Домой Блоги Роды по-бобруйски, или почему я