Домой В стране Лидия Ермошина о выборах и отдыхе в Бобруйске

Лидия Ермошина о выборах и отдыхе в Бобруйске

Одна из главных тем ежегодного послания белорусскому народу и парламенту — предстоящие выборы в парламент. Выборы состоятся уже через несколько месяцев, и все мы будем вовлечены в этот процесс, особенности и новаторство которого приоткрыла в эфире программы «Картина мира» на РТР-Беларусь с Юрием Козиятко председатель Центризбиркома Лидия Ермошина.

Юрий Козиятко:
Лидия Михайловна, здравствуйте!

Лидия Ермошина, председатель Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов:
Добрый вечер!

Юрий Козиятко:
Какие у вас впечатления от послания президента?

Лидия Ермошина:
Каждый раз, когда я бываю на посланиях, всегда отмечаю что-то новое. Но когда я присутствую и слушаю долго чье-то выступление, я оцениваю «удачно или не удачно», «было мне скучно или не было». Я однозначно могу сказать, что на этом послании мне не было скучно.

Юрий Козиятко:
Когда речь шла о выборах, я не заметил, чтобы Вы как-то улыбались или веселились.

Лидия Ермошина:
Но, собственно говоря, тема не для улыбки! Хотя, я могу сказать, что президент, конечно, снял большой камень с моей души, потому что могло поступить предложение, быть высказанным, любое предложение о некоем революционном преобразовании накануне выборов либо вообще об изменении избирательной системы, и, к счастью, президент очень спокойно, и даже не спокойно — очень взвешенно, по-прежнему подходит к теме выборов. Он по-хорошему консервативен в этом плане.

Юрий Козиятко:
Президент сказал, я, может быть, не очень дословно [повторю], примерно следующее: «Выборы проведем безупречно, но ни на шаг от закона не отступим и никаких новшеств, новаторств перед выборами мы проводить не будем». То есть, наверное, в первую очередь речь шла о том, о чем уже говорили долго, будут ли, допустим, выборы по партийным спискам или что-то еще такое новое, чего Запад, в принципе, добивается от нас. Об этом шла речь?

Лидия Ермошина:
Юрий Васильевич! Вы так интересно поставили вопрос: «выборы проведем безупречно, но ни на шаг от закона не отступим». Здесь не разделение «но», а — «и». Конечно, «и от закона не отступим». Буквально недавно я давала интервью и мне тоже задали вопрос: «Что в этом плохого, если постоянно менять закон?». Я могу сказать, что это хорошо только для двух категорий: во-первых, для журналистов — есть о чем писать. А во-вторых, для этаких политических авантюристов — всегда есть тоже о чем порассуждать. Больше ни для кого это не хорошо. Для тех, кто избирается, для кандидатов это — плохо. Они только успели подготовить и выучить старое…

Юрий Козиятко:
Для тех, кто в третий раз избирается [плохо], а для новеньких, может быть, это и хорошо.

Лидия Ермошина:
А новенькие вообще задают очень смешные вопросы! Вот сейчас они благодаря тому, что узаконена система подачи электронного обращения — подобные электронные обращения поступают от граждан, которые намерены избираться и которые совершенно никакого понятия не имеют, как это делать.

Юрий Козиятко:
Вы все-таки сказали, что «президент снял камень с моей души и он не сказал» чего-то. Вот чего, что Вы ожидали, о чем пойдет речь?

Лидия Ермошина:
Я думала о неких революционных преобразованиях.

Юрий Козиятко:
Вот о чем?

Лидия Ермошина:
О чем. О переходе к иной избирательной системе! Вы знаете, честно говоря, я долгое время сама являлась сторонником перехода к иной избирательной системе — пропорциональной.

Юрий Козиятко:
То есть по партийным спискам (чтобы понятнее было).

Лидия Ермошина:
Да, по партийным спискам. И буквально, ну из собственных, может быть, даже эгоистических соображений. Знаете, мы имеем при каждой избирательной кампании большое количество кандидатов-маргиналов, людей, в общем, просто завзятых неудачников, людей, которые своим участием просто дискредитируют идею выборов. И я думала, что если в выборах начнут участвовать партии и не будет этих самовыдвиженцев, то мы получим более качественный кандидатский корпус, потому что партии будут выдвигать лучших. Вот из чего исходила я.

Но, глядя на то, что происходит опять… Мы ж все время смотрим на соседей. И какой один из главных лозунгов митингующих был на Болотной площади после последних парламентских выборов в России: «Перейдем к мажоритарной избирательной системе!». Избирателю нужен конкретный кандидат, конкретная ответственность и конкретная персона, которая будет избрана его волеизъявлением. Не любит избиратель некие абстрактные партийные списки.

