Домой Новости Из квартиры можно выйти только на два часа в день. Как профсоюзный...

Из квартиры можно выйти только на два часа в день. Как профсоюзный лидер Сергей Гурло живёт на «домашней химии»

57-летний бобруйчанин, председатель Бобруйской ячейки Белорусского независимого профсоза Сергей Гурло, был осуждён на полтора года ограничения свободы без направления в исправительное учреждение (как говорят в народе – «домашняя химия») за оскорбление двух сотрудников милиции. Мужчине запретили выходить из дома в выходные, праздничные дни, в будние подышать свежим воздухом можно только в течение двух часов. Мы попросили Сергея рассказать, как он живёт на «химии».

На приём у врача необходимо разрешение

В режиме ограничения свободы Гурло живёт уже почти месяц и говорит, что до сих пор не может привыкнуть, что кто-то контролирует каждый шаг.

– Чувствую себя очень некомфортно, – говорит бобруйчанин. – Никогда раньше я столько времени не проводил в четырёх стенах. Все дела вне дома теперь нужно уместить в эти два часа в будние дни – с 16.00 до 18.00. Раньше я часто ходил в баню. Мне её, конечно, не запретили, но инспектор сказал – пожалуйста, ходи, если успеешь за свои два часа. А этого времени хватит только чтобы доехать и поздороваться со всеми. Поэтому баня для меня отменяется.

Сергей совсем не может выйти на улицу в праздничные или выходные дни – даже на лавочке возле подъезда нельзя посидеть. Также запрещено посещать массовые мероприятия. Мужчина сокрушается, что не сможет ходить на футбол или погулять с внучкой – раньше он часто водил её в детские развлекательные центры, в кафе. А теперь наблюдает с балкона, как внучка играет во дворе.

Запрещено выезжать из города. Только в случае крайней необходимости, но об этом нужно сообщать в уголовно-исполнительную инспекцию и получать разрешение. Такая же ситуация с поликлиникой – чтобы сходить на приём к врачу не с 16.00 до 18.00, требуется разрешение.

Сергей говорит, что проверить соблюдение режима могут в любое время. Инспектор или участковый могут позвонить по телефону, или в домофон, могут патрульных отправить проверить.

В гости ходить нельзя – только к соседу по площадке

На «химии» Сергей пробудет до ноября 2022 года. За нарушения режима мужчину могут отправить в колонию. Если же замечаний не будет, уже через полгода  возможно снятие всех ограничений.

Каждое воскресенье Сергей должен ходить на профилактические беседы с участием православных священников, представителей общественных организаций. Но пока что, говорит Гурло, бесед как таковых не было – нужно было лишь расписаться, что ты пришёл.

Каждый понедельник нужно ходить отмечаться в милицию. Для Сергея эти визиты – дополнительная возможность выйти из квартиры и подышать свежим воздухом.

На домашней «химии» запрещено употреблять спиртные напитки. Нельзя ходить в гости. Сергею разрешили только к соседу по площадке заходить. А у себя принимать гостей можно.

Интернет и телефонную связь не запретили. Но Сергей отмечает, что после того, как ещё в феврале во время обыска у него забрали ноутбук и мобильные телефоны, выходить в интернет ему неоткуда.

Кроме прогулок, Сергей старается успеть за два часа покататься на велосипеде по району, сходить в магазин. Говорит, что жить с постоянной оглядкой на часы – непросто.

– Иногда думаю, что, может, проще было бы, если бы мне дали столько, сколько запросил прокурор – три месяца ареста,  – говорит профсоюзный лидер. – И бы их отсидел и уже вышел бы свободным человеком. А тут полтора года каждый шаг на контроле. Хоть, это, конечно, лучше, чем на зоне. Здесь я хоть дома свободен и могу в любое время почитать книгу, прилечь, посмотреть телевизор.

«За 35-летний стаж работы на «Белшине» получает 595 рублей ежемесячно…»

Телевизора, однако, Сергей в скором времени может лишиться. Если до 30 июня не выплатит моральную компенсацию пострадавшим милиционерам. Телевизор, так же, как ноутбук, два мобильных телефона, флеш-карты – арестованы, и в случае непогашения иска в добровольном порядке, будут конфискованы и проданы с аукциона. Если вырученной суммы не хватит до затребованной компенсации, остаток будут удерживать из пенсии Гурло. Которой, как отмечает мужчина, и так не хватает на нормальную жизнь – за 35-летний стаж работы профсоюзный лидер сейчас получает 595 рублей ежемесячно.

Сергей уже заплатил 174 рубля судебных издержек. А вот для того, чтобы сразу погасить две тысячи моральной компенсации, денег у мужчины нет. Как выходить из ситуации, Сергей пока не знает, возможно, будет просить рассрочку платежа.

