Домой Видео Бобруйчанина избили в милиции за фотографию автобуса. Он восемь дней провёл в...

Бобруйчанина избили в милиции за фотографию автобуса. Он восемь дней провёл в больнице

Ушиб грудной клетки, гематомы лобной области, периорбитальная гематома, множественные ссадины межлопаточной области. Помимо этого, частые головные боли и тошнота. С такими диагнозами и симптомами 37-летний Сергей Каранкевич был выписан из больницы, куда его  привезли сотрудники милиции…

Били долго. Заставляли петь государственный гимн РБ

Сергея Каранкевича задержали 14 сентября. Тогда, когда, казалось бы, избивать  задержанных уже перестали.  Но, видимо, для него было сделано «исключение».

Как рассказал Сергей, в тот понедельник он ехал по городу на своём велосипеде. Хотел пообедать в столовой завода КПД. По дороге, проезжая здание УВД Бобруйского горисполкома, увидел автобус синего цвета, на котором в последние два месяца в нашем городе возят ОМОН и задержанных граждан. Мужчина решил сфотографировать этот автобус. Остановился, достал телефон. И в этот момент увидел, как с торца здания УВД выбежали человек десять сотрудников в форме оливкового цвета, без опознавательных знаков. Они побежали в сторону Сергея. Мужчина не успел как-либо среагировать, как его уже «взяли в кольцо, схватили за руки и ноги, стянули их пластмассовой стяжкой и в буквальном смысле понесли в здание УВД».

Эти неизвестные люди в форме занесли Сергея в ту же дверь, из которой выбежали. Там, по словам мужчины, его бросили на пол и стали бить.

«Били долго. Количество ударов я не считал, их было слишком много. Кто бил, сколько их было, чем били – я не видел. Мне не давали поднять голову. Как только я пытался это сделать – меня сразу били, – рассказал Сергей. – Я лежал на левом боку возле стены, поэтому больше у меня пострадала правая сторона тела. Пока били, спрашивали: «Тебе перемены нужны? Так сейчас мы покажем». Больше всего ударов было по голове. Задали вопрос – удар, что-то сказали – ещё удар. И так много раз. Всё это сопровождалось нецензурными словами в мой адрес. Потом один из них стал заставлять меня петь государственный гимн Беларуси. Я текст не очень знаю, так он говорил слова, я повторял, так мы вместе и исполнили. У меня просили пароль от телефона. Я сразу не сказал, и получил пару ударов. Тогда понял, что лучше сказать. В телефоне они нашли фотографии машин, припаркованных с нарушениями. Сами же сказали, что это машины сотрудников. И вновь били – уже за эти фотографии».

Кроме того, Сергею, по его словам, сломали велосипед.

«Я слышал, как они топчут катафоты, как пробивают и спускают колесо. Велокомпьютер пробит словно отвёрткой. Чем им не понравился мой велосипед, не знаю. Возможно, это из-за бело-красно-белых фликеров, которые я на него прицепил», – говорит бобруйчанин.

«Как привезли, так и увезли»

Избив, мужчину отвели в актовый зал. Там, по его словам, давали подписывать какие-то бумаги. Возможно, опись личных вещей, но точно Сергей не уверен, потому что очень плохо себя чувствовал – болела голова, опух правый глаз. Судя по всему, сотрудники милиции увидели, что наделали, и сами отвезли мужчину в больницу. Там после осмотра врачи решили его госпитализировать. Выписали лишь через 8 дней с диагнозами: «Ушиб грудной клетки слева. Подкожная гематома лобной области. Периорбитальная гематома справа. Множественные ссадины межлопаточной области».

Кроме того, Сергей говорит, что у него до сих пор часто болит голова и ощущается тошнота. КТ или МРТ в больнице мужчине не делали.

Выписавшись из больницы, Сергей получил повестку в суд по двум статьям КоАП РБ: ч.3 23.34 – повторное нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий, и 23.4 – неподчинение законным требованиям должностного лица.

На этом милиция не оставила Каранкевича в покое. В пятницу 25 сентября за ним приехали на работу (Сергей – водитель на ОАО «Белшина»). По словам мужчины, начальник сказал ему срочно идти на проходную. А там его уже ждали неизвестные люди в масках. Они не представились, просто сказали: «пройдёмте» и увели Сергея в «Газель» белого цвета. Мужчина успел позвонить родным и сообщить, что его везут в милицию, после чего номер стал недоступным.

