Домой Анатолий Санотенко Бобруйск и Магдебургское право: все еще впереди

Бобруйск и Магдебургское право: все еще впереди

«Гісторыя ВКЛ — гэта вельмі важны і самы працяглы этап
нашай гісторыі».

Валентин Голубев,
доктор исторических наук, заведующий
отделом истории Беларуси Средних
веков и начала Нового времени Института
истории Национальной академии наук
Беларуси.

Первое упоминание о Бобруйске в официальном письменном источнике произошло в 1387 год — в договорной грамоте великого князя Литовского и Русского Ягайло и его брата Скиргайло.

Иными словами, главный Литовский, Русский и Жемойтский князь отдавал Бобруйск «на княжение» своему брату.

Цитата из грамоты 1387 г.: «Яз (г.зн. Владислав Ягеллон) и с своим братом со князем Скиригайлом умыслили и обещаем… в Литовской земле княженье Троцкое… також на Руской стороне город Менеск, Литовскагож Княжения весь и со всеми людьми и с землею и со всякой пошлиною и доходом и Князи служебные, тым всем володети Князю Скиригайлу брату нашему, також волость Свислочь и… також Бобруеск обе половины и с данью и с землею с людьми и со всеми доходы…»

Хотя, надо понимать, что к тому времени — времени первого упоминания — Бобруйск уже существовал какое-то время, уже «оформился» в «полноценный» город. Можно только спорить о цифрах — на сколько он «старее» — на 50, 100 или больше лет.

Потом Бобруйск становится резиденцией великокняжеского наместника. То есть — старосты, который подчинялся Виленскому воеводе.

На протяжении многих столетий город был в «государственном» управлении. Как считают историки и краеведы, по той причине, что Бобруйск постоянно разрушался во время многочисленных войн. Постоянно терял свой прежний городской статус, и нужно было и время, и как бы мы сейчас сказали, «ручное управление», чтобы снова наладить в нем городскую жизнь, экономику, выплату пошлин в государственную казну…

Надо сказать, что судьба Бобруйска трагична. Не настолько, как города Казимир, который был разрушен московским войском в 1655 году и обнаружен археологами около десяти лет тому назад. Но все же — трагична.

То, что нам известно на сегодняшний день: город трижды был опустошен и сожжен — в 1508 году, войском князя Глинского, возжелавшего щедрот московских и поднявшего мятеж в Великом княжестве Литовском; в 1535 году, — воевода московского князя Федор Овчина со товарищами «и посады у городов жгли села жгли и люди и живот (имущество) и животину выимали, и иное выжгли и вышли по-здорову» (не захватив самой бобруйской крепости); и — в 1655 году, когда атаман Золотаренко со своим 20-тысячным войском по «заказу» тишайшего Алексея Михайловича, главного «смотрящего» князя Московского, захватил и полностью уничтожил Бобруйск.

(Отмечу в скобках, что четвертое, «окончательное» «уничтожение» Бобруйска — именно средневекового Бобруйска — произошло в 1810–1811 годах, когда строили крепость. Город тогда был практически полностью снесен).

После вышеописанных событий — уничтожения Бобруйска атаманом Золотаренко — он на 100 лет перестал быть городом. И стал проходить по разряду «местечек».

А потом было — Северная война, три эпидемии холеры… Войска проходят по этой земле в обе стороны. Принося голод, разруху и мор.

И все же — через некоторое время после Северной войны — наступает временное затишье. По не до конца проверенным сведениям, в 1764 году Бобруйск все же получил Магдебургское право (и герб), — для, так сказать, дальнейшего самостоятельного развития.

Якобы документы об этом какие-то беларуские историки видели в архиве Кракова… И вроде бы был там и герб, данный Бобруйску в 1764 году… Но тут мы уже вступаем в область легендарную, почти мифическую. Понятно одно, что по-настоящему «открыть» историю Бобруйска еще предстоит нам всем — и историкам, и краеведам, и просто бобруйчанам, которые интересуются историей своего города, историей своей страны…

Будем не только надеяться на то, что у Бобруйска все еще впереди, но и способствовать этому — тем, чем можем.

В ином случае наше историю напишут за нас люди, враждебно настроенные к исторической правде, к беларуской государственности…

Например, приведем цитату с сайта Бобруйской епархии.

В рубрике «Борьба с унией» там говорится: «За свою верность православию в 1649 году Бобруйск был подвергнут разгрому войсками короля Яна Казимира. После Брестской унии 1596 года и последовавшего насильственного окатоличевания Великого княжества Литовского православное казачество встало на защиту интересов православного населения. Казачий атаман Поддубский держал в Бобруйске оборону сначала против отряда хоружего Яна Паца, потом против шляхетского войска Владислава Валовича. При этом казаки не только не сдавали город, но и наносили неприятелю чувствительные поражения. Только регулярные королевские войска под началом Януша Радзивилла смогли занять город, когда подкупленные люди тайно открыли ночью ворота. Ворвавшись в город, солдаты не щадили ни стариков, ни детей. Из живых людей, посаженных на кол, Радзивилл устроил вокруг города ограду. Из 6.000 человек в живых осталось всего 200. После этого город длительное время находился в руинах». (http://bobruisk.hram.by/history/history.html).

Вот такая цитата… Что тут можно сказать?

Понятно, что действительные события 1655 года были «перенесены» «записными историками» на пять лет раньше — в 1649 год. И в этих событиях «действующих лиц» поменяли местами. (Спрашивается, если Бобруйск в 1649 году сжег Радзивилл, то что же тогда «яростно» уничтожал атаман Золотаренко в феврале 1655 года — фантом города, что ли?)

Понятно, что есть исторические свидетельства о том, что горожане, так сказать, одумавшись, в 1649 году сами открыли ворота королевскому, то есть «государственному» войску.

Понятно, что Бобруйск был государственной собственностью и разрушать его никто не собирался. И — не разрушал. Тогда. А сделали это те, кто потом и писал такую вот его «историю».