Домой В мире Смоленск глазами бобруйчанина

Смоленск глазами бобруйчанина

У моей матери – гражданки России, проживающей в Бобруйске, истек срок действия карточки «MasterCard», на которую ей перечисляют пенсию. Для того, чтобы сделать ей новую карту, мне нужно было ехать в Россию. Нотариус заверил доверенность, и я стал собираться в дорогу.

Долго выбирать конкретный российский город для поездки за новой картой мне не пришлось – я сразу выбрал Смоленск,  к слову, в свое время являвшийся центром одного из воеводств Великого княжества Литовского (ВКЛ).

Вариант с путешествием на маршрутке отпал сразу. Оказалось, что из Бобруйска попасть в Смоленск таким образом невозможно. Туроператоры пояснили, что могут меня высадить лишь возле поста ГАИ. Однако на каком расстоянии от Смоленска находится этот пункт, точно пояснить не могли: «Где-то километров пять…» Поэтому пришлось переориентироваться на железнодорожные маршруты. Увы, самым оптимальным из них оказался поезд «Солигорск – Москва», прибывающий в Смоленск в 01.18.

При пересечении беларуско-российской границы никакого пограничного или таможенного контроля не было (как и во время возвращения). То есть граница фактически существует только формально.  Мыслям туда-сюда ходить не запретишь, поэтому пришло в голову: это самый настоящий рай для контрабандистов и наркокурьеров!

Итак, прибыл я в Смоленск во втором часу ночи. Учитывая, что банки в такое время, естественно, не работают, мне предстояло ночь провести на смоленском вокзале. И вот здесь меня ждали шоковые открытия. Первое, что поразило за вокзальными дверьми – металлоискатели. Через них обязаны пройти абсолютно все посетители! Пришлось выуживать из карманов мобильный телефон, фотоаппарат, ключи, монеты, зажигалку. Однако я все равно «фонил». Оказалось, что детекторы реагируют на мои сигареты! Содержимое моей дорожной сумки также тщательно осмотрели.

После проверки я разместился в зале ожидания. На стене, прямо напротив меня, висела огромная репродукция картины Владимира Серова «Ходоки у Ленина». Вождь мирового пролетариата внимательно слушал что-то рассказывавшего ему крестьянина.

Все помещение зала ожидания было буквально утыкано многочисленными видеокамерами. Возле входа, на отдельном стуле, сидел полицейский, внимательно наблюдавший за происходящим. Еще несколько правоохранителей прохаживались по залу. Периодически в зал заходили новые наряды полицейских. У меня начало складываться ощущение, что местных «пинкертонов» даже больше, чем пассажиров. Тем более, если учесть, что полицейские находились везде – они ходили по перронам, вокруг вокзала. А время от времени проезжавшие полицейские автомобили я видел сквозь вокзальные окна. Под утро начало казаться, что в зал ожидания сейчас войдет сам Владимир Путин… А иначе, зачем столь чрезвычайные меры безопасности?!

Поспать под бдительными недоверчивыми взглядами многочисленных полицейских толком не удалось. Казалось, вот-вот они обязательно к чему-нибудь придерутся и уведут в участок. Плюс сиденья в зале ожидания были на удивление жесткими и неудобными…

Смоленск, поездка

В девятом часу утра я покинул вокзал, решив не ехать до Сбербанка общественным транспортом, а пройтись пешком – с целью осмотреть город.

Смоленск, поездка

Сначала мой путь пролегал по улице Дзержинской. Впереди показался мост; указатель гласил, что через реку Днепр. Легендарная река, в которую впадает наша Березина, мне показалась даже менее широкой, чем ее бобруйский приток…

Смоленск, поездка

Пройдя мост, я заметил историческую достопримечательность Смоленска – ряды крепостных стен с башнями.

Смоленск, поездка

Смоленск, поездкаСмоленск, поездка

Смоленск, поездка

Возле одной из них меня заинтересовал памятник. Рядом с памятником умиротворенно дремала бродячая собака.

