Домой Общество В борьбе за трезвость

В борьбе за трезвость



Как правило, слово «медвытрезвитель» вызывает у людей не самые радужные ассоциации. Кто-то сразу начинает вспоминать о плохом отношении к его клиентам, кто-то упомянет о плохом содержании, а кто-то — припомнит сумму, которую после посещения данного учреждения пришлось оплатить. И далеко не всем приходит в голову мысль о том, что основной целью медвытрезвителя является помощь человеку, который под пагубным влиянием алкоголя не в состоянии ориентироваться в пространстве.

Чтобы узнать, как работает медвытрезвитель, я приняла участие в одном из ежедневных рейдов их экипажа.

Ежедневный экипаж состоит из четырех человек: водителя, двух сотрудников милиции и старшего группы. На работу небольшой спецавтомобиль выезжает ровно в полдень и бороздит как центральные, так и самые захудалые улочки нашего города до самой полуночи.

В то время, пока члены экипажа высматривали бедолаг, неспособных удержаться на ногах, начальник кабинета профилактики медвытрезвителя Святослав Толстенков рассказывал о его работе.

— В нашем учреждении работает 28 человек гражданского обслуживающего персонала. Все врачи являются бывшими военными — это помогает им справляться с самыми буйными поступившими. Ежедневно к нам поступает примерно 15 — 20 человек, но эта цифра во многом зависит от дня недели и времени суток.
На вопрос, какой контингент попадает в палаты медвытрезвителя, Святослав ответил, что к ним доставляют людей разной категории: от давно связавших свою жизнь исключительно с алкоголем, до весьма интеллигентных граждан, занимающих руководящие должности. Немало среди них и лиц прекрасного пола.

Затем в разговор включился водитель, прапорщик милиции Дмитрий Жук:

— Один раз, помню, женщина дорогу не переходила, а буквально — переползала, настолько она пьяная была…

В этот момент наш спецавтомобиль остановился рядом с автобусной остановкой, на скамейке которой разлегся явно нетрезвый мужчина. Как позже выяснилось, это один из «постоянных клиентов». Прапорщик Сергей Березовский и младший сержант Артем Леновский вместе со старшим экипажа Леонидом Дошкевичем помогли мужчине встать и забраться в машину. Товарищ явно не понимал, почему его задержали, и пытался всяческим способом получить на терзающий его вопрос объяснения. Но простые доводы старшего экипажа о том, что мужчина не может ориентироваться в пространстве, явно его не устраивали. Тогда Леонид начал разговаривать с ним на разные темы, между делом поясняя мне, что подобная тактика позволяет удерживать нетрезвого человека в состоянии покоя.

Теперь наш путь лежал в медвытрезвитель, где специалист должен был провести медицинское освидетельствование, на основании которого определяется срок пребывания сюда доставленных на койке казенного дома.

— Но ведь пьяный человек может быть носителем опасной инфекции, а вы находитесь в непосредственной близости от него? — поинтересовалась я.

— Конечно, — ответил Леонид Дошкевич. — Зачастую, особенно если речь идет о бомжах, наши клиенты могут и чесотку, и какую-нибудь болячку пострашнее нам подкинуть. Но работа есть работа, и нам, кстати, за такой ежедневный риск никто не доплачивает. Сейчас доберемся до места, врач задержанного осмотрит, и, если найдет какое-нибудь заболевание, мы направим его в учреждение здравоохранения.

Здание медвытрезвителя оказалось практически таким, каким я себе его и представляла — серым, угрюмым и невзрачным. «Постоянного клиента» завели внутрь и усадили на специальную скамейку (с нее и трезвому подняться тяжело, а уж и пьяному подавно). Все, дело экипажа сделано, необходимо ехать дальше, тем более, что приближается конец рабочего дня, а это означает, что для сотрудников медвытрезвителя наступает время самой жаркой работы.

Вера ИВАНОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя