Домой Общество Главный редактор «Бобруйского курьера» пожаловался в прокуратуру. А ответ получил из УВД

Главный редактор «Бобруйского курьера» пожаловался в прокуратуру. А ответ получил из УВД

«Переписка» с прокуратурой у главного редактора газеты «Бобруйский курьер» Анатолия Санотенко длится уже более пяти месяцев. В прокуратуру руководитель газеты пожаловался на то, что, по имеющейся у него информации, он незаконно включен милицией в списки «неблагонадежных», «нарушителей общественного порядка и безопасности». Причем «включили» его туда после освещения им как журналистом молчаливых акций протеста, проходивших по всей республике летом прошлого года.
Убедившись, что районная прокуратура проводит проверку формально, без исследования его доводов, Анатолий Санотенко направил жалобу в Могилевскую областную прокуратуру. Та поручила рассмотреть обращение журналиста (повторно) прокуратуре Ленинского района г. Бобруйска и о результатах рассмотрения сообщить ему.
В итоге же очередной ответ Анатолий Санотенко получил не из районной прокуратуры, а из Бобруйского УВД, — на действия сотрудников которого он, в принципе, и жаловался.
Причем, за несколько дней до этого журналисту позвонил майор милиции Сергей Рудько и предложил встретиться в УВД — как раз по поводу его заявления в прокуратуру.
Руководитель «Бобруйского курьера» отказался от этой встречи, объяснив майору Рудько, что к ним в УВД с заявлениями он не обращался. А дело (для рассмотрения по существу) поручено районной прокуратуре.
Между тем в письме из милиции, полученном на днях Анатолием Санотенко, начальник Бобруйского УВД, полковник милиции А. П. Васильев пишет, что «по результатам проведенной проверки изложенные факты не нашли своего объективного подтверждения». Главный бобруйский милиционер также заверяет Анатолия Санотенко, что он «на каком-либо профилактическом учете» не состоит. И здесь же — угрожает редактору «Бобруйского курьера» санкциями за непрохождение процедуры дактилоскопической регистрации и предлагает пройти ее «добровольно».
— Информация о том, что осенью 2011 года, во время выполнения своих профессиональных журналистских обязанностей, я, так сказать, «в отместку», был включен в списки лиц, подлежащих профилактике, — у меня точная, проверенная. Этот список видели, читали. А слова начальника УВД Бобруйского горисполкома о том, что я не включен в официальные профилактические мероприятия, по моему мнению, свидетельствуют о том, что меня включили в список лиц, подлежащих «нелегальной», то есть — незаконной профилактике. А если сказать по другому, «подлежащих» — преследованию по политическим мотивам, — говорит Анатолий Санотенко.
Напомним, 26-го ноября и 29 декабря 2011 года домой к журналисту (в его отсутствие) приходили четверо неизвестных: два человека в милицейской форме и два — в гражданской одежде.
А 31-го декабря 2011 г. сотрудники УВД Бобруйского горисполкома наведались к члену Белорусской ассоциации журналистов, в недавнем прошлом — журналистке «Бобруйского курьера» (а теперь — других СМИ) Алесе Скопинцевой.
Возможное продолжение этой истории случилось 5-го апреля 2012 года, когда Анатолий Санотенко был вызван в бобруйскую налоговую инспекцию, где его ожидали два офицера КГБ, которые в течение 2,5 часов пробовали оказать на него юридическое и психологическое давления, запугивая применением статьи уголовного кодекса за его публикации в электронных СМИ.
Руководитель «Бобруйского курьера» расценивает это как безусловное давление и попытку воспрепятствования законной деятельности — его и других независимых журналистов.
Соб.инф.