Юрий Козиятко:
Ну у них-то хоть партия власти в России есть! Не только Болотная площадь, но и огромная партия власти. А у нас (если бы вели речь о том, что президент сегодня заявляет об изменении избирательной системы), есть какие-то там оппозиционные, маленькие, карликовые там партии, партии мертвых душ, как было сказано, а партии власти нет.

Лидия Ермошина:
Ну это естественно! Коль нет данной избирательной системы, партии не развиваются. Давайте не будем забывать еще и о том, что все-таки мы государство очень небогатое. Я не думаю, что сейчас у избирателей будет популярна идея о том, что мы переходим к пропорциональной системе и, естественно, за счет бюджета начинаем финансировать политические партии. А как же! Сама по себе система данная и предполагает это. Просто сомневаюсь, что при наших экономических реалиях кто-либо из избирателей выскажется позитивно по этому поводу!

Юрий Козиятко:
С другой стороны, может быть, для кого-то и есть, что финансировать. Вот президент сказал, «я слышу писк в каждом дальнем уголке страны». «Писк» меньшинства, да?

Лидия Ермошина:
Да.

Юрий Козиятко:
Ну вот избираем мы парламент, и поскольку большинство избирателей голосует за президента или за тех людей, которые представляют власть, то за оппозиционеров опять никто голосовать не будет! Приедут они в Брестскую область или в какой-нибудь район Березовский — голосуют за президента, за кандидата от власти, а оппозиционер в парламент не попадает во втором, в третьем, в пятом районе. А как они тогда попадут в парламент?! Вы их за руку туда должны привести, голоса им должны дописать?

Лидия Ермошина:
Нет, это очень просто. Дело в том, что тогда вся страна будет один избирательный округ и будет один единый бюллетень в Бресте и в городе Минске.

Юрий Козиятко:
Нет. Без голосования по партийным спискам сегодня как этим людям, этому меньшинству, который «издает писк», издавать его не под забором, а в парламенте?!

Лидия Ермошина:
Вы знаете, без голосования по партийным спискам, конечно, ему тяжеловато попасть. Ему нужно быть… Конечно, вполне возможно он — оппозиционер, но это яркая персона, которая своими идеями, своей личностью способна увлечь избирателей одного избирательного округа. И он может попасть и такие попадают!

Люди приходят разные совсем, и взгляды у многих из них меняются. И многие из тех, кто себя позиционировал с властью, потом под влиянием всяких разных обстоятельств меняют свои убеждения и становятся оппозиционерами. Поэтому говорить, что мы избираем нечто неизменное, аморфное, которое будет существовать, невозможно. Более того, мы прекрасно знаем, как меняется наша собственная семья, заключая даже брачный союз, предположим, брачный договор. А что уж тут о выборах! Зачастую избираешь одного человека, а в итоге через 4 года получается совершенно другой политик с другими взглядами, другой ориентацией. Это риск!

Юрий Козиятко:
Вот еще один тезис президент произнес. Он сказал, что «нам нужен сильный парламент». Вот как Вы это понимаете? Сильный парламент — это значит, что все должны быть едины в этом парламенте или, наоборот, там должны быть разносторонние, сильные, харизматичные личности?

Лидия Ермошина:
Это должен быть парламент внутреннего согласия. По-моему, на днях буквально даже, президент Российской Федерации об этом говорил, что парламент, где отсутствует внутреннее согласие является, конечно, слабым и ущербным. И разумеется, он является тормозом! Общество не развивается, не развиваются вообще никакие государственные программы. Поэтому это необходимо.

Сила парламента, я думаю, прежде всего, конечно, в том, что туда будут избраны, разумеется, очень авторитетные люди. Ну, а все-таки авторитет, наверное, будет исходить и основываться на персоналиях.

Юрий Козиятко:
Мы увидим, какие кандидаты в депутаты, во время теледебатов, которые в этом году впервые, да? Это новшество?!

Лидия Ермошина:
Ну опять-таки, по желанию самих кандидатов. Если не менее двух кандидатов, баллотирующихся в одном избирательном округе, пожелают дебатировать, то, разумеется, им должно быть предоставлено время для теле- и радиодебатов, и они, естественно, подебатируют в глазах избирателей.

Юрий Козиятко:
Президент напомнил, что должна быть преемственность в парламенте, то есть там процентов 30 опытных депутатов должно остаться. Вы это воспринимаете как руководство к действию или просто к сведению?

Лидия Ермошина:
Только к сведению, абсолютно! Это меня. Я вообще, скажем так, не интересуюсь кадровыми вопросами!

Юрий Козиятко:
Может быть, более лояльно [относитесь] к тем, кто по второму-по третьему кругу?

