Домой Анатолий Санотенко Во Францию!

Во Францию!

(Сорок шестая глава из романа в фельетонах «Бобруйск и его жЫвотные, или Невероятные приключения Вацлава Принципа в стране победившего идиотизма»)

 

И наступило время оно. И возопили бобруйские чиновники-коррупционеры: «А не лепо ли ны бяшеть сказ про отъезд Вацлава Сигизмундовича, например, во Францию?»

Запустим такую байку, чтоб народ его возненавидел. Мол, вот он какой, буржуин проклятый и т.д.

«Лепо, лепо»,  – ответили им там, где надо. Давайте, мол, начинайте. Запускайте. Сие – креативно!

Начали.

Сперва выбрали «информаторов-проводников – «полномочных» представителей «сарафанного радио» – и «целевую группу». Определили задачи и средства. А также – планируемый результат.

«Мулька» получилась такой: Принцип разочаровался во всем, во всех и съезжает жить, сволочь этакая, во Францию. Так сказать, на Лазурный берег. На Елисеевы, чтоб их, поля! Всякие там Ниццы и Куршевели – чтобы позлить народ, –  прилагались во всех ракурсах, в цветных картинках…

Месседж, который,  по плану,  должна была нести эта байка, заключался в следующем: 1. Вацлав Сигизмундович – чужой нам ментально, не «наш» человек (мол, в недавнем советском прошлом сказали бы – предатель Родины! а теперь мы – добренькие); 2. денег у Принципа (само собой, нажитых нечестным издательским трудом) столько, что хватит и на Лазурные берега, и на Ибицу с Мальдивами. На все эти ниццы-пиццы, которых вы в своей жизни не видели – не едали, и вряд ли когда-нибудь увидите и попробуете.

И в этом тоже, разумеется, был виноват Вацлав Сигизмундович со своими принципами.

В том, что – не видели и не едали.

Таков был план. Его, этот планец, и завели как «динамо-машину».

Дело пошло! Само пошло! Эдакая полицейско-кегебопская «Дубинушка».

Ходоки-информаторы, «обтираясь» в редакциях местных газет, в рабочих коллективах, в среде интеллигенции, делая покупки на рынке, забирая своих детей из детсадов, сидя на родительских собраниях в школах, доверительно шептали соседям: «А знаете, Принцип-то во Францию уезжает! Редактор «Предпоследних новостей». Да-да, вот так!..» – и ссылались на своих знакомых/родственников, якобы работающих в этой газете (как вариант – в «органах»; очень внутренних).

Информация, мол, проверенная! Из первых рук! Со дня, мол, на день… Со всем скарбом… Газету – бросает… на произвол судьбы… вместе с коллективом!..

В общем, такие вот «мордастые страсти» творились-крутились вокруг Вацлава Сигизмундовича. Скуластые, узколобые, ощерившиеся…

В первое время Вацлав Сигизмундович не понимал, что происходит. Но чувствовал – что-то происходит… Только непонятно – что…

При встречах со знакомыми ему людьми, к нему расположенными хорошо, он видел «понимающие» улыбки; от недругов встречал «презрительные» взгляды… Кто-то из его знакомцев даже «проговаривался»: мол, мы вас понимаем, Вацлав Сигизмундович, прекрасно понимаем… Мы – с вами! Не думайте…

Прошел месяц, два, у него стали интересоваться: «А когда вы это…»

«Что когда? И что такое «это», – удивленно интересовался он.

Ему не отвечали. Или говорили неопределенно: «Ладно, ладно…» – и уходили от ответа.

В конце концов, забеспокоились и в его «родном» коллективе, в редакции. Спросили напрямую, как там было принято: «Что, в самом деле?»

– О каком деле, собственно говоря, идет речь», – по своей филологической привычке скаламбурил он.

– В смысле – уезжаете от нас?

– И куда я от вас уезжаю, позвольте поинтересоваться?

– Во Францию…

И тут Вацлав Сигизмундович понял, чем именно так тревожились всё это время добрые и не очень люди! И так задорно, так залихватски он рассмеялась, что покатилась вся редакция!

Всем сразу стало очень весело, всем сразу стало всё понятно… Наступило всеобщее просветление. Всеобщий праздник души! Карнавал правды и справедливости!

И можно было даже обойтись без «сопутствующих слов Принципа:

«Остаюсь, дорогие мои, остаюсь! Куда ж вы без меня, а я без вас!.. Так и знайте, остаюсь!» – подняв кулак кверху и потрясая им над своей головой, пародийно кричал он, будто обращаясь к кому-то там, наверху…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя