Домой Блоги 1 апреля! Улыбнитесь!

1 апреля! Улыбнитесь!

РаневскаяВ нынешнем году бобруйчан поздравит с Днём юмора Фаина Раневская, Народная артистка СССР, трижды лауреат Сталинских премий (!), кавалер множества высших советских орденов…

 

Вошла в историю советского кино комедией «Подкидыш» и фразой её героини: «Муля, не нервируй меня». А фильму «Мечта» с её участием был устроен просмотр в американском Белом Доме для Президента Рузвельта и элиты Голливуда с Чарли Чаплиным, Мэри Пикфорд, и писателем Теодором Драйзером.

 

Кроме того, Ф. Раневская осталась в памяти коллег и своим чрезвычайно острым языком, буквально на грани фола. Некоторые её мысли и высказывания из тех, что не содержат обсценной лексики, «БК» предлагает нашим читателям.

 

Раневская приглашает в гости и предупреждает, что звонок не работает:
–  Как придете, стучите ногами.
–  Почему ногами, Фаина Георгиевна?
–  Но вы же не с пустыми руками собираетесь приходить!

 

–  Жемчуг, который я буду носить в первом акте, должен быть настоящим, – требует капризная молодая актриса.
–  Всё будет настоящим, –  успокаивает ее Раневская. –  И жемчуг в первом действии, и яд –  в последнем.

 

Оправившись от инфаркта, Раневская заключила:
–  Если больной очень захочет жить, врачи будут бессильны.

 

Раневская стояла в своей грим-уборной совершенно голая, и курила. Вдруг к ней без стука вошел директор театра имени Моссовета Валентин Школьников. И ошарашено замер. Фаина Георгиевна спокойно спросила: «Вас шокирует, что я курю?»

 

Раневскую спросили: «Какие, по вашему мнению, женщины склонны к большей верности: брюнетки или блондинки?»
Не задумываясь, она ответила: «Седые!»

 

–  Очень сожалею, Фаина Георгиевна, что вы не были на премьере моей новой пьесы, –  сказал Раневской драматург Виктор Розов. – Люди у касс устроили форменное побоище!
–  И как? Удалось им получить свои деньги обратно?

 

Известная актриса в истерике кричала на собрании труппы:
–  Я знаю, вы только и ждете моей смерти, чтобы прийти и плюнуть на мою могилу!
Раневская громко заметила:
–  Терпеть не могу стоять в очереди!

 

Раневская обедала в ресторане и осталась недовольна и кухней, и обслуживанием.
–  Позовите директора, –  сказал она, расплатившись.
А когда тот пришёл, предложила ему обняться.
–  Что такое? –  смутился тот.
–  Обнимите меня, –  повторила Фаина Георгиевна.
–  Но зачем?
–  На прощание. Больше вы меня здесь не увидите.

– Посмотрите, Фаина Георгиевна! В вашем пиве плавает муха!
–  Всего одна, милочка. Ну сколько она может выпить?!

Из письма актёру и режиссёру С. Михоэлсу: «Есть люди, в которых живёт Бог; есть люди, в которых живёт Дьявол; а есть люди, в которых живут только глисты».

 

На вопрос: «Вы заболели, Фаина Георгиевна?» –  она привычно отвечала: «Нет, я просто всегда так выгляжу».

 

Одна из самых известных её фраз: «Лучше быть хорошим человеком, ругающимся матом, чем тихой, воспитанной тварью».

 

–  Сегодня я убила 5 мух: двух самцов и трех самок.
–  Как вы это определили?
–  Две сидели на пивной бутылке, а три на зеркале, –  объяснила Фаина Георгиевна.

 

–  Фаина, –  спрашивала её старая подруга, – как ты считаешь, медицина делает успехи?
–  А как же. В молодости у врача мне каждый раз приходилось раздеваться, а теперь достаточно язык показать.

 

У Раневской спросили:
–  Сколько раз краснеет в жизни женщина?
–  Четыре раза: в первую брачную ночь; когда первый раз изменяет мужу; когда первый раз берет деньги; когда первый раз дает деньги, – ответила она.

 

–  Вы не поверите, Фаина Георгиевна, но меня ещё не целовал никто, кроме жениха.
–  Это вы хвастаете, милочка, или жалуетесь?

 

Фаина Георгиевна никогда не была замужем.
Вот что она сказала в конце жизни: «Союз глупого мужчины и глупой женщины порождает мать-героиню. Союз глупой женщины и умного мужчины порождает мать-одиночку. Союз умной женщины и глупого мужчины порождает обычную семью. Союз умного мужчины и умной женщины порождает легкий флирт».

 

И ещё от Раневской на эту тему: «Женщины не слабый пол, слабый пол –  это гнилые доски».

 

О своём здоровье она рассказывала так: «Здоровье –  это когда у вас каждый день болит в другом месте».

 

Как-то Раневская, сняв телефонную трубку, услышала сильно надоевший ей голос кого-то из поклонников, и заявила: –  Извините, не могу продолжать разговор. Я говорю из будки телефона-автомата, а здесь большая очередь.