Лидия Ермошина:
Нет, о чем вы говорите! Более того, могу сказать, что единственные выборы — это парламентские выборы, когда у кабинета председателя Центральной комиссии возникает пост охраны! Ведь это ж не от посетителей, это от тех, кто работает в парламенте и собирается избираться!

Юрий Козиятко:
Я возвращаюсь практически к тому, с чего начали, где Вы меня упрекнули за отсутствие логики, что выборы должны пройти без отступления от закона и безупречно. Видимо, дело-то в том, что мы зачастую говорим: по закону — это да, но, безупречно для Запада (показывает руками)! Потому что вот часто какие-то вещи (прозрачная избирательная урна в России, да и у нас тоже были эксперименты во время президентских выборов, камеры, еще какие-то вещи, которые свидетельствуют о том, что более демократично проходят выборы), — они, наверное, для западного сообщества, для западных политиков! Какие еще сигналы мы будем на этих выборах посылать, чтобы нас меньше критиковали?

Лидия Ермошина:
Слушайте, а зачем нам сигналы посылать?! Мы ведь выборы для себя проводим. Мы, собственно говоря, всегда их проводим очень свободно. Все западные политики, которые интересуются делами Беларуси, получают, имеют возможность и доступность к любой информации. Мы приглашаем всегда наблюдателей без каких-либо ограничений. Кстати, в отличие от многих других, которые ограничивают присутствие международных наблюдателей! Поэтому дальше уж некуда!

А что касается изменений избирательного законодательства, то мы, кстати, последние изменения, которые вступили в силу в 2010 году, проводили с согласия и по согласованию, и по просьбе БДИЧ ОБСЕ, органа, который формирует наблюдательные комиссии.

Юрий Козиятко:
Все равно Вы же не раз говорили, что они приедут уже с заготовленным выводом.
Лидия Ермошина:
Да! Они и приезжают. Кстати, совсем недавно со мной поделилась [наблюдениями] одна наша девушка, которая учится в Академии управления, студентка. Она была краткосрочным наблюдателем от ОБСЕ на выборах в Киргизии. Вот так повезло, англоговорящая, попала каким-то образом. Она сказала, что в конце дня выборов, когда она стала интересоваться, куда ж ей акты сдавать, ей сказали, что актов никаких не нужно, отчет уже составлен.

В полном смысле слова, как говорят в народе, от балды пишут этот свой документ, причем в основном ссылаясь на мнения и на пожелания тех нескольких политиков, белорусских оппозиционных, которые на Западе признаются авторитетными, с которыми носятся, которые приглашают, рассказывают и которые в белорусском народе очень малоизвестны.

Юрий Козиятко:
Так вот я об этом и говорю: зачем какие-то сигналы Западу — чтобы меньше критиковали! Ладно, после российских выборов президентских тоже было много критики и по подсчету голосов и по нарушениям. Но Россия же вот так вот смотрит (показывает ладонью) на эту критику Запада, потому что Россия — большая, а нам как-то нужно подмазывать эту телегу, наверное. Или нет?

Лидия Ермошина:
Вы знаете, я думаю, что мы ее так долго мазали и подмазывали, что, наверное, устали. Тем более, что нам уже нечего терять, по большому счету! Посмотрите, вся руководящая команда вообще закрыта в пределах страны, по крайней мере, со стороны западной границы. Ну чем нас можно уже напугать в личностном плане?! Практически ничем. Санкции экономические тоже без конца применяются к нам, да.

Юрий Козиятко:
Но вас этими санкциями не напугаешь — Вы давно под ними. А отпуск у вас послезавтра. Куда вы поедете отдыхать?

Лидия Ермошина:
Ну как куда, в Бобруйск! «Один Бобруйск по праву Вас не лишил надежд». Это написал Николай Иванович Лозовик в своем посвящении. Поэтому вот я по-прежнему туда въездная.

Юрий Козиятко:
Желаю вам удачи. Во-первых, хорошо отдохнуть, а во-вторых, сразу же после отпуска надо будет приступать к организации избирательной кампании.

Лидия Ермошина:
Совершенно верно!

Юрий Козиятко:
Вы опытный организаторов выборов. Уже сколько лет, Лидия Михайловна? Уже много.

Лидия Ермошина:
Ну, не скажу, потому что это отсылка к моему возрасту!

Юрий Козиятко:
Ну, не первые выборы.

Лидия Ермошина:
Да, не первые, вторые!

Юрий Козиятко:
И законодательство уже изменили настолько, что в общем-то придраться не к чему. Президент обещал, что отступать от этого не будем.

Лидия Ермошина:
Да, не будем. Совершенно верно.

Юрий Козиятко:
Поэтому Вам карты в руки, а мы будем голосовать и освещать избирательную кампанию и в целом выборы.
Спасибо!

Лидия Ермошина:
Спасибо!

СТВ
http://news.tut.by/