Наши» беларусы попадаются здесь, во Львове, совершенно разные. Кто-то подыскивает себе недорогую ночлежку, а кто-то затевается открыть каршеринг (прокат автомобилей). Кто-то выясняет, на каком рынке овощи подешевле. А кто-то рассказывает о своих спорах с женой, какая икра лучше к завтраку – красная или чёрная…

Впрочем, я не коммунист, чтобы приводить людей к неким уравнительным стандартам, спущенным из ЦК КПСС в свете решений последнего съезда или пленума их компартии. Все люди живут так, как умеют, как у них это получается. И на здоровье.

Объединяет их другое, общее и главное – полное неприятие той ситуации, что сложилась сейчас в Беларуси…

И сохранятся эти события в памяти людской навечно, ибо такого в истории Беларуси еще не бывало, и, надеюсь, что больше и не будет…

Но мы отвлеклись от главной темы…

Львов напрочь опровергает придуманную кремлёвскими идеологами страшилку: «Вы что? Хотите, как на Украине?». Да, я хочу. Очень хочу. Об этом – чуть позже.

Но для начала – не «На» Украине, а «В» Украине. Россияне с упрямством, и даже с непонятным восторгом, заявляют, что слово «Украина» произошло от «окраина». Может быть и так. Ну и что из этого? Что это меняет? Жить нужно днём сегодняшним, а не поза-позавчерашним, а кроме того – нужно уважать желание 40 млн. жителей этой страны. Хотят они «В» – значит, так и быть должно.

Ведь не называют же они российскую столицу Москву дословно «Грязной водой»? А именно так переводится название этого города с одного из старых российских финно-угорских наречий. И не говорят они: «На России», «На Чехии», «На Италии», и т.д.  Это просто безграмотно, да и невежливо, особенно в международных отношениях.

К слову, и нашу страну они настойчиво продолжают уже более 30 лет называть «Белоруссией», игнорируя наше «государственное» название «Беларусь»…

И наконец, насчёт «Хочу, как в Украине».  Конечно, хочу! После Беларуси первое время удивляет и поражает какая-то запредельная вежливость и улыбки от совершенно незнакомых встречных людей. Постоянно звучат: «Будь ласка», «Доброго ранку», «Выбачайте», и т.д.

А уж встретить в центре, на проспекте Свободы, полицейских – это надо, чтобы вам очень сильно повезло! И при этом не удивляться, если зачастую ими окажутся молоденькие стройные «кинозвёздные» девушки. Причём без дубинок, но при этом – с непременными голливудскими улыбками.

Именно это в первую очередь с удивлением отмечают все беларусы, кому повезло благополучно «унести ноги» со своей многострадальной Родины.  Им, как никому другому, есть, и с кем, и с чем всё это сравнивать…

А проспект почти никогда не спит. В дни недавнего ЧЕ по футболу, когда сборная Украины побеждала, проспект гулял очень долго, громко, «музыкально», и от души!

Один наш земляк, бобруйчанин, которого так же «случайно» занесло во Львов, пошутил: «Здесь можно прожить всю жизнь, не покидая своего квартала».

И он прав. В центре, в каждом квартале, есть своя аптека и книжный магазин, салон сотовой связи и небольшая кофейня с пирожными, магазин свежей выпечки и отделение какого-нибудь банка, пиццерия и парикмахерская, частный юрист-адвокат и приличное кафе, маникюрный салон и магазин «Напоi та тютюн», магазин фруктов и овощей, магазин других продовольственных товаров, сувенирная лавка и туристическое бюро, врач-стоматолог и врач-психиатр, ювелирный салон и быстрое фото для документов, там же – ксерокс, оцифровка, рисунки на майках, чашках и т.д.

Довольно популярные учреждения в современном Львове.

А насчёт зарплат…  Сколько получает рабочий на производстве – я не знаю. Но по продовольственному магазину нашего квартала расклад такой: уборщица имеет 8 000 гривен (296 долларов, или 755 бел. рублей), рабочий-грузчик 12 000 гривен (444 доллара, или 1 113 бел. рублей), продавец-кассир 15 000 гривен (555 долларов, или 1 416 бел рублей). В среднем, разумеется!

Цены в магазинах зависят от товара. Местные овощи – примерно как в Беларуси, а иногда и дешевле, импортные же – чуть дороже. Хлеб, рыба, яйца – как в Беларуси. Куры, макароны, крупы, молочка (потрясающая!), соки (натуральные!) дороже почти наполовину. Заметно, процентов на 80, здесь дороже импортные сыры с плесенью, мясные деликатесы-копчёности, и, как ни странно – шоколад. И – очень дорогие сигареты, дороже беларуских раз в шесть-семь…

Я назвал т.н. «утренние» цены. В послеобеденное время кое-где начинают появляться ценники красного цвета, т.е. – уценка. К вечеру красных ценников становится больше, а часам к 9-10 вечера они уже весьма и весьма заметны на стендах и прилавках. Причём уценка там не символическая, на три-пять процентов, а вполне приличная – на 20, 30, 40 процентов. Так что в этих вопросах жить в Украине вполне комфортно.