Мать Сергея Татьяна Каранкевич разыскивала сына до вечера. Сначала она ждала возле ИВС. В тот день там проходили суды над задержанными, и можно было предполагать, что Сергея тоже привезут туда. Женщина рассказала, что его действительно привозили, и она видела его за шторками в «Газели». Но когда она, не дождавшись никакой информации, стала звонить в звонок на воротах ИВС, ей сказали, что Сергея Каранкевича у них нет, а что привезли – «как привезли, так и увезли». Так, по слова Татьяны, ей ответили через домофон. Позже сказали, что Сергея повезли в суд на Тухачевского, 5. Однако в суде у сотрудников такой информации не было, в списках Каранкевич не значился, более того, рабочий день заканчивался.

«Посадили в «Газель» и поехали катать по городу»

Вместе с Татьяной Каранкевич мы поехали в Следственный комитет. Ранее она уже подала туда заявление за избиение сына, пока он был в больнице. Теперь хотела написать ещё одно – на действия сотрудников милиции, которые не дают ей информацию о сыне, и об его исчезновении.

Дежурный милиционер отказался принимать у Татьяны заявление, сказал, что следователь не выйдет, а просит передать, чтобы по поводу исчезновения сына женщина обращалась в милицию. В присутствии дежурного милиционера Татьяна позвонила на номер «102», там ей не дали никакой информации, лишь назвали номер начальника отделения охраны правопорядка и профилактики УВД Бобруйского горисполкома, и сказали звонить туда. Татьяна звонила. Звонок обрывался после первого же гудка. Женщина стала требовать, чтобы дежурный милиционер позвал следователя. Он попросил ожидать и удалился. В это время Татьяне позвонил сам Сергей и сказал, что его везут обратно на работу.

Мы поехали к проходной «Белшины», через которую Сергей проходит на своё рабочее место. На наших глазах туда же подъехала «Газель» белого цвета, из которой вышел Сергей Каранкевич. Машина сразу же уехала.

«Я так и не понял, что это было, – говорит Сергей. – Меня утром забрали, посадили в эту «Газель» и стали катать по городу. Сначала повезли в УВД. Там поводили по этажам. Я даже в кабинеты не заходил, посидел в коридорах – сначала на первом этаже, потом на третьем, потом опять на первом. Осмотрели мои вещи. Потом повезли в ИВС. Там я несколько часов просидел в бусе. Потом мне померяли температуру – термометр показал повышенную. Меня повезли в поликлинику. Там взяли анализы, осмотрели, снова померяли температуру, написали – ОРВИ. Повезли обратно в ИВС. Там сказали, что с таким диагнозом не возьмут. Тогда меня повезли на работу, откуда и забрали. Никто ничего не объяснял. Я так понял, сами сотрудники, которые меня сопровождали, не знали, что делать. Они так и говорили мне – куда нам сказали, туда и везём».

Мужчине не дали никаких документов о том, что его задержала милиция. После того, как его отпустили, Сергей пошёл в УВД и написал заявление на имя начальника о том, чтобы ему предоставили справку, что он провёл несколько часов под стражей. Иначе, говорит Сергей, он не знает, что будет с работой – начальник уже предупреждал его, что в случае ещё одного задержания, он будет уволен.

Как выяснилось позже, в пятницу 25 сентября на «Белшине» задержали не только Сергея Каранкевича. Известно, как минимум, ещё про одно задержание в подготовительном цеху КГШ. Там, в ответ на арест коллеги, рабочие остановили производство. Условием для возобновления работы было немедленное освобождение задержанного. В ситуацию пришлось вмешаться генеральному директору. Задержанного отпустили и привезли обратно на работу. Но его ждёт суд, как и Сергея Каранкевича.

Для Сергея же это будет уже не первый суд по ст.23.34 КоАП РБ. Мужчину уже задерживали 10 августа. Тогда он вечером ехал на велосипеде возле здания горисполкома и попал в «хапун». И вместе с велосипедом оказался в автозаке, а потом – в СИЗО, где провёл ночь и весь следующий день. Суд постановил назначить наказание в виде ареста сроком в 24 часа, и Сергея отпустили.

В нашем видеосюжете Сергей подробно рассказывает, как его задерживали и избивали 14 сентября, о лечении после этого в больнице и о том, что он обо всем этом думает.

 

Марина Михневич