– Да и за что я должен платить? Мне морально тяжело это принять, – говорит профсоюзный лидер. – За то, что я с ними в чате поругался?

Сергея Гурло обвинили в оскорблении сотрудника милиции Виталия Иткина и начальника отдела охраны правопорядка и профилактики Сергея Рудько (ст.369 УК РБ). Оба запросили в качестве компенсации моральных страданий по тысяче белорусских рублей. 18 мая судья суда Бобруйского района и г. Бобруйска Антон Дудаль признал Сергея Гурло виновным, наказал его домашней «химией» и обязал выплатить запрошенную компенсацию.

Сергей отмечает, что из-за всей это ситуации у него сложилась довольно напряжённая обстановка в семье.

– Моя жена аполитичная, она злится, очень переживает, и что обыски были, и что имущество арестовано, – говорит Сергей. – Спрашивает – и зачем тебе всё это было нужно? Но я её понимаю, она переживает, а ещё и финансово непросто сейчас – она работает уборщицей в школе за 400 рублей.

Уволился, чтобы «не кормить» систему

Сергей не работает с 1 февраля этого года. Уволился, «чтобы не кормить систему».

– Мне было стыдно, что я плачу взносы в ФСЗН, налоги на содержание силовиков. Я пообещал себе ещё осенью, что если до Нового года ничего не изменится, то уйду, – говорит Сергей. – Пусть государство платит мне из бюджета то, что я заработал, а не я им.

Сергей Гурло проработал без трёх месяцев 35 лет вулканизаторщиком на ОАО «Белшина». Пришёл на завод когда-то после армии, думал поработать год-два и увольняться, а в итоге остался на всю жизнь.

Поскольку Сергей работал на вредном производстве, то на пенсию вышел по достижению 50 лет 19 марта 2014 года. Но продолжил работать, потому что, как сам говорит, «было ещё здоровье» и нужно было «сына поднимать», которому на тот момент было 15 лет.

Про сына Сергей рассказывает, что он с 2017 по 2019 годы служил во внутренних войсках.

– В 2018 году позвонил мне и спрашивает – как ты работаешь 25 марта? – вспоминает Гурло. – Боялся, говорит, что ты приедешь и будешь с той стороны, а я с этой. Он не пошёл в оцепление в итоге, «отмазался». Говорил, что не хочет нарушать присягу, в которой написано – служить народу. После армии его звали в милицию, но он не пошёл, хоть и работу не мог найти в Бобруйске. Теперь работает в Минске.

«Настроение если не депрессивное, то близко к этому»

Более 25 лет Гурло – член Независимого белорусского профсоюза. Присоединился к нему сразу, как только на «Белшине» была создана ячейка в 1993 году. Из-за этого всегда был «на особом счету» у начальства.

– Независимый профсоюз не любили ещё до Лукашенко, – отмечает Сергей. – Оно и понятно, зачем это им? Мы ж зарплаты требовали поднять, охрану труда улучшить и т.п. А с 1995 года независимые профсоюзы вообще оказались вне закона. Потому что для нашей власти это – инакомыслие, преступление.

В 2017 году Гурло возглавил бобруйскую ячейку БНП.

– Власти активно с нами сражались, и почти дожали, – с грустью отмечает Сергей. – Наших членов теперь единицы остались. Кого-то запугали, кого-то уволили, кто-то на пенсию ушёл.

С июня 2020 года Гурло пережил четыре задержания, каждый раз сидел на сутках. Первый раз мужчину арестовали ещё 19 июня прошлого года, на цепи солидарности после задержания Виктора Бабарико.

– Та «цепь» запомнилась тем, что там тихари вместе с нами стояли, а потом показывали, кого брать, и один из них был одноклассник моего сына, я его с восьми лет знаю, был хорошим мальчиком, – вспоминает Сергей.

В следующий раз профсоюзного лидера задержали 10 августа на площади Ленина. Дали 10 суток, но отпустили через 8. Тем не менее, досидеть двое суток Сергею пришлось в сентябре, когда его опять задержали якобы за участие в митинге. Тогда в течение всей недели ареста Гурло держал голодовку в знак протеста.

В четвёртый раз мужчину арестовали в феврале этого года – забирали из дома после обыска. Это задержание закончилось уголовным делом, за которое бывший «белшиновец» и отбывает сейчас домашнюю «химию». Которая хоть и не «зона», но вместе с необходимостью выплачивать компенсацию очень давит психологически на Сергея.

– Настроение если не депрессивное, то близко к этому, – отмечает Гурло.

Марина Михневич