Домой Общество Фашизм

Фашизм

По просьбе своих товарищей из Совета национального возрождения сделал перевод очень интересной статьи с анализом сущности фашизма.
Эта статья была написана и опубликована в американском журнале Free Enquire весной 2003 года американским политологом доктором Лоуренсом Бриттом по результатам проведенного им исследования семи фашистских режимов ХХ века. Им были выявлены 14 присущих каждому из этих государств основных характеризующих признаков, которые впоследствии часто применялись в политологической литературе и в ходе интернет-дискуссий, однако во многих случаях приведенные в статье тезисы использовались некорректно ввиду вольностей при переводе или отрыва от контекста. Поэтому мы решили сделать свой полный перевод текста.
Нам показалось странным, что именно американский ученый выразил явную озабоченность присутствием отдельных выявленных им признаков в демократических западных государствах, в то время как отдельные политические и общественные деятели Беларуси предпочитают просто не замечать очевидные факты, свидетельствующие о сползании правящих политических элит нашей страны в бездну мракобесия фашистской диктатуры. Итак, мы хотели бы привести полный текст перевода статьи доктора Бритта.

«Читатели Free Enquire могут приостановить чтение статьи „Аффирмации гуманизма: заявление о принципах“, опубликованной на внутренней стороне обложки журнала. Для светского гуманитария эти принципы кажутся безусловно логичными, верными и определяющими. Тем не менее, есть еще одна архетипическая политическая философия, которая является противоположностью почти для всех этих принципов. Это фашизм. И принципы фашизма сегодня витают в воздухе, тайно замаскированные под нечто иное, бросая вызов всему тому что мы отстаиваем. Клише о том что люди и народы извлекают уроки из истории не только затаскано, но и переоценено — зачастую мы не в состоянии извлечь уроки из истории или сделать правильные выводы. К сожалению, историческая амнезия является нормой.

Мы уже на два с половиной поколения удалены от ужасов фашистской Германии, хотя напоминания о них постоянно пробегают сквозь сознание. Германский и итальянский фашизм формируют исторические модели, которые определяют это вывернутое наизнанку политическое мировоззрение. И хотя они уже не существуют, это мировоззрение и характеристики этих моделей были воспроизведены протофашистскими режимами в разное время в двадцатом веке. И оригинальные немецкая и итальянская модели, и более поздние протофашистские режимы обладали удивительно схожими характеристиками. И хотя многие ученые подвергают сомнению любую прямую связь между этими режимами, мало кто может оспорить их визуальное сходство.
Помимо внешней идентичности даже беглое изучение этих режимов раскрывает совершенно поразительное сходство методов их функционирования. Это, конечно, не является откровением для информированного политического обозревателя, но иногда бывает полезно с точки зрения перспективы вновь повторить очевидные факты и тем самым пролить необходимый свет на некоторые нынешние обстоятельства.

С этой точки зрения я рассмотрю следующие режимы: нацистскую Германию, фашистскую Италию, Испанию Франко, Португалию Салазара, Грецию Пападопулоса, Чили Пиночета и Индонезию Сухарто. Необходимо отметить, что все они представляют собой смешанную картину национальной идентичности, культуры, уровня развития и истории, но все они следовали фашистской или протофашистской модели захвата, распространения и сохранения власти. Кроме того, эти режимы были свергнуты, поэтому у нас есть более или менее полное представление об их основных характеристиках и злоупотреблениях.
Анализ этих семи режимов выявляет четырнадцать общих признаков, которые связывают их в узнаваемую конструкцию национального поведения и злоупотребления властью. В некоторых режимах эти основные характеристики более ярковыражены чем в других, но все они имеют по крайней мере, некоторые сходства.

1. Мощные и постоянные проявления национализма. Начиная от развешивания повсюду флагов до размещения их изображений повсеместно на одежде, значках. Стремление продемонстрировать патриотический национализм как самой властью, та и охваченными этим безумием гражданами, было очевидно всегда. Броскость лозунгов, восхваление армии и призывы к единству являются общими сособами выражения национализма. Это, как правило, происходит в сочетании с недоверием ко всему иностранному, которое зачастую граничит с ксенофобией.

2. Пренебрежение соблюдением прав человека. Фашистские режимы рассматривали права человека как бессмысленное препятствие на пути реализации целей правящей элиты. Наплевательство на принципы гуманизма преподносилось населению как необходимость благодаря продуманному использованию пропаганды с целью маргинализации и даже демонизации образов тех, чьи гражданские права были попраны. Когда злоупотребления принимали вопиющий характер, применялась тактика использования секретности, отрицания и дезинформации.

3. Использование образа врага / козлов отпущения в качестве объединяющего фактора. Наиболее существенной связующей нитью между этими режимами являлось использование образа врага в качестве средства для отвлечения внимания народа от других проблем, для того чтобы переложить вину за неудачи и направить разочарование в контролируемые режимом области. Использовавшиеся методы — неустанная пропаганда и дезинформация — как правило были эффективными. Зачастую режимы провоцировали „спонтанные“ действия в отношении выбранных ими козлов отпущения, как правило, коммунистов, социалистов, либералов, евреев, этнических и расовых меньшинств, общепринятых национальных врагов, представителей других религий, секуляристов, гомосексуалистов и „террористов“. К активным противникам этих режимов пропаганда неизбежно приклеивала ярлыки террористов и они рассматривались проправительственной частью общества как таковые.

