Домой В стране Гранаты, резиновые пули, газ — это вообще законно? Объясняет доктор юридических наук, полковник...

Гранаты, резиновые пули, газ — это вообще законно? Объясняет доктор юридических наук, полковник в отставке

Во время акций протеста в эти дни силовики используют светошумовые гранаты, резиновые пули, слезоточивый газ. Законно ли это? Объясняет Владимир Шиенок, доктор юридических наук, профессор, полковник милиции в отставке. объясняет доктор юридических наук

— Имеют ли право силовики на акциях протеста использовать светошумовые гранаты, обстреливать демонстрантов резиновыми пулями, бить дубинками, пускать слезоточивый газ?

— Основной нормативно-правовой акт, который регламентирует деятельность органов внутренних дел, — это закон «Об органах внутренних дел Республики Беларусь». И он говорит о том, что основные задачи органов внутренних дел — это защита жизни, здоровья, чести, достоинства, прав, свобод и законных интересов граждан Республики Беларусь от преступных и иных противоправных посягательств, обеспечение их личной и имущественной безопасности, защита прав и законных интересов организаций и так далее. Второй важный момент — первые три принципа деятельности органов внутренних дел, закрепленных в этом законе. Это законность, уважение и соблюдение прав и законных интересов граждан, гуманизм. И это то главное, чем должны руководствоваться сотрудники органов внутренних дел и военнослужащие, конечно.

Сотрудники органов внутренних дел должны обеспечивать общественный порядок, безопасность личности, общества и государства, принимать меры по защите жизни, здоровья, чести и достоинства граждан, осуществлять противодействие экстремизму и борьбу с терроризмом. И тут мы упираемся в такой вопрос: являются ли протесты людей, которые происходят, акциями экстремизма или терроризма? Могу вам сказать, что 9 августа, да и сейчас, и близко они не являются таковыми. Так, 9 августа люди просто стояли, общались, хлопали в ладоши. В чем опасность этих действий? Правомерно пресекать действия граждан, которые громят витрины магазинов, жгут и громят автомобили и тому подобное, мы такие сюжеты часто видим на Западе. Но я каждый день езжу по Минску и не вижу ни одной разбитой витрины, не вижу следов погромов, массового насилия и грабежей, убийств со стороны жителей столицы. Скорее наоборот.

Сотрудники органов внутренних дел имеют право хранить, носить, применять и использовать оружие, применять физическую силу, спецсредства, боевую и специальную технику в случаях, когда они выполняют задачу по защите жизни, здоровья, чести, достоинства, прав, свобод и интересов граждан и, заметьте, только потом интересов общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств, если иными способами выполнение задач не представляется возможным. Это норма закона «Об органах внутренних дел Республики Беларусь». Здесь возникает вопрос: если мы не имеем погромов, насилия над гражданами со стороны других граждан, не было грабежей и мародерств, а максимум, что было — выражение протеста результатам прошедшего голосования, когда люди стояли и хлопали, применять светошумовые гранаты и резиновые пули — выходит за пределы разумно складывающейся ситуации, это неправомерно, на мой взгляд. Я имел опыт охраны правопорядка, где присутствовало примерно 100 000 человек (речь идет об акции протеста в Ереване, собеседник был там в спецкомандировке. — Прим. ред.). Знаю, что говорю.

Во всех случаях, когда избежать применения силы и спецсредств невозможно, сотрудник внутренних дел обязан стремиться причинить наименьший вред жизни, здоровью, чести, достоинству, имуществу граждан, а также принять меры по оказанию пострадавшему медицинской и иной необходимой помощи. То, что я вижу в городе, то, что происходит по всей Беларуси, выглядит как карательная операция устрашения, а не охрана общественного порядка. Наоборот, есть элементы причинения страданий и пыток: людей ставят на колени, в унизительное положение, находящихся без сознания волокут по асфальту. Зачем нескольким здоровенным, подготовленным сотрудникам избивать дубинками явно более слабого физически мужчину, подростка или женщину? Они запросто могут задержать его без избиений. Я не нахожу этому законных объяснений. Эти действия не оправданы никаким законом: ни божественным, ни людским.

Минск, август 2020...

— Для чего, на ваш взгляд, применялась против протестующих физическая сила, светошумовые гранаты, резиновые пули? Зачем вообще в толпу бросать светошумовую гранату?