– Кто это? – поинтересовался я у проходившего рядом мужчины в соломенной шляпе, указав рукой на памятник.

– Как, вы не знаете кто это?! – удивился импозантный прохожий. – Да это же архитектор Федор Конь! Именно он построил эти крепостные сооружения!

Мы разговорились. Выяснилось, что Александр – местный художник.

Мой собеседник рассказал, что бывал в Беларуси, посещал «Славянский базар».

– Край у вас замечательный, – не скрывал своего восхищения Александр. – Все чисто, аккуратно. Чувствуется порядок. Может все и не идеально, как мне это видится. Но возвращаюсь я в Россию, и вижу разбитые дороги, неухоженные поля, бардак во всем. И даже настроение сразу портится.

– А как живется вам, – спрашиваю, – Путина любят у вас?

– Кого, Вову? – Александр морщится. – Да нет у нас толку… Предприятия многие позакрывались: электродный завод, завод холодильников «Айсберг», молочный комбинат, автоагрегатные заводы, ликеро-водочный завод, трикотажная фабрика, льнозавод… Сельское хозяйство разваливается. Кто хорошо устроился, – кивает на муниципалитетные здания, – те, конечно, за него. Или как мой друг, работает на железной дороге, там хорошие зарплаты… Но большинство ни во что уже не верят. Жить тяжело, а становится все хуже.

– А вы знаете, что Смоленск раньше являлся беларусским городом? Он входил в ВКЛ. И мы с московитами постоянно воевали

– Конечно, знаю! А у нас и сейчас не считают себя московитами! Мы ведь – кривичи!..

Однако мне нужно было улаживать свои дела, и пришлось попрощаться с интересным собеседником…

Уточняя дорогу, я разговорился с еще одним местным жителем – женщиной-пенсионеркой. Оказалось, что она направляется в этот же банк, что и я.

Собеседница начала жаловаться на жизнь. Пенсии не хватает, продукты невкусные, предприятия закрываются… Рассказала про внучку: закончила университет, бросила магистратуру, смогла устроиться в библиотеку – зарабатывает 20 000 (чуть больше 300 долларов, прим. автора).

– И это для Смоленска хорошая зарплата! – заявила она. – А вообще, молодежь жалко… Куда ей деться от нищеты?.. Путин? А что Путин? Думаете, он страной управляет? Он уже давно на ситуацию в стране никак не влияет…

…Работник Сбербанка рассмотрел мою доверенность, и заявил, что, так как она – беларусская, ее необходимо проверить. А это может занять и несколько дней…

– Но у меня билет на 15.05!

– Порядок есть порядок! Я сейчас позвоню в службу безопасности банка, попрошу, чтобы он сейчас связался с вашим нотариусом, и проверил, что доверенность действительно вам выдавалась.

Томительное ожидание растянулось на час. К счастью, положительно для меня: с новой картой «MasterCard» я направился к вокзалу.

По дороге вновь разглядывал город и невольно сравнивал его с Бобруйском: часто попадались обшарпанные стены, неподстриженные газоны, частные дворы, в которых царило запустение и с надписью на домах «Продается»…

На остановках общественного транспорта мелькали афишы с анонсом концерта (17-го сентября) Заслуженного артиста России Ярослава Евдокимова. В 2006 году певец уехал жить из Беларуси в Россию. Помимо своих замечательных песен артист известен тем, что неоднократно заявлял, что не любит, когда люди яростно держатся за власть, и в знак протеста против политической ситуации в нашей стране запрещал называть себя Заслуженным артистом Беларуси…

По дороге часто проезжали трамваи с рекламой «Белорусские окна». К слову, обратил внимание, что процент установленных пластиковых окон в смоленских домах значительно меньший, чем в Бобруйске…

А на смоленском вокзале и вокруг него вновь ходили группой по два-три человека десятки полицейских с дубинками и кобурами на ремнях, внимательно и с недоверием всматривавшихся в лица и рассматривавших багаж пассажиров. Я сел в поезд «Смоленск – Минск» и еще долго ощущал на себе их недовольные чем-то взгляды…

 

Сергей Климович