Домой Новости Бобруйск: политические репрессии – продолжаются

Бобруйск: политические репрессии – продолжаются

Иван Хамренко (слева) и адвокат Александр Рыжков — перед процессом

2 ноября суд Бобруйского района и г. Бобруйска вынес решение по делу Ивана Хамренко – 12 суток административного ареста за участие в несанкционированном шествии. В течение четырёх заседаний бобруйчанин пытался доказать, что на мероприятии его не было, а задержание и составление протокола проходили с нарушениями его прав, но судья Анна Осипенко решила иначе.

ОМОНовец: сказали, что задерживаем, права и обязанности не разъясняли

Ивана Хамренко задержали сотрудники ОМОН на площади Ленина 25 октября около 16.00. Как позже стало известно в суде – по поручению начальника отделения охраны правопорядка и профилактики УВД Бобруйского горисполкома Сергея Рудько, который в то воскресенье «крутился» со своей видеокамерой на площади, снимая там всех отдыхающих в выходной день.

В зале суда перед процессом

Ивану предъявили обвинение в участии в несанкционированном митинге 23 сентября. Молодого человека повезли в УВД на Минскую, 130. Там составили протокол, забрали и арестовали мобильный телефон, после чего бобруйчанина отвезли в ИВС до суда. Суд начался на следующий день, 26 октября, прямо в изоляторе, под председательством Анны Осипенко. Защитником Хамренко выступил адвокат Александр Рыжков.

Выслушав свидетеля – подполковника Сергея Рудько, судья объявила перерыв до 28 октября. Ивана освободили.

Рассмотрение дела продолжилось на слушаниях 28, 29 и 30 октября.

Иван Хамренко утверждал, что он не принимал участие в митинге и шествии, а человек, в котором якобы его опознали сотрудники милиции, лишь похож на него, но это не он. Это же пытался доказать адвокат. Кроме того, адвокат обращал внимание суда на многочисленные нарушения, допущенные правоохранителями во время задержания и составления протокола. Это подтверждали и показания свидетелей. Одним из них выступил сотрудник ОМОН Алексейцев, который принимал участие в задержании Ивана 25 октября. На вопрос судьи, объяснили ли Ивану, за что его задерживают, и были ли ему разъяснены его права и обязанности, Алексейцев ответил:

«Сказали, что задержан. Права и обязанности при задержании не разъясняли. Рудько по телефону дал поручение, описал приметы того, кого нужно задержать, в чём он был одет, а мы в тот момент как раз стояли рядом с ним».

Рудько: «Я самоустранился»

Ещё одним свидетелем выступал Александр Лобан, который в УВД Бобруйского горисполкома является специалистом по компьютерной технике, на что адвокат в своём заключительном слова заметил, что это лишь на словах, и «не подтверждается какими-либо документами». Лобан давал пояснения по осмотру видеокамер, на записях с которых якобы был запечатлён Хамренко на митинге. Адвокат обращал внимание на множество нестыковок между словами свидетеля и протоколом. Поскольку Лобан в своих пояснениях часто ссылался на Рудько, судья решила повторно вызвать данное лицо и ещё раз опросить его.

На заседаниях 29 и 30 октября были просмотрены четыре диска с записью с митингов, а также из УВД – запись опроса и составления протокола на Хамренко.

Также повторно допросили Рудько. Адвокат пытался выяснить у него, каким был его процессуальный статус в момент задержания Хамренко, составления протокола, личного досмотра, осмотра видеокамер. Выяснилось, что этот самый статус у Рудько менялся во время того или иного действия. Так, Сергей Владимирович пояснил, что сначала сам хотел вести дело Хамренко.

«Но затем я понял, что не могу вести административный процесс, поскольку никто, кроме меня, не может опознать Хамренко, и тогда я самоустранился из ведения процесса, и стал свидетелем», – пояснил начальник отделения охраны правопорядка.

Адвокат спрашивал, где зафиксировано, что Рудько заявил самоотвод, но оказалось, что нигде. Позже адвокат заметил, что законных причин для самоотвода у Рудько не было, а также обратил внимание суда на отсутствие документального подтверждения самоотвода. Особой роли в дальнейшем ходе дела это не сыграло. Можно предположить – потому, что суды у нас имеют «специфическое» представление о праве и его применении.

