Домой В регионе Как бездомные в Бобруйске переживают коронавирус, и кто им помогает?

Как бездомные в Бобруйске переживают коронавирус, и кто им помогает?

Они не могут уйти на домашнюю самоизоляцию, позволить себе менять маски каждые два часа, стирать и отпаривать их, как это советуют делать врачи. Просто потому, что у них нет дома. Эти люди живут на улице или «где придётся». Изменила ли их жизнь пандемия коронавируса? Об этом мы беседуем с директором и волонтёром благотворительного учреждения «Справедливая помощь», которое уже три года помогает бобруйчанам, оставшимся без крыши над головой.

Пандемия, амнистия, безработица: бездомных стало больше?

 бездомные в Бобруйске переживают коронавирус

Офис «Справедливой помощи» располагается в подвале одного из домов по улице Карла Либкнехта недалеко от городского парка. Учреждение работает с 2017 года. Основал его Максим Черняк – бобруйчанин с непростой личной историей. У Максима – онкологический диагноз, сейчас он в ремиссии. Молодой парень не просит помощи для себя, а сам выходит навстречу нуждающимся.

 коронавирус

«Если не я, то кто? – отвечает Максим вопросом на вопрос о том, зачем ему всё это волонтёрство для бездомных. – Эти люди не нужны нашей стране, так пусть хоть нам будут нужны».

«Бобруйский курьер» заглянул в «Справедливую помощь» в одну из июльских суббот – день горячих обедов для нуждающихся. До весны этого года дважды в неделю подвальчик на Карла Либкнехта становился столовой для тех, кому больше негде подкрепиться домашней пищей или вообще хоть что-то съесть. Но пандемия коронавируса внесла свои коррективы – теперь обеды выдаются в виде «ссобоек». Кормят по-прежнему по средам и субботам, но в помещение теперь пускают по одному, записывают данные и выдают пакет с горячей порцией.

В 11 утра, когда мы пришли в офис «Справедливой помощи», у входа уже собирались желающие пообедать, а в самом подвальчике в это время Максим и волонтёр Татьяна Гаркавая заканчивали готовить макароны с тушёнкой. В небольшом, но уютном помещении чисто и светло. Горячие обеды варятся в трёх мультиварках, пожертвованных небезразличными людьми.

 бездомные в Бобруйске

коронавирус

 бездомные в Бобруйске  бездомные в Бобруйске  бездомные в Бобруйске «С началом пандемии стало больше людей, – отмечает Максим. – Но, возможно, это связано с амнистией, прошедшей в этом году. Ещё причиной может быть, что люди стали терять работу. В прошлом году летом мы кормили по 17-20 человек. До 30 максимум. Летом обычно ягоды, грибы, и люди к нам меньше шли. А сейчас за день – 70-80 человек».

Первые 40 порций готовы – Татьяна раскладывает макароны по глубоким одноразовым тарелкам, Максим упаковывает их вместе с хлебом и кусочком сыра в пакеты. Хлеб «Справедливой помощи» бесплатно даёт бобруйская пекарня «Bro Bakery».

Больше затрат на одноразовую посуду, меньше пожертвований

Пока мы общаемся, в офис то и дело заходят люди и приносят большие пакеты с одеждой. Максим складывает их в небольшом хранилище. До пандемии волонтёры выдавали одежду в назначенное время, сейчас такие массовые раздачи приостановлены. Как и обеды в помещении. Ориентировочно – до 1 сентября. Но сроки будут зависеть от эпидемиологической ситуации. В то же время вещи учреждение продолжает принимать и выдаёт их по индивидуальным запросам.

«Наша ситуация в этом году поменялась в корне, – продолжает рассказывать Максим. – Раньше, например, мы собирали продукты в «Карусели» – там стояла наша стойка. Нам помогал «Евроспар». Его закрыли. Теперь у нас стало ощутимо меньше продуктов. Если раньше можно было кинуть клич, что нужны продукты, и нам сразу несли даже с избытком, то сейчас не так активно отзываются люди.  Но причина тут не только в коронавирусе, я думаю. Ещё год назад, когда мы стояли и собирали продукты, я видел, что люди покупают – они могли позволить себе купить палку сухой колбасы, и нам пачку той же гречки кидали. Сейчас я вижу такой набор – хлеб, молоко, яйца, кусок вареной колбасы. Доходы людей падают, это заметно невооружённым глазом. Раньше они могли позволить себе купить тот же килограмм макарон и пожертвовать его, теперь это для них уже ощутимо. С этого Нового года я вижу падение покупательской способности. Если в том году собранного в начале года нам хватило до июня, в нынешнем – на полтора – два месяца».

