Домой В стране Сергей Дорофеев. Письмо своим зрителям

Сергей Дорофеев. Письмо своим зрителям

Здравствуйте, небезразличные, активные белорусы со своей гражданской позицией! Здравствуйте, дорогие зрители! Решил поделиться с Вами своими мыслями: так мы будем ближе. 550 километров между Минском и Киевом — это километры на автомобильных картах и дорожных указателях. В наших же головах не было и нет знаков, предписывающих, как двигаться и где стоять.
В последнее время обо мне появилось много или неточной, или откровенно лживой информации. Во избежание всякого рода спекуляций, пытаясь уберечь свою фамилию и сохранить репутацию, сажусь за это письмо… Говорить буду прямо, а вещи называть — своими именами. Как и обещал до отъезда, буду писать. Пишу.

Своё прошлое (пусть пока и не такое продолжительное, мне 31 год) я всегда вспоминал эпизодами — вот школа, институт, вот первая любовь, первый эфир и т. д. Это были именно эпизоды — небольшие видеофильмы со своей драматургией и своим финалом. Воспоминания же последних восьми месяцев всплывают в моей голове фотографиями. Это не видеоэпизоды: причинно-следственная связь пропала. Это прерванные… чьи-то логичные, чьи-то неадекватные движения. Вечер 19-го… вот студия «Выбора», площадь, вот автозаки, а это уже кухни домов, испуганные лица белорусов, слёзы, в том числе слёзы моей мамы. А вот полгода спустя она уже провожает меня, уезжающего в другую страну… вот её слова: «Ну почему кто-то за нас решил, когда нам надо расставаться»…
Добил же меня взрыв на Октябрьской. Теперь я не только фотографиями вспоминаю, теперь я ими думаю, даже планирую стоп-кадрами. Причём, планы больше чем на день не строю. Теперь всё не так. Мы все изменились. Другими стали даже те, кто по долгу службы в принципе не может быть другим: тщательно выстраиваемая пирамида дала трещины. Это уже не модус вивенди — на смену образу жизни пришёл образ существования. Прежними для меня остались только ценности и принципы.
Предвосхищаю, как некоторые «легенды» официальной белорусской журналистики сейчас говорят: «Вот, мы же сообщали — много на себя берёт, этот Дорофеев». Отвечаю. У меня, как у гражданина и журналиста, могут быть свои мысли. Так бывает… Что касается поддержки ток-шоу «Выбор» — это одобрение зрителями независимой журналистики. Я же всегда был только журналистом. Никогда не был на броневике. Да, когда-то был на коне, потом — под конём. Но конём не был никогда. А некоторым так хотелось… И на своём рабочем месте я ещё готов многому учиться и многое делать. Мне есть с кого брать пример. Не с вас.
Ещё работая в «Выборе», часто приходилось слышать: «Дорофеев раскачивает обстановку». Да не раскачиваю, отображаю ситуацию — говорю то, что видим мы все.
Принципы независимой нейтральной журналистики я проповедаю и активно транслирую последние годы. До этого моя гражданская позиция была менее выражена. Однако, аполитичным не был никогда. Правда, раньше чиновникам доверял больше. Порой, никак не мог поверить в то, что кое-кто в нашем обществе совершает подлости на чистом глазу… «Ну, не может быть такого, — говорил себе, — он-она-они не могут лгать». Проходило время и некрасивое тайное становилось ещё более некрасивым явным. Времена менялись, менялся вместе с ними и я — взрослел, анализировал, понимал. Сейчас некоторые свои мысли из прошлого озвучивал бы уже по-другому. Но за каждое слово (сказанное на работе и вне её) отвечал и отвечаю. Если когда-то что-то говорил, то только то, что действительно думал.
Эфиры были нейтральными, за исключением тех редких записных программ и фильмов, которые монтировались не мной. В итоге я становился невольным участником политической борьбы. Но это уже другая история.
