Смотрящий по Борзовску, или – Страшная государственная тайна

Смотрящий по Борзовску, или – Страшная государственная тайна

ПОДЕЛИТЬСЯ

В некотором царстве, в некотором государстве, в городах его и весях, стало происходить то, чего не бывало здесь уже годков эдак шесть.

В частности, в небольшом уездном городке Борзовске собрались несколько сотен местных горожан, да и…  поговорили часа полтора о проблемах своих тяжких, коих с каждым месяцем становится всё больше и больше, всё больше и больше.

А в царстве том – государстве – такое вольнодумство и своеволие принято считать страшным государственным преступлением. Мол, разговорчики в строю! То есть – в нашем лагере. Концентрационном.

Царь – батька всех царей земных, поскольку, как он любил выражаться, царями не становятся – царями рождаются, – вот так приучил всех за почти четверть века своей безраздельной монархии, – и подданных своих, и – переодетых в порядочных людей полицайн.

Взяла эта самая местная сигуранца, то есть – тайная полиция – под козырёк, да и бросилась «вязать» главных смутьянов и бунтовщиков.

А руководил всеми этими акциями репрессиями в городе Борзовске, всеми этими, с позволения сказать, «силовыми художествами»,  подполковник по фамилии Подкорытов.

Сие существо в казённой робе с двумя звёздочками на каждом из обоих погон всего лишь истово и ревностно исполняет именно то, ради чего он и был явлён на свет Божий за пару недель до нового, 1979 года.

И – не более того. Да и не умеет он ничего другого…

Но мы откроем секрет. Раскроем вам страшную государственную тайну. В быту, в личной жизни Подкорытов – очень тонкий, хрупкий, нежный, ранимый, сентиментальный, застенчивый, широко и разносторонне образованный, высокоинтеллектуальный молодой человек!

Нам рассказали, что, например, он может прослезиться, как красна девица, смотря вечером по телевизору какой-нибудь наивный сериал о несчастной любви. Редкие свободные свои минуты он отдаёт стихам Марины Цветаевой, Анны Ахматовой, Сергея Есенина… Многое из Пушкина знает наизусть, искренне удивляя этим своих коллег.

Когда-то в школе он и сам писал стихи. Правда – подражательские, графоманские.

Из русской прозы выше всего Подкорытов ставит В. Набокова. Любимые его романы – «Защита Лужина», «Лолита», «Приглашение на казнь».

Зачитывается, разумеется, и американской прозой, но только, и исключительно, – в переводах на русский знаменитой Риты Райт-Ковалёвой.

Стейнбек, Сэллинджер, Апдайк, Драйзер, Скотт Фитджеральд…

В музыке неравнодушен к фортепианным произведениям:  Шопен, Шуман, Лист…  Ну и Бетховен, разумеется, финал Девятой  симфонии, «Ода к радости». Куда же без этого. Готов слушать её по три-четыре раза подряд, забывая про служебный долг полицайн…

А, кроме того, большой он поклонник классического американского биг-бэндового джаза, в частности Дюка Эллингтона, Гленна Миллера, Бенни Гудмена.

Любит развёрнутые соло на духовых – Диззи Гиллеспи, Джон Колтрейн, Луи Армстронг…

Будучи школьником, в мутные годы т.н. «перестройки», случившейся в их царстве-государстве по историческому недоразумению, слушал «ДДТ», «Кино», «Агату Кристи», «Наутилус».  И конечно же, «Машину времени». Как же без неё?!

К тому же он страстный поклонник футбола, прекрасно разбирается во всех нюансах этой любимой во всём мире игры, смотрит в записи матчи английской премьер-лиги, часто жертвуя ради этого часами драгоценного ночного сна…

Любимые его команды – «Арсенал» и «Манчестер Юнайтед».  Правда, последний год, как и многие, симпатизирует буйному новичку – «Лестеру».

Но самое главное его увлечение – это домашние животные. Готов не спать три ночи подряд, выхаживая подобранного на улице раненого птенца или больного бездомного котёнка.

Имеет аквариум с подогревом, несколько попугайчиков, семейную пару белых мышей (как он всем рассказывает, глава мышиной семьи шибко смахивает на его полицейского начальника), несколько котов и собак. Собирается приобрести японскую черепашку.

Вот такой он добрый, уникальный, необычный человек. Хоть и является главным «силовым» смотрящим за «оппами» в городке Борзовске.

В жестокой, бескомпромиссной борьбе с ними, с т.н. «пятой колонной», ему поневоле приходится быть аморальным и беспринципным. Плохим человеком. Практически – «редиской». А иначе всю эту публику не пересажаешь и всякую, пардон, хрень, откровенно высосанную из пальца, им не пришьёшь, увы…

Вот и приходится преподносить себя редкостным по своей беспринципности мерзотником. «Записным» подлецом. Откровенным мудаком.

Расстреливать же их, «оппов» этих, прямо на месте, как в Германии 33-34 годов прошлого века расстреливали пойманных автобусных и трамвайных безбилетников, – закон не дозволяет.

Да и не удалось это «социальным маньякам» Адольфу Гитлеру с Иосифом Сталиным (с их Освенцимами и Магаданами), – чтоб всех перестрелять. А уж Подкорытову из Борзовска – тем более не удастся.

Калашным рядом не вышел.

Но зато до полковника на них, «оппах» этих, дослужиться можно играючи! Это же так выгодно и безопасно! Ведь «оппы»  – публика вполне себе спокойная, пристойная и интеллигентная.

Ни тебе погонь, ни перестрелок, ни силовых задержаний с риском для жизни и здоровья.

Даже никакого мата-перемата… Банальными кастетами – и теми не обзавелись! Революционеры, тоже мне, понимаешь! «Интернационал демократов»!

Несмотря на эти «бархатные» условия работы, премии, звания и новые должности Подкорытову и его команде – «подходят» в порядке очереди. А бывает, их и без очереди пропускают.

Ляпота, в общем, а не работа!

В общем – бузите себе на здоровье и дальше, дорогие вы наши «оппы» из Европы – кормильцы наши дорогие, отцы родные (и матери, а также – братья и сёстры), бьем вам челом и низко кланяемся.

Не забудем вас по гроб жизни!

Засим – подпись: весь отдел полиции города Борзовска.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