Судья Осипенко: позвонить адвокату можно было по пути в УВД

Адвокат подчёркивал, что сотрудниками милиции было нарушено право Хамренко на защиту. Молодой человек в самом начале составления протокола об административном нарушении заявил, что ему нужен защитник. Но номер телефона адвоката Иван наизусть не знал, он был записан в его смартфоне. Задержанному не позволили включить телефон.

Лицо, ведущее административный процесс, предложило поискать номер адвоката «где угодно – на потолке, на обоях, в окне», добавив: «это ваши проблемы». Все эти фразы прекрасно слышны на видеозаписях, которые просматривались в суде.

Адвокат обращал внимание, что, в соответствии со ст.4.1. ПИКоАП, гражданину гарантировано право иметь защитника с начала административного процесса, а в случае административного задержания – с момента объявления ему о задержании. Во время оглашения решения судья скажет об этом следующее:

«Доводы о нарушении права на защиту судья находит несостоятельными, поскольку право на защитника реализуется лицом, в отношении которого ведётся административный процесс, самостоятельно. Как показал свидетель Алексейцев, при задержании Хамренко с просьбой о предоставлении защитника не обращался. По имеющимся видеозаписям было установлено, что телефон у Хамренко был изъят лишь в УВД, а по пути в УВД Хамренко мог спокойно реализовать своё право на защиту».

Адвокат особо обращал внимание суда на многочисленные нарушения сотрудников милиции в ходе ведения дела, в частности, то, что Хамренко не были разъяснены его права и обязанности, он не был предупреждён о ведении видеозаписи при составлении протокола. Адвокат подчёркивал, что, в связи с этим, процесс не может быть продолжен.

Адвокат: законы для всех должны иметь одинаковый смысл

После исследования письменных материалов дела, адвокат Рыжков выступил с заключительным словом. Речь была довольно длинной, мы приведём лишь короткую выдержку:

«Corpus iuris civilis – это современное название свода римского права, составленного в 534 году при византийском императоре Юстиниане Великом, который в историю вошел как «Свод Юстиниана». В то, казалось бы, далекое время, но что так актуально всегда и сегодня, и вот прямо сейчас. Высокий суд, император Юстиниан отмечал: «…среди всех дел нельзя найти ничего столь важного, как власть законов, которая распределяет в порядке божественные и человеческие дела и изгоняет всяческую несправедливость…»

Принцип законности – это принцип четкой определенности норм правапринцип права <..>, правовые нормы не должны зависеть от усмотрения конкретных должностных лиц.

Согласно Закону сомнения в обоснованности вывода о виновности лица, в отношении которого ведется административный процесс, толкуются только в его пользу.

Высокий суд! Я, адвокат Рыжков Александр Николаевич, прошу вас сегодня только о законности и справедливости! Закончить своё выступление я хочу двумя цитатами. Первую цитату произнёс сегодня сотрудник милиции Андрей Комар: «Утверждать я могу всё, что угодно».

Вторая цитата принадлежит Шарлю Луи Монтескье: «Законы должны иметь для всех одинаковый смысл».

После речи Рыжкова зал аплодировал.

Судья Анна Осипенко огласила решение – 12 суток ареста с зачётом суток, проведённых в ИВС с 25 на 26 октября. Таким образом, в изоляторе Хамренко пробудет 11 суток и выйдет на свободу 13 ноября.

Во время зачитывания решения судья отметила: «Оснований не доверять лицу, ведущему административный процесс Комару, свидетелям Рудько, Алексейцеву и Лобану не имеется». Доводы и доказательства адвоката она назвала ничем не подкреплёнными.

Также судья вынесла частное определение «об изложенных фактах нарушения действующего административно-процессуального законодательства при подготовке дела лицом, ведущим административный процесс, довести до сведения начальника УВД Бобруйского горисполкома для принятия соответствующих мер для недопущения нарушений в будущем».

После процесса

 

Марина Михневич