Подопечные учреждения, по словам Максима, абсолютно нормально отнеслись к нововведениям.

«Думаю, они рады, что мы вообще продолжаем нашу деятельность, –  говорит Максим. – Потому что ситуация была такая, что мы могли закрыться. Когда эпидемия стала резко развиваться, в первое время мы остановили готовку обедов, потом возобновили вот в таком виде «ссобоек».

Одноразовой посуды сейчас нужно больше, приобретать её, как и продукты, помогают люди.

«Что-то сами покупаем, что-то люди приносят. Если уже ничего нет, пишем посты, – говорит Максим. – Помогали нам ребята из инициативы ByCovid – антисептики дали, посуду привозили, пакеты. Если раньше, когда мы на месте кормили, нужны были одноразовая ложка, тарелка, стакан, то теперь надо два комплекта пакетов – большой и маленький, и глубокая тарелка, которая дороже плоской. Возросли затраты, а откуда на их возмещение брать средства?»

«Где обитаешь? – Где придётся»

В офис заходит пожилой седой мужчина в солнечных очках и синей маске. По виду – бездомный.

 бездомные в Бобруйске

«Здравствуйте! – восклицает Татьяна. – Вас не узнать, со стрижкой, в очках! Это наш Михалыч, главный модник – каждый раз новый гардероб – то шляпа, то шарфики шёлковые. Я вас не узнала».

«Богатым буду»,  –  смеётся в ответ Михалыч.

 бездомные в Бобруйске

Мужчина помогает заносить мешки с одеждой.

 бездомные в Бобруйске

«Как вы? Чем занимаетесь?» – спрашивает Татьяна.

«Вчера выпил два литра водки, вечером перед сном», – всё так же смеётся Михалыч.

«Крепкий вы мужчина», –  замечает волонтёр.

Когда все порции упакованы, начинается раздача. Помогает в этом Константин – подопечный «Справедливой помощи» с непростой судьбой. К своей работе он подходит ответственно – записывает каждого, кто приходит за едой, не разрешает заходить толпой, не выдаёт несколько обедов в одни руки, если у человека нет документов или данных того, для кого он хочет взять порцию.

 бездомные в Бобруйске

Максим выходит пообщаться с пришедшими на обед. Многих он уже знает, а они знают его.

«Ты где сейчас обитаешь?» – спрашивает директор «Справедливой помощи» у молодого парня, забирающего свою порцию.

«А где придётся», – отвечает он Максиму. И рассказывает, как где-то «на Скрипочке стало совсем невыносимо», и теперь он ночует ближе к вокзалу.

«Подождите, заходим по одному человеку», – обращается Максим к женщине лет 45, явно в подпитии.

«Да-да, коронавирус, я знаю», – кокетливо отвечает женщина и отступает на пару шагов назад.

 бездомные в Бобруйске

Она смущается, когда замечает, что её фотографируют, просит сфотографировать боком, так, чтобы не было видно «фингала» под левым глазом.

Женщина долго не узнаёт Максима: «Да ну, Максим был ниже ростом, разве это ты?»

«У нас тут весело бывает», – смеётся с ситуации Максим.

«Но психологически бывает тяжело, хоть и привыкаешь их видеть, с ними общаться, – замечает Татьяна. – Вот сейчас молодой парень сказал, что обитает, где придётся. Это ж понятно, что он спит где-то на улице. Всё равно дико такое слышать. Хоть со временем меньше начинаешь через себя пропускать. Потому что понимаешь – наша задача – помочь, а уже исправить – мы не в силах».

Маски, тесты, КТ – невозможно для бездомных?

У единиц из приходящих на подбородке висит маска. Максим обращает внимание на то, что обязать бездомных носить маски практически невозможно. Во-первых, сам по себе контингент непростой, хоть многие понимают всю опасность коронавируса и необходимость защищаться. Но где им взять маски? Те же многоразовые раздавать нет никакого смысла, отмечает Максим – бездомные не смогут их стирать с соблюдением всех правил. А одноразовых нужно очень много.

«Нам помогала православная церковь, храм в честь иконы Божией Матери «Целительницы». Они отшили штук 80 масок специально для нас, мы их раздали, – рассказывает Максим. – Конечно, в идеале должна быть раздача бесплатных одноразовых масок для этой категории людей. Но кто будем этим заниматься, закупать маски в таких количествах?».