— Если толпой совершаются преступления, массовые правонарушения, то гранату бросают, чтобы толпу рассеять, но ее не отстреливают прямо в людей. Спецсредства применяются в зависимости от обстановки, но светошумовой гранатой на поражение стрелять нельзя. Ею стреляют, чтобы она падала на землю, навесом, чтобы минимизировать попадание в человека. Если с близкого расстояния стреляют гранатой конкретно в человека — это уже не спецсредство.

— Когда можно применять резиновые пули?

— Резиновая пуля способна нанести серьезную травму и даже привести к летальным последствиям. Резиновые пули, по крайней мере, так было раньше, сейчас я не знаю, какие приказы и инструкции дают военнослужащим, применяются не по жизненно важным органам: по конечностям. В голову и шею однозначно нельзя стрелять. Для чего вы стреляете резиновыми пулями? Если на силовиков идет агрессивно настроенная толпа, для предотвращения конфликта может быть принято решение стрелять резиновыми пулями, чтобы не применять летальное оружие. Но на силовиков должна идти вооруженная толпа: вооруженная заточками, кусками арматуры, палками, ножами… Если просто стоят люди и по ним стреляют, я не могу понять, что это за люди, которые стреляют. Я видел много видеоматериалов, где люди в форме стреляют резиновыми пулями с близкого расстояния. Это является превышением своей власти и служебных полномочий.

Сотрудник органов внутренних дел может применять огнестрельное оружие в случае, если человек на него нападает. Да, после 9 августа уже были стычки, но чаще всего силовики стреляют не для защиты своей жизни. При этом оружие запрещено использовать при значительном скоплении людей, когда от этого могут пострадать посторонние лица. Но сейчас даже в квартиры залетают пули.

— Сейчас есть видео, на которых идет человек, а на него одного нападают несколько экипированных человек в обмундировании черного цвета и защитных шлемах.

— Это все свидетельствует о признаках злоупотребления или превышения власти и должностных полномочий. Но я не знаю, кто скрывается под этой экипировкой. Силовики, которые разгоняют акции протеста, в черной, камуфляжной или однотонной одежде, экипировке, но я не знаю, кто это. Я знаю, что есть ОМОН, но на нем должна быть надпись «ОМОН», есть жилетки с надписью «милиция». Сейчас мы имеем дело с непонятными организациями, цель которых, я могу ошибаться, — посеять страх. Я сам видел 10 августа, когда ехал в спортзал на тренировку и пересекал район стелы. Там шли два молодых пацаненка, ничего не нарушали, на часах было примерно 18.15−18.20. Четыре человека в черном их окружили, заломали, повели. Что они сделали? У одного пацаненка была белая ленточка на голове. Но задерживать людей за майки, ленточки, значки, флаги — это грубейшее нарушение законности. Сейчас люди в форме ГАИ повреждают автомобили, изымают их, избивают водителей за звуковой сигнал, ленточку, поднятую руку или вообще без причин. Это тяжкое или особо тяжкое должностное преступление. Я сам был свидетелем этого.

— Как вообще могут задержать человека на несанкционированной акции?

— Могут спокойно подойти, сказать, что «вы участник…», и за совершение административного правонарушения имеют право доставить вас в орган внутренних дел для оформления соответствующего протокола. В начале протестов это пытались соблюдать.

— Мы опубликовали видео, где людей избивают на территории РУВД…

— Любое применение силы, пыток, тем более в помещении органа внутренних дел, служебном автотранспорте является грубейшим, тяжким или особо тяжким уголовным преступлением.

— Там людей положили лицом на землю…

— Запрещается унижение человеческого достоинства, это все написано в законе об органах внутренних дел.

— Если человека избили на акции дубинками, а потом еще избили и в РУВД, что он может сделать?

— Когда он выйдет, он должен зафиксировать следы избиения и обратиться в любую больницу, поликлинику. Потом надо написать заявление в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет с целью разобраться в ситуации и привлечь к уголовной ответственности должностных лиц. Лично я сегодня утром как гражданин Беларуси написал и отправил по электронной почте в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет заявление о творящемся беззаконии, произволе и преступлениях на территории Беларуси.

 

https://news.tut.by/