Домой Культура В нем всегда жил художник, или – Краткая повесть о Леониде...

В нем всегда жил художник, или – Краткая повесть о Леониде Хацановиче

Бобруйск, Леонид Хацанович, художник

Много лет тому назад, разговаривая с художником А. Рабкиным, я впервые услышала это имя. «Ты обязательно должна написать  о Леониде Хацановиче», – сказал  Рабкин и дал мне адрес  художника.

Без труда нашла небольшой дом у железнодорожного вокзала. Я тогда  уже много знала о Леониде Хацановиче. Но когда слушала его рассказ о том, что ему пришлось пережить, – открывалась глубина ранее узнанного, все воспринималось совершенно по-другому…

Витебск – центр изобразительного искусства Беларуси…

Путь в профессиональное искусство для Леонида Хацановича начался в Витебске.

Еще был жив учитель Марка Шагала Ю. Пэн; на начинающих художников оказывали влияние известные живописцы: И. Ахремчик, В. Дежиц, Л. Лейтман, Ф.Фогт…

Витебское народное художественное училище просуществовало с 1919 г. по 1941. В условиях  Гражданской войны Марку Шагалу удалось добиться выделения помещения для училища и пригласить на работу художников из Москвы и Петрограда.

Для начинающих художников Витебск был таким городом, где осуществлялись великие мечты.

Поступление и учеба в училище запомнились  ему на всю жизнь.

Опоздав – по вине секретаря – на  десять дней (была дана неверная информация),  Хацанович сразу попал в поле зрения  завуча, известного акварелиста Льва Марковича Лейтмана.

Как говорится, нет худа без добра. Лейтман просмотрел рисунки, тут же скомпоновал натюрморт и предложил нарисовать.

Задание было выполнено уверенно.

Лев Маркович перевернул работу и на обратной стороне написал: «Зачислить».

И вновь неудача. Из-за опоздания в училище – стипендию не начислили. И опять пришел на помощь Лев Маркович. Он предложил выполнить работу для училища, за которую  Леонид получил деньги.

В училище была прекрасная атмосфера.  Постоянное  присутствие рядом ярких,  талантливых людей, общение с ними, учеба у них, способствовало профессиональному росту – даже на уровне подсознания…

«Дан приказ: ему на Запад»…

Училище закончить  не удалось.  Война перечеркнула все. В 1941 году училище было закрыто, молодые художники уходили на фронт…

Леонид Хацанович попадает на Юго-Западный фронт и начинается новый период в его жизни.

5 мая 1942 года разделило жизнь художника на до и после. В этот день, в числе 270 000 воинов, которые считались  пропавшими без вести, он попал в окружение и оказался в плену.

Между жизнью и смертью, или – Кунстмалер

Один концентрационный лагерь сменялся другим… Постоянное унижение человеческого достоинства, ощущение безнадежности, великие испытания…

В концлагерях из людей выбивали все человеческое, но даже в таких условиях в нем всегда жил художник!

В нечеловеческих условиях концентрационных лагерей Леонид Хацанович не забывал о своем призвании и не расставался с любимым делом  всей своей жизни.

Немцы называли его кунстмалером (художником).

Как-то, ожидая проверку, его попросили оформить сцену. Он решил нарисовать «Три богатыря» Васнецова.

Конечно же, картина, известная пленным с детства, в условиях концлагеря приобретала особый смысл, давая силу и надежду.

Она не долго украшала сцену, но в душах выживших военнопленных осталась светлым пятном на всю жизнь.

Много лет спустя  Леонид получил открытку с изображением «Трех богатырей» от одного из своих друзей.

Весна 45 года…

И вот наступила долгожданная весна 45-го…

Философски осмысливая то, что с ним произошло за годы плена и отвечая на вопрос, как удалось выжить, объяснение он видел в том, что никогда никого не предавал, всегда помогал другим, даже рискуя собственной жизнью.

Однажды, чтобы спасти заболевшего военнопленного, оказать ему помощь, перешел в другую группу на перегоне, подвергнув себя большой опасности. Немцы быстро заметили исчезновение, чтобы не наказывали других, тут же признался. «Отделался» сильным ударом плетью.

Один раз помог другому заболевшему военнопленному, вскрыл у него на теле нарыв, и этим, фактически, спас человеку жизнь.

После войны мать Хацановича получила от того человека, бывшего военнопленного, письмо со словами глубокой благодарности…

Фабрика смерти  Дахау

Описать ауру того  места в 12 км от Мюнхена, где находилась эта фабрика смерти, – невозможно.

На воротах  там было написано  знаменитое: «Труд  освобождает», а местные жители об этом концлагере думали, что это обычное предприятие.

Именно в Дахау было возведено в абсолют искусство убивать. Там проводили эксперименты, ломали кости просто, чтобы понять, как они срастаются…

Леонид не помнил, как при освобождении у него появились карандаш и бумага. Взобравшись на крышу одного из бараков, изобразил первый день свободы.

В памяти были живы зверства фашистов, и работы возникали одна за другой.

Фильтрационно-сортировочный лагерь НКВД «Алкино-2»

Дахау  не была «точкой», окончанием его испытаний.

На смену «фабрики смерти» пришли землянки «сталинского»  «Алкино-2».

Тщательная проверка шла не один месяц. И вот – свобода! Его демобилизовали по первой категории, с сохранением воинского звания.

Правда, новое освобождение радости не принесло…

Леонид Хацанович начал работать в мастерских  Бобруйского ГДО, отдавая  все свое мастерство любимому делу. Но начальник Дома офицеров, который хвалил его работы, предложил уйти, потому что политотдел не доверял бывшему военнопленному.

Леонида Хацановича периодически вызывали в «компетентные органы», проводя допросы. Он называл их «исповедью». И эта «исповедь» затянулась на долгие годы, лишая его сна и покоя…

Но несмотря ни на что он продолжал служить искусству. Как-то, совершенно случайно, в Минске, в Государственном музее, он  встретил своего любимого учителя. И опять Лейтман протянул руку помощи, предложил восстановиться в училище.

Но на этот раз от помощи пришлось отказаться, так как Хацанович был уверен, что и там его не оставят в покое…

 

…Мы познакомились, когда Леониду Хацановичу было почти 80 лет. Но он и тогда продолжал работать, оставаясь верным себе и искусству…

 Бобруйск, Леонид Хацанович, художник

 

Любовь Бидюк

Фотографии из фондов Бобруйского художественного музея.