 

Однажды на репетиции главный режиссёр театра Ю. Завадский закричал Раневской из зала: «Фаина, вы своими выходками сожрали весь мой замысел!». «То-то у меня чувство, как будто наелась г…», –  громко ответила актриса.

 

Раневская о себе: «Я как старая пальма на вокзале –  никому не нужна, а выбросить жалко».

–  Ну-с, Фаина Георгиевна, и чем же вам не понравился финал моей последней пьесы? –  поинтересовался у Раневской знакомый драматург.
–  Он находится слишком далеко от её начала, – ответила актриса.

 

Раневская поделилась впечатлениями:

– Я была вчера в театре. Актеры играли плохо, просто ужасно, особенно Дездемона, и когда Отелло начал душить её, публика устроила овацию.

 

У Раневской спросили, не знает ли она причины развода знакомой пары. Фаина Георгиевна ответила:
–  У них были разные вкусы: она любила мужчин, а он –  женщин.

–  Кем была ваша мать до замужества? –  спросил у Раневской настырный интервьюер.
–  У меня не было матери до её замужества, –  пресекла Фаина Георгиевна дальнейшие вопросы.

 

В купе вагона назойливая попутчица пытается разговорить Раневскую:
–  Позвольте вам представиться. Я – Смирнова.
–  А я –  нет.

 

Раневская изобрела новое средство от бессонницы и делится этим с подругой:
–  Надо считать. Желательно до трех. Максимум –  до полчетвертого.

Раневская ходит очень грустная, чем-то расстроена.
–  У меня украли жемчужное ожерелье!
–  Как оно выглядело?
–  Почти как настоящее…

Знаете, –  вспоминала уже в начале 80-х Раневская, – когда я увидела этого лысого на броневике, то поняла: нас ждут большие неприятности. (В 1917 году ей был 21 год).

 

Поклонница просит домашний телефон Раневской. Она ответила:
–  Дорогая, откуда я его знаю? Я же сама себе никогда не звоню!

 

–  Чем умный отличается от мудрого? –  спросили у Раневской.
–  Умный знает, как выпутаться из трудного положения, а мудрый никогда в него не попадает.

 

Или я старею и глупею, или нынешняя молодёжь ни на что не похожа! –  сетовала Раневская. –  Раньше я просто не знала, как отвечать на их вопросы, а теперь даже не понимаю, о чём они спрашивают.

 

У Раневской спросили:
–  Как вы себя чувствуете, Фаина Георгиевна?
–  Болит печень, сердце, ноги, голова. Хорошо, я не мужчина, а то бы и предстательная железа заболела.

Вопрос интервьюера:

–  Что для вас самое трудное?
–  О, самое трудное я делаю до завтрака, –  сообщила она.
–  И что же это?
–  Встаю с постели.

У Раневской спросили:

–  Почему вы всю жизнь кочевали из театра в театр?
–  Искала святое искусство.
–  И нашли?
–  Да!
–  Где же?
– В Третьяковской галерее.

Раневская постоянно позволяла себе употреблять крепкие выражения, и когда ей сделали замечание, что в русском литературном  языке нет слова «ж…», она ответила: «Странно, слова нет, а ж… у каждого есть…».

Знакомая певица сообщает Раневской:
–  Я вчера была в гостях у N. И пела для них два часа…
Фаина Георгиевна прерывает ее возгласом:
–  Так им и надо! Я их тоже терпеть не могу!

Одной даме Раневская сказала, что та по-прежнему молода и прекрасно выглядит.
–  Я не могу ответить вам таким же комплиментом, –  дерзко ответила та.
–  А вы, как и я, соврите! –  посоветовала Фаина Георгиевна.

В качестве комплимента коллегам-актёрам, снявшимся в каком-то фильме: «Четвёртый раз смотрю этот фильм и должна сказать, что именно сегодня вы играли великолепно, как никогда».

Актрисы обсуждают, как срочно похудеть к празднику:
–  Ешьте фрукты, –  посоветовала Раневская.
–  Какие именно, Фаина Георгиевна?
–  Всё равно, какие. Главное – немытые.

 

Фаина Георгиевна вернулась домой бледная, как смерть, и рассказала, что ехала от театра на такси.
–  Я сразу поняла, что он лихач. Как он лавировал между машинами, увиливал от грузовиков, проскакивал прямо перед носом у прохожих! Но по-настоящему я испугалась уже потом, когда мы приехали, и он достал лупу, чтобы посмотреть на счетчик!

 

Сняться в плохом фильме всё равно, что плюнуть в вечность.

Я не признаю слова «играть». Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене нужно жить.

Старость –  это время, когда количество свечей на именинном пироге обходятся дороже самого пирога, а половина моей мочи уходит на анализы.

 

Отпускайте идиотов и клоунов из своей жизни. Цирк должен гастролировать! (И заметьте: ничего «политического»!)