4. Верховенство военных / алчный милитаризм. Правящая элита всегда находилась в тесном контакте с армией и военно-промышленной инфраструктурой, которые поддерживали её. Непропорционально большая часть бюджетных средств выделялась на нужды военщины даже тогда, когда внутренние проблемы страны были критическими. Вооруженные силы рассматривались как проявление национализма и использовались везде где только было возможно для отстаивания националистических целей, запугивания других стран, а также увеличения влиятельности и престижа правящей элиты.

5. Оголтелый сексизм. Кроме очевидного факта доминирования мужчин среди политической и национальной культурной элиты, эти режимы неизбежно рассматривали женщин как граждан второго сорта. Они были категорически против абортов, а также гомофобны. Эти отношения как правило были закреплены в драконовских законах, которые пользовались существенной поддержкой наиболее распространенной религии в стране, предоставлявшей тем самым режиму прикрытие для злоупотреблений.

6. Контроль за средствами массовой информации. При некоторых из этих режимов средства массовой информации находились под строгим прямым контролем и это позволяло правительству не сомневаться в том что они никогда не отклонятся от партийной линии. Другие режимы применяли более тонкие методы для уверенности в лояльности СМИ. Эти методы включали контроль за лицензированием и доступом к ресурсам, экономическое давление, призывы к патриотизму и скрытые угрозы. Руководители средств массовой информации зачастую были политически связаны с властной элитой. В результате, как правило, широкая общественность успешно оставалась в неведении о злоупотреблениях режима.

7. Одержимость национальной безопасностью. Безусловно, аппарат национальной безопасности находился под непосредственным контролем правящей элиты. Эти структуры, как правило, применялись в качестве орудия угнетения, функционируя в секретном режиме и без каких-либо ограничений полномочий. Их действия оправдывались в контексте защиты „национальной безопасности“ и высказывание претензий к деятельности спецслужб расценивалось как антипатриотизм и даже измена.

8. Срастание религии и правящей элиты. В отличие от коммунистических, фашистские и протофашистские режимы никогда не назывались их противниками безбожными. В самом деле, большинство режимов присоединялось к преобладающей в стране религии и позиционировало себя как воинствующих защитников этой религии. То что поведение правящей элиты было несовместимо с общими постулатами религии игнорировалось и замалчивалось. Пропаганда постоянно создавала иллюзию того, что правящая элита являлась защитником веры и противником „безбожия“. Навязывало мнение что выступление против правящей элиты было равносильно нападению на религию.

9. Защита корпоративной власти. Хотя личная жизнь рядовых граждан находилась под строгим контролем, крупным корпорациям дозволялось действовать в условиях относительной свободы. Правящая элита рассматривала корпоративные структуры не только как средство обеспечения военного производства (в развитых странах), но и в качестве дополнительного способа социального контроля. Члены экономической элиты часто поощрялись политической элитой с целью обеспечить поддержание общности интересов, особенно в репрессиях по отношению к несогласным гражданам.

10. Влияние профессиональных союзов и объединений ограничено или уничтожено. Поскольку профсоюзы всегда отмечались в качестве одой из угроз политической гегемонии правящей элиты и ее корпоративных союзников, раздробление или минимизация их влияния были неизбежны. Формирующие низший класс бедняки воспринимались с подозрением или с нескрываемым презрением. При некоторых режимах бедность считалась сродни пороку.

11. Презрение и подавление интеллигенции и искусства. Интеллектуалы, присущая и связанная с ними свобода мысли и слова, являлись проклятием для этих режимов. Интеллектуальная и академическая свобода считалась опасной для национальной безопасности и патриотических идеалов. Университеты находились под жестким контролем, политически неблагонадежные преподаватели подвергались преследованию или были уничтожены. Противоположные общепринятым в обществе идеи или выражение несогласия подвергались атакам, замалчивались или подавлялись. Для этих режимов искусство и литература должны были служить их интересам или не имели права на существование».

12. Навязчивая идея преступления и наказания. Большинство этих режимов поддерживалось драконовской системой уголовного правосудия — огромная часть населения находилась в тюремном заключении. Полиция зачастую прославлялась и была наделена почти неограниченной властью, что приводило к безудержным злоупотреблениям. «Обычные» и политические преступления часто объединялись в сфабрикованные уголовные дела, использовались против политических оппонентов режима. Страх и ненависть к преступникам или «предателям» часто нагнетались среди населения для использования их в качестве предлога для установления полицейской власти.

13. Разгул кумовства и коррупции. Деловые круги и приближенная к власти бизнес-элита зачастую использовали свое положение для личного обогащения. Такая коррупция работает в обоих направлениях: властная элита получает финансовую помощь и материальные ценности от экономической элиты, которая в свою очередь извлекает выгоду из своей близости к правительству. Члены правящей элиты имеют возможность разбогатеть также и из других источников: например путем расхищения национальных ресурсов. Благодаря полному контролю над аппаратом национальной безопасности и наморднику, надетому на средства массовой информации, коррупция в таких странах в значительной степени безусловна и недоступна для осознания ее населением в целом.

14. Мошеннические выборы. Выборы в виде плебисцитов, референдумов или опросов общественного мнения как правило были фиктивными. Когда проводились фактические выборы с участием кандидатов их итоги обычно фальсифицировались властной элитой для получения желаемого результата. Общие для всех фашистских режимов методы включали в себя контроль за избирательными механизмами, запугивание и лишение права голоса оппозиционных избирателей, уничтожение или признание недействительными законно поданных голосов, и, в крайнем случае, использование судебной ответственности в интересах властной элиты.

Дмитрий Петрушкевич
http://www.belaruspartisan.org/blogs/petrushkevich/14887/
(Дается с небольшими сокращениями).