И как советовал профессор Преображенский – не читать советских газет за обедом, –так и вы не слушайте мордастых московских «телебрехунов» об истощавших от голода украинцах, – вечером в многочисленных львовских кафешках не отыскать свободного места!

Хотя война на Востоке, конечно, накладывает свои отпечатки на мирную жизнь львовян.

На улице часто можно встретить военных в полевой форме с наградами на груди; доводилось несколько раз видеть на улице молодых ребят без ног в кресле-каталке; в магазинах покупатели пропускают военных к кассам без очереди; а минувшей весной, когда «путинисты» сосредоточили огромное количество войск на украинской границе, и все здесь ожидали нападения на Украину по всей линии этой границы, я сам слышал, как две пожилые, лет под 70, дамы из нашего двора просили, почти требовали у управляющего, чтобы он достал где-нибудь автоматы и роздал бы их людям – на тот случай, если «полезут», и надо будет защищать наш дом…

Наш дом, кстати, начал строиться в…  1809 году. Юному Саше Пушкину было всего лишь 10 лет; Наполеон ещё целых три года раздумывал, стоит ли ему идти войной на Москву;  до рождения мальчика Миши Лермонтова оставалось добрых пять лет; а до восстания декабристов на Сенатской площади Петербурга – целых 16.

Часто, проходя через ворота, я перебираю в памяти и другие исторические события тех далёких лет, и смотрю из наших дней на старый дом совсем другими глазами…

Но это ещё не предел. Перейдя на другую сторону проспекта и углубившись в совсем уже древние квартальчики, окружающие львовскую мэрию, можно прочитать на прикреплённых к домам табличках, что дом этот построен в 16** каком-то там году.

Прочитаешь такое, остановишься, «переваришь» эту информацию, оглянешься оторопело вокруг себя на проходящую мимо современную реальность  – с зелёными волосами, с банкой пива в руке и в драных джинсах, – и только тут вдруг замечаешь рядом с этой исторической табличкой название расположенного здесь же, на первом этаже этого дома, питейного, или торгового заведения. Как говорится: «Время берёт своё».

Историческая часть Львова, здания 17 века.
Там же. Ничем не приметный вход в знаменитый и легендарный шоу-ресторан «Криивка». Ему реклама не нужна, он и так известен далеко за пределами Львова.

И ещё о досках, на этот раз мемориальных. Их здесь очень много, всяких и разных, от (если кратко и по-русски) – «Тут жил поэт Иван Франко», до «Тут работал актёр Богдан Ступка». И огромное количество досок «боевых», извещающих, что (вкратце): «Тут в 1943 г. в перестрелке с гестаповцами погибла связная такая-то», до: «За этими стенами, в 1950 г., органами НКВД замучен такой-то».

А за последние годы на стенах добавились доски с именами львовян, погибших в Киеве в феврале 2014 года в составе «Небесной сотни», а так же павших в боях на Востоке Украины из-за бредовой путинской затеи с «воссоединением Малороссии».

Львовяне, отдавшие жизни на Востоке страны в войне за независимость Украины.

 

Политикой здесь, кстати, люди практически не интересуются. К политике тут отношение, как к малоинтересной телепередаче. Люди понимают, что нынешний уровень жизни – это максимум того, что сейчас, во время войны, власть может им дать, и попусту трепать языками нет смысла, да и мало кому эта болтовня интересна.

И это несмотря на то, что, в отличии от Беларуси, им здесь за это ничего не будет, абсолютно ничего! Ни тебе дубинок, ни судов, ни штрафов, ни «суток», ни, тем более, «уголовщины».  Здесь смешно даже предположить такое!

Современная Украина – это уже Европа, хотя некий гражданин соседнего государства Путин В. В. почему-то категорически против этого давно уже свершившегося факта.

Кстати, визы, украинцам уже не нужны, у них безвизовый въезд в страны Евросоюза.

Я тут как-то попытался узнать, кому они сейчас больше симпатизируют  – бывшему президенту Порошенко или нынешнему Зеленскому. Толком никто из них весомых аргументов ни за одного, ни за другого так и не привёл. А мой личный вывод таков: «крутой» бизнес тяготеет к Порошенко, а «субтильная интеллигенция» – к Зеленскому.

 

Напоследок – вместо послесловия. Или в качестве постскриптума.

Мне жаль тех, кто был вынужден, как я, покинуть Родину, и жить на чужбине. Поверьте, это совсем не сахар. Но ещё более мне жаль тех, кто попал в пыточные жернова нынешней карательной системы, и ещё неизвестно, сколько времени будет в них находиться.

Валерий Ступаченко 

Июль 2021