Я в курсе всего, что происходит сейчас в Беларуси. Ленты новостей просматриваю каждый день. Что-то перечитываю по нескольку раз: не верится…
Быть может, спустя какое-то время, смогу подробнее рассказать — какими были эти 8 месяцев моей жизни, точнее не жизни и не работы: кто меня окружал и что говорил, что советовал, расскажу, как уезжал и кого встречал на перроне…
Как уже рассказывал, из всех вариантов работы я выбрал Киев — подписал контракт c «5 каналом». Обязанности — ведение эфира, работа редактора. На «5-м» (это первый украинский информационный телеканал) можно заниматься журналистикой практически в её истинном понимании. Это, в частности, и повлияло на мой выбор. После интервью «Комсомолке» чаще всего мне задавали один вопрос: «Почему ты говоришь о независимости канала, когда „5-й“ был трибуной „оранжевой“ революции?» Отвечу ещё раз. Как вы понимаете, я достаточно хорошо изучил украинский медиа-рынок, прежде чем принять решение переехать в Киев и подписать здесь контракт. Для меня, как для журналиста, «5-й канал» независим. Это ощущение есть, по крайней мере, сегодня. Мне никто не спускает бумаги о том, как надо думать и куда смотреть. Никто не намекает взглядами, вздохами и разными продуктами агитпрома. Это главное. Я понимаю, что смогу объективно освещать события. А вот насколько канал независим с платформы владельцев — этого не знаю: не мой вопрос. Знаю одно: абсолютной независимости не бывает. Существуют интересы власти, бизнеса и пр. Но, как уже не раз говорил, в профессии журналиста есть определённый допуск, позволяющий чувствовать себя комфортно и не терять совесть. Это как стоять в лодке — качает, стоять непросто (есть определённая амплитуда, тот самый допуск колебаний). Главное не упасть, не подмочить репутацию.
Прежде чем писать дальше, отмечу важный момент — в следующих строках я не занимаю ничьей позиции, не агитирую за какие-то политические силы, а лишь констатирую исторический факт. «Оранжевая» революция 2004 г. была невиданной консолидирующей силой для большинства украинских граждан. А что есть консолидация? Для любого общества — это катализатор процесса национальной идентификации. И это даже с учётом того, что гражданское общество чаще всего создают пассионарии, люди активные и непростые. Что касается консолидации, пусть она лучше будет результатом тихой эволюции, чем громкой революции. Далее: ещё в журфаковских учебниках доносится мысль о том, что журналист всегда должен оппонировать власти. Поэтому, даже если телеканал, радиостанция, или журнал в какие-то периоды своей работы обретают некую политическую окраску, что-что, а новости делать нейтральными они могут и должны! Есть такое, по-моему, французское выражение «купить себе балерину». Это когда балерина танцует то, чего хотят мсье… Так вот, если СМИ своими новостями так станцует хотя бы раз, репутацию потом будет очень сложно вернуть. И есть медийные менеджеры, которые это понимают. Поэтому возможная зависимость от кого-то (чего-то) и нейтральные новости — понятия в СМИ совместимые (иначе «включается» балерина). Сейчас я могу делать нейтральные новости и интервью. Другим не занимаюсь. О других не говорю. Посмотрим, как будет дальше.
За 13 лет своей работы в Беларуси — на радио и ТВ — я чаще всего писал между строк, говорил намёками и паузами… Не нужно большого ума, чтобы взобраться на гору, крикнуть и быть сражённым первой пулей. Так тебя точно никто не услышит. Слово, сказанное между строк, чаще всего имеет бОльшую силу, нежели слово, брошенное в лицо. Осознание этого приходит с опытом. Когда же только начинаешь писать, хочется рубить сплеча, да сгоряча. Хотя, порой, бывают моменты, когда рубануть надо… Это как у А. Макаревича в песне «Костёр»: «Ты был не прав, ты всё спалил за час, и через час большой огонь угас, но в этот час стало всем теплей»…
В Украине вещи можно называть своими именами. По крайней мере, пока. Хотя свобода слова здесь, порой, доминирует над ответственностью говорящего-пишущего.
