Домой Анатолий Санотенко  ЧЁРНЫЙ СПИСОК

 ЧЁРНЫЙ СПИСОК

(Ретро-публикация главы из постмодернистского романа-трансформера-комикса «Невероятные приключения Вацлава Принципа, или – Бобруйск и его жЫвотные»). Начало:  http://babruysk.by/19000-2/

 

Вацлав Сигизмундович был включён бобруйскими властями в «чёрный список». За журналистскую, издательскую деятельность, а также прочее неподчинение.

Он, конечно, сразу узнал об этом.

«Давно, давно пора,  Вацлав Сигизмундович, враг ты народа этакий…» – сказал он вслух, будто обращаясь к кому-то, хоть и был тем самым Вацлавом Сигизмундовичем.

А надо сказать, что перед этим Принцип достаточно попил коррупционной полицейской кровушки. А спецслужбы так вообще – опустил. На землю. Опубликовал в «Предпоследних новостях» список их штатных сотрудников (всё-таки на наши налоги работают, общество имеет право знать их поимённо). А ещё раздал – кулуарно, за просто так – списки внештатных агентов, внедрённых в своё время в трудовые коллективы, в ряды общественных и политических организаций, в СМИ и прочие творческие объединения – с целью, прежде всего, провокаций и дискредитаций активных граждан и – в перспективе – насильственного удержания власти…

Борьба с активными людьми, с «гражданским обществом» – являлось первоочередной задачей спецслужб и приданных им сотрудников полиции.

Активисты гражданского общества – по умолчанию – были для властей пострашнее организованной преступности.

Та им хоть дань «организованно» платила. А «эти» – только кровь пили.

Вот как Вацлав Сигизмундович.

Хороший пример. Яркий. «Заслуженный кровопийца» Бобруйска, так сказать.

Между тем чиновники-коррупционеры, реваншисты коммунистического режима, лет надцать тому сварганили из их страны Закрытое акционерное общество. Сшибая себе 65 процентов государственного (читать: народного) дохода.

Было им тепло, уютно, сытно, безопасно, приятно… А тут – Вацлав Сигизмундович! Собственной персоной!

Ну, и некоторые другие. Такие же.

Мешают! Лишают спокойствия и благолепия существования!

В «чёрные списки» их, конечно… Самое место там для них…

В общем, собрали работников прокуратуры, следователей, «полиционеров» и говорят: «Так, достали записные книжки и – пишем по слогам: «Прин-цип, Вац-лав Си-гиз-мун-до-вич…»

И  никаких пометок в рабочих компьютерах! Только здесь, в служебных книжках, которые – если что – можно и уничтожить, – старым способом агентов Абвера.

Среди общих «повелений» имелись и такие «пункты»: не вступать с людьми из «чёрного списка» ни в какие контакты; без команд от руководства не реагировать ни на какие устные или письменные их заявления; при появлении любой информации об этих «особах» – тут же сообщать «по инстанции»…

Провели беседы с управляющими банков, дали рекомендации включить «чёрносписочников» в число лиц, имеющих плохую кредитную историю.

Было решено «запустить» по квартирам этих людей участковых инспекторов. Пусть, мол, походят, посмотрят, понюхают – может, что-то и найдут… Ну там листовки какие-нибудь, книги, оргтехника… использование жилого помещения не по назначению и т.д. и т.п.

Пришли и к Вацлаву Сигизмундовичу. Группой из шести человек. Усиленной – бо страшно ведь! – четырьмя сотрудниками ОМОН (плюс – участковый, плюс охфицер КГБОПП).

Но Принцип уже был проинформирован. Поэтому сразу послал их… в оперу, на «Лебединое озеро». Предложив исполнить для него, Вацлава Сигизмундовича, как большого любителя «полицимейского» и т.д. балета, «танец маленьких лебедей» прямо тут, в подъезде… Взявшись за руки и – перебирая ногами в сторону выхода из его дома!..

В общем, у охфицеров не срослось. Как всегда это бывало в случае с Принципом.

Но Вацлав Сигизмундович на этом ведь не остановился. Он обвинил «органы» в превышении и в злоупотреблении служебными полномочиями, в препятствовании его журналистской деятельности, в создании преступной группировки с уголовными намерениями… И – гонял потом эти самые «органы» по прокуратуре два года. Заставляя их писать, отвечать, краснеть, бледнеть, нервничать, пыхтеть над рапортами, получать нагоняи, лишаться премий…

Хоть и не наказал их в «уголовном порядке» (режим – не дал), но зато заставил всё же «танцевать» перед ним…

И  заодно – потренировался. Поскольку в их стране «победившего идиотизма» подобного рода тренировки надо было проходить периодически. Чтобы форму не потерять. Иначе – съедят. Без соли.

 

2016 г.