Домой Анатолий Санотенко Бодунов и Беззаботкин (Сказка)

Бодунов и Беззаботкин (Сказка)

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве, где правил злой колдун, вся сила которого заключалась в его усах, жили-были Бодунов и Беззаботкин.

Случилось им как-то при помощи злого колдуна и его помощницы Мидии Дурынды захватить один старинный город, где их сто лет не ждали, сто лет видеть не хотели.

Бодунов там был старшим, Беззаботкин – хоть и аксакалистее, но – в подчинении. У Бодунова была городская казна, то бишь – общак, у Беззаботкина – все остальное. То есть – бизнес там разный, монополия на магическую связь с колдуном по специальному устройству, магические сношения с внешним миром и так далее.

Бодунов как появился в этом городе-граде, так сразу стал прикидывать, что бы к рукам своим прибрать. А руки у него, надо сказать, были загребущие. За это колдун, а также его сын, ставший генералом в 12 лет, – его и ценили.

Сначала Бодунов к стоянкам магических драндулетов присматривался, потом – за огненную воду взялся. Так привычнее. Поскольку ранее он уже был магистром колдовской мастерской по производству волшебной водицы, выпив которой, граждане их государства забывали про всё на свете и, как стадо бессловесных овец, даже не блея, шли голосовать за новый срок Колдуна на его колдовском посту.

Мидия Дурында довольно потирала руки.

Надо нам и про нее сказать, чтобы никого не обидеть.

Говорила Мидия двумя голосами одновременно, так что человек непривычный сразу даже не мог сообразить – один с ним человек беседует или два. Происходила она из этого же города, о котором речь, где запомнилась тем, что летала на работу в городской магистрат в волшебной ступе. Все годы – в одной и той же серой юбке.

Некоторые члены магистрата стали даже подозревать, что вся её сила в этой юбке и заключалась. Но они ошибались – сила её заключалась всё в тех же усах колдуна.

В общем, хорошая компания собралась. И когда Бодунов и Беззаботкин подросли до вменяемого возраста – сразу же в неё были зачислены, попали, так сказать, в правильные волшебные руки. Потому что каким бы всемогущим волшебник бы ни был, а помощники ему всё равно нужны. За всем не уследишь. Всю дань сам не соберёшь.

Но завелись в их городе вольные ремесленники. Хартию создали. И до того – страшно подумать! – обнаглели, что стали свою газету выпускать! Правду о колдуне, Дурынде и прочих его слугах рассказывать.

Непорядок!

Это как же теперь из казны тащить и дань беззаконную собирать! Надо на них Кощея Бессмертного напустить хотя бы.

Но Кощей Бессмертный давно уже снял свои военные доспехи и ни с кем не воевал. Очки нацепил, обленился, растолстел, как кот на Масленицу. И фамилию даже поменял на вполне себе гражданскую – Темнолесский.

Вот и пришлось колдуну, Дурынде, Бодунову и Беззаботкину много лет усилия прикладывать, чтобы хоть что-то с вольной Хартией и свободной газетой сделать.

Никакое колдовство не брало их семь лет!

И вот на восьмой год самое страшное – последнее! – заклинание они применили, – колдун подсказал.

Казалось бы – всё, одолели.

Но ушла вольная Хартия в область магическую, виртуальную, где и сам колдун с его усами был не в силах что-либо сделать.

А ведь надо было как-то о своей работе перед колдуном отчитываться. Пришлось всем врать, что нету теперь в их городе ни вольной Хартии, ни свободной газеты.

Но им никто не верил. И – смеялись в лицо, показывая пальцем…