Хочу сказать спасибо всем, кто помог и помогает мне в Киеве — кто меня сориентировал, встретил, подсказал, что и как. С некоторыми из этих людей я познакомился, ещё работая в Минске. Этим знакомством дорожу: наши взгляды на многие процессы идентичны, мы говорим на одном языке. Вновь и вновь хочу поблагодарить всех белорусских зрителей и коллег, которые меня поддержали (если говорить об ОНТ, это почти весь канал). Спасибо моим мудрым наставникам — представителям интеллигенции: людям светским и церковным — всё понимающим и оберегающим меня словом и делом.
Этим письмом также хочу отреагировать на показательную активность некоторых своих бывших коллег. Встречать целые рассказы о себе в их интервью уже становится традицией. Продолжать пропускать такое мимо ушей будет не по-мужски. Реагирую. Природу этих сигналов я понимаю: топтать Дорофеева — сейчас тренд… авось, там оценят. Всегда выступал за критику: помогает расти. Но, экс-коллеги, ведь 99% того, что вы пишете — ложь и лицемерие. И это вижу не только я. Вообще, в таких случаях обычно подают в суд. Сначала и у меня были подобные мысли, но потом они меня рассмешили: искать правду где — в суде?..
О том, как готовились программы «Выбор», я не раз рассказывал в самых разных интервью, называл имена людей, которые мне помогали и, порой, за меня заступались. Благодарил их раньше, благодарю сейчас. Но вместе с тем прекрасно понимал — дело идёт к выборам. А тут рейтинговое ток-шоу, где спорят и критикуют… Похоже на демократию.
Последние полгода я занимался своим трудоустройством и не ждал у моря погоды. Ждать погоды не по мне, а уж тем более среди наших циклонов и циклонш. Да и на канале для меня складывалась непростая обстановка. Ездил в Киев и Москву…
Что касается Беларуси, не раз говорил: государственные СМИ меня бы в эфир не взяли. После всего произошедшего я и сам бы туда не пошёл. В более-менее нейтральных масс-медиа не смог бы реализоваться (я это понимал, например, по количеству купюр, с которыми выходили мои последние интервью). Что касается альтернативных, считал и считаю неправильным, уйдя с государственного телеканала, тут же устраиваться в оппозиционные СМИ. Да, я никогда не был агитатором и пропагандистом, но всё равно — это девиация… Поэтому отъезд стал единственной возможностью сохранить себя как личность, избежать сплетен и слухов.
Вот, экс-коллеги, теперь порядок если не в головах, то на бумаге. Надеюсь, для усиления своих сигналов… вы перестанете использовать мои имя и фамилию. Такого права вам, собственно, никто и не давал. Все ваши интервью в свободном доступе в Интернете. Как я понял по фотографиям, у вас в друзьях другие деятели. Используйте ресурс.
И ещё несколько слов… Многое сказать хочется. В этих строках — о потере Беларусью своего интеллектуального потенциала. Из страны уезжает всё больше и больше специалистов. Почему об этом пишу — встречал белорусов в Москве, сейчас встречаю в Киеве. С кем-то удалось пообщаться. Итог бесед печален: большинство из этих людей уже не вернётся. Кого-то просто выбросили как использованный материал, кто-то уезжает от отчаяния, а кто то, чтобы сохранить себя… Но не всё ж так плохо! Кто-то устроился на Родине и может честно работать. Это называется — познать профессиональное счастье дома. Познал его и я. А сейчас у меня новая история. Вернусь ли в Беларусь?.. Помните, как у Талькова: «Точно знаю, что вернусь. Пусть даже через сто веков…» Когда вернусь и в каком контексте, сейчас сказать трудно. Даст Бог! Вернувшись в Беларусь, с украинской журналистикой не порву. Меня, Беларусь и Украину все обстоятельства связали в крепкий узел. Но Родина у меня одна.
Перечитал… Впечатления тяжёлые. Радует одно: в Беларуси есть Люди, которые остаются верными себе и своим идеям, а значит, вызывают уважение. Уважаю Вас и благодарю! Как традиционно говорил, завершая программы «Выбор», «МЫ ВМЕСТЕ!».

http://baj.by/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя