Домой Общество СТЕФАНОВИЧ: ВЛАСТИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НАПУГАНЫ МОЛЧАЛИВЫМИ ПРОТЕСТАМИ

СТЕФАНОВИЧ: ВЛАСТИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НАПУГАНЫ МОЛЧАЛИВЫМИ ПРОТЕСТАМИ

Юрист ПЦ «Вясна» Валентин Стефанович наблюдал за рассмотрением административных дел задержанных во время акции молчаливого протеста.

Правозащитник присутствовал в суде Советского района Минска на процессах, которые вела судья Оксана Релява. Проанализировав результаты рассмотрения аналогичных административных дел в других райсудах столицы 22 июня, он отмечает некоторые общие тенденции.

Во-первых, обращает внимание Валентин Стефанович, все задержанные обвинялись по одной статье — статье 17.1 Кодекса об административных правонарушениях «Мелкое хулиганство».

— По рапортам и протоколам об административных правонарушениях, составленных на этих граждан, все они «ругались матом на проходящих мимо граждан у дома № 23 на проспект Независимости». Получается, что они массово ругались матом в одном месте. Только что-то я этого там, на проспекте, не заметил, — говорит правозащитник.

Он отмечает, что интересна сама квалификация правонарушений — по ст. 17.1 «Мелкое хулиганство»:

— Такая квалификация неслучайна, так как полностью укладывается в идеологическую концепцию властей, которая сейчас активно озвучивается: участники акции — исключительно пьяная молодежь, которая вышла и хлопала в ладони. Это как в СССР против советской власти выступали только сумасшедшие, то теперь против сегодняшней власти — только пьяные, а остальные всем довольны. Поэтому, видимо, статья 17.1 здесь и появляется — мало того, что все пьяные, так еще и матом ругаются, — считает юрист. — А насчет пьяных надо сказать, что ни в одном протоколе не было указано, что люди находились в нетрезвом состоянии.

В. Стефанович отмечает еще одну вероятную причину применения к задержанным административной статьи «Мелкое хулиганство»:

— Полагаю, что это неслучайно еще и потому, что по Закону «О массовых мероприятиях» очень трудно доказывать вину этих людей в нарушении этого закона. То есть, если человек сам не говорит, что он определенным образом — в данном случае хлопая в ладони — выражал свое отношение к чему-то, то это трудно доказать. Бремя доказывания, как известно, в административном процессе ложится на органы, которые привлекают человека к административной ответственности. То есть, сотрудники милиции должны сказать, что человек нарушил, выходя на улицу и хлопая в ладони. Поэтому они пошли по пути уже наработанному — статья 17.1 и «ругались матом».

Размеры штрафов, которыми 23 июня были наказаны задержанные в ходе «молчаливой» акции, колебались от 20 до 30 базовых величин, то есть 700 тысяч — 1 миллион 50 тысяч рублей. Однако некоторых граждан судьи наказали двумя базовыми величинами штрафа, применив статью 6.5 КоАП, пункт 6. Как объясняет юрист, эта статья позволяет судье использовать минимальный размер штрафа, установленный санкцией статьи — в случае, когда человек признает себя виновным и выражает готовность к уплате этого штрафа.

И здесь Валентин Стефанович отмечает избирательность применения такой статьи судами:

— После событий 19 декабря прошлого года, когда мы людям готовили письменные ходатайства в суд с просьбой применить такую статью (то есть, люди говорили, что признают себя виновными, выражают желание выплатить штраф и просят наказать их минимальным размером штрафа, установленным частью 1 статьи 23.34 ) — суды это игнорировали, выносили административные аресты. То есть, статья эта не применялась. А в данном случае — когда властям выгодно, чтобы люди признавали себя виновными под угрозой административного ареста до 15-ти суток — суды эту статью используют.

На процессах, где присутствовал Валентин Стефанович, два человека, Сергей Майшук и Леонид Холод, согласились с протоколами и с обвинениями, выдвинутыми против них.

— Майшук Сергей при этом в суде пояснил, что он на самом деле это административное правонарушение не совершал и матом не ругался, потому что такой привычки не имеет и имеет высшее образование. Но он добавил, что если так в протоколе написано, то с этим соглашается. При таких обстоятельствах судья должна была установить истину по делу: все же было совершено правонарушение или не было. Потому что это выглядело, как вынужденное признание своей вины. Но, как очень правильно заметил господин Майшук на вопрос судьи, признает ли он свою вину или не признает — что это изменит? После суда в интервью журналистам он еще раз повторил, что, конечно же, не совершал этого правонарушения, — рассказывает юрист.

Граждане, которые вины своей не признавали, получили штрафы в 20 и 30 базовых величин. И в данном случае В. Стефанович обращает внимание на то, что судья не применяла никаких мер для установления истины по делу — не вызвала в процесс ни одного свидетеля, которые были указаны в протоколах об административных правонарушениях и свидетельствовали, что задержанные «ругались нецензурной бранью возле дома № 23». Также юрист отмечает, что в Советском райсуде в качестве наказания никому не выносился административный арест. Он полагает, что было такое указание сверху, тем более что такая же картина наблюдалась и по другим райсудам.

В принципе все это дело назвать правосудием очень трудно, констатирует юрист и замечает еще одну тенденцию:

— К этой акции власти явно готовились. И можно вспомнить недавнюю пресс-конференцию Лукашенко, когда он указывал министру внутренних дел, что таких акций в центре города больше не потерпит и что тот может остаться без погон, если такие акции еще пройдут. Он имел в виду «Стоп бензин» и эти «молчаливые» акции. И то, что показывали по ТВ и писал ГУВД в интернете, свидетельствует, что власти большое значение придали этим акциям, их действительно напугало то, что протесты высказываются не только в Минске, а по всей стране. Власти прекрасно знают опыт стран Ближнего Востока, где все революции начинались фактически из вещей подобного рода.

В. Стефанович называет такую реакцию властей абсолютно неуклюжей и считает, что эти их действия не имели успеха.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя