Домой Блоги Хотели, как лучше, или «Черномырдинки» наших дней…

Хотели, как лучше, или «Черномырдинки» наших дней…

Накануне 1-го апреля вспомнился мне незабвенный (в определенном смысле) Виктор Степанович Черномырдин (бывший премьер-министр РФ)…

В историю он вошёл, кроме всего прочего (плохого и хорошего), своими оригинальными фразами и выражениями, названными в народе «черномырдинками».

Ознакомьтесь и вы с ними, уважаемые читатели «БК». Ну, или вспомните.

С Днём юмора вас, с  Первым апреля!

Смех – лучшее лекарство!  Это – праздник, который всегда с вами. Не взирая ни на что!

 

Хотели, как лучше, а получилось, как всегда.

Президент сказал: «Есть контакт!». Будем есть контакт.

Раньше полстраны работало, а пол не работало, а теперь… всё наоборот.

Много денег у народа в чулках или носках. Я не знаю, где – зависит от количества.

Страна у нас – хватит ей вприпрыжку заниматься прыганьем.

Что я буду в тёмную лезть. Я ещё от светлого не отошёл.

Мы помним, когда масло было вредно. Только сказали – масла не стало. Потом яйца нажали так, что их тоже не стало.

Вот что может произойти, если кто-то начнёт размышлять.

У меня приблизительно два сына.

Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.

Правительство в отставку? У кого руки чешутся – чешите в другом месте!

Ну кто меня может заменить? Убью сразу…  Извините.

Мы пойти на какие-то там хотелки, как говорят, я извиняюсь, кто-то хочет больше, – ну, здесь так не бывает…

Мы надеемся, что у нас не будет запоров на границе.

Вы думаете, что мне далеко просто. Мне далеко не просто!

У меня к русскому языку вопросов нет.

Работать надо, а не щупать тут по углам, чего найдёте.

На ноги встанем – на другое ляжем.

Я не думаю, что губернатор должен именно работать так, чтобы вредить.

Россия со временем должна стать еврочленом.

Что говорить о Черномырдине, и обо мне?

Вот Михаил Михайлович – новый министр финансов. Прошу любить и даже очень любить. Михаил Михайлович готов к любви.

Если кто-то где-то – да!

Произносить слова мы научились. Теперь бы научиться считать деньги.

Вот мы там всё это буробим,  я извиняюсь за это слово…  за слово, Марксом придуманное, этим фантазёром.

Нам никто не мешает перевыполнять наши законы.

Надо контролировать, кому давать, а кому не давать. Почему мы вдруг решили, что каждый может иметь?

Я не тот человек, который живёт удовлетворениями. Для меня день прожитый — это уже история.

Вечно у нас в России стоит не то, что нужно.

Вы там говорили, а нам здесь икалось, но я и к этому отношусь нормально.

Переживём трудности. Мы не такие в России россияне, чтобы не пережить. И знаем, что и как надо делать.

Мы выполнили все пункты: от А  до Б.

На любом языке я умею говорить со всеми, но этим инструментом стараюсь не пользоваться.

Не надо сразу требовать невозможного, чтобы все говорили и писали.

Я тоже нёс большую нагрузку. У меня даже голос сел. А я ведь даже вчера не пил и другого ничего не делал. Я бы это с удовольствием сделал.

Стоит Чубайсу рот открыть, ему тут же сразу насуют, будьте любезны.

Если я еврей – чего я буду стесняться, что я еврей! Я, правда, не еврей.

Чем мы провинились перед Богом, Аллахом и другими?

Лучше водки хуже нет!

Надо срочно ликвидировать жертвы катастрофы.

Сроду такого не было, и опять то же самое.

Мы как вступать начнем, так обязательно на что-нибудь наступим.

Когда трудно, мы всегда протянем… то, что надо.

Помогать правительству надо. А мы его по рукам, по рукам, все по рукам. Еще норовим не только по рукам, но еще куда-то. Как говорил Чехов.

Все коммунисты – пропащие люди. Я сам был коммунистом, и членом ЦК.

Локомотив экономического роста – это как слон в известном месте.

Напугали бабу туфлями на высоком каблуке.

В  харизме надо родиться.

Есть ещё время сохранить лицо. Потом придётся сохранять другие части тела.

Курс, он у нас один – правильный.

Нельзя запрягать телегу посреди лошади.

Учителя и врачи тоже хотят есть. Практически каждый день!

Какую бы общественную организацию мы ни создавали – всегда получается КПСС.

Говорят, наш спутник без дела висит. У нас много чего висит без дела, а должно работать!

И с кого спросить, я вас спрашиваю? Эти там, те тут, а тех до сих пор никто ни разу.

И те, кто выживут, сами потом будут смеяться.

К сожалению, мёртвыми душами выглядят некоторые наши коллективные члены.

Как кто-то сказал, аппетит приходит во время еды.

Клинтона целый год долбали за его Монику. У нас таких через одного. Мы ещё им поаплодируем. Но другое дело – Конституция. Написано: нельзя к Монике ходить – не ходи! А пошёл – отвечай. Если не умеешь… И мы доживём! Я имею в виду Конституцию!

Обвиняют в чём? В коррупции? Кого? Меня? Кто? США? Чего они там вдруг проснулись?

Это не тот орган, который готов к любви.

Этот призрак… Бродит где-то там, в Европе, а у нас почему-то останавливается. Хватит нам бродячих.

Я готов и буду объединяться. И со всеми. Нельзя, извините за выражение, всё время врастопырку.

Я готов пригласить в состав кабинета всех-всех, и белых, и красных, и пёстрых. Лишь бы у них были идеи. Но они на это только показывают язык и ещё кое-что.

Я на Зюганова не могу обижаться. И не обижусь. У нас ведь на таких людей не обижаются.

Я проще хочу сказать, чтобы всем было проще и понять. Мы свою страну формулируем.

Много говорить не буду, а то опять чего-нибудь скажу.