О том, чтобы кто-то из подопечных за это время сильно заболел, Максим не слышал. Но, конечно, болеют, говорит наш собеседник, и переносят и простуды, и коронавирус с пневмонией на ногах.

«У нас и работающим и тем, кто с крышей над головой теперь тестов и КТ нереально добиться, – отмечает Татьяна. – А для бездомных так и тем более. Кому из них, даже если он в больницу обратится, сделают тест? Так и переносят на ногах, становясь источником заражения. К счастью, они не часто появляются в массовых общественных местах».

В период пандемии бездомным стало ещё сложнее следить за гигиеной. По словам Максима, раньше желающие помыться могли это сделать в больнице им. В. Морзона – была такая договорённость. Сейчас это невозможно, потому что больница на карантине. Можно обратиться в центр временного пребывания для лиц без определённого места жительства на улице Пушкина, но там много довольно строгих правил и бюрократических моментов, из-за которых бездомные не всегда хотят туда обращаться.

«Летом, конечно, можно спокойно пойти на речку и там помыться, – говорит Максим. – Но я считаю, что раз в неделю можно было бы сделать общий банный день за счёт госбюджета, куда бездомные могут прийти помыться. Мы даже себе взяли бы на наше учреждение такую общественную баню, если бы город оплачивал все коммунальные. Остальное мы бы сами содержали».

Белорусское общество не готово помогать бездомным?

Самое тяжёлое время для бездомных наступает с приходом холодов. И здесь у Максима тоже есть идеи – отапливаемые палатки, где бездомные могли бы переночевать и не замёрзнуть насмерть. Но на это нужны средства, спонсорская помощь. «Справедливая помощь», которая содержит офис и готовит обеды за счёт пожертвований, и где директор и волонтёры работают без зарплаты, не может своими силами реализовать такой масштабный проект.

«У нас, наверное, общество не готово помогать бездомным, – говорит Максим. – Люди больше откликаются на помощь детям, многодетным, старикам, но не бездомным. Большинство думают, что они сами до такой жизни докатились».

«Бездомности у нас многие вообще не замечают, – добавляет Татьяна. – А она есть. И много у нас не только бездомных как таковых, а и тех, у кого есть дом, но они выглядят, как бездомные. Михалыч – модник наш – у него есть дом, но в нём всё отключено за неуплату. Пенсия у него маленькая, я так понимаю, он один живёт, а дети если и есть, то давно забыли про него. А у нас если пенсионер один, нет детей, то он просто брошен на выживание. Михалыч ходит к нам кушать. Он не бездомный де-юре, но выглядит и живёт как бездомный. И таких много, и мы часто просто не обращаем на них внимание».

Проблема бездомности и помощи таким людям для Беларуси очень актуальна, убеждён Максим.  И обостряется она в период природных бедствий и эпидемий, как сейчас – люди без крыши над головой и работы оказываются брошенными на произвол судьбы.

«У нас, конечно, не Москва, и нет целых поколений, выросших на вокзале, но проблема при этом стоит остро,  – говорит Максим. – Мы сами часто закрываем глаза и не хотим ничего знать о бездомных. Нам проще иногда кинуть какую-то копейку тому, кто стоит и просит, чем подойти и спросить – а что у тебя случилось? А где-то юрист пройдёт мимо, ему 50 копеек бросит, где-то адвокат, который мог бы ему помочь. Но мы во власти стереотипов, и самое страшное, что передаём их своим детям. Я слышал от ребёнка 8 лет: а чего вы к ним подходите вообще? Они же грязные, вонючие, мама сказала к ним вообще не подходить, они же все больные, вы ведь заболеете. То есть, с детства навязывают, что к этим людям нельзя относиться нормально, как к себе подобным, словно они и не люди. Грязный, вонючий, у тебя вши, и ещё алкоголик в придачу. Хотя из них есть существенный процент тех, кто не пьёт. А вшей за все три года я видел только у одного. Мы тут до пандемии стригли их, и только однажды я столкнулся со вшами».

«Кто-то ведь должен им помогать. Они ведь тоже люди всё-таки. К тому же, мы не можем знать, где и в какой ситуации мы окажемся через год, пять, десять, и не окажется ли так, что уже нам не к кому обратиться за помощью», –  резюмирует Максим.

Узнать, как можно помочь «Справедливой помощи» и бездомным Бобруйска можно на странице учреждения в социальной сети В контакте https://vk.com/o_s_p.

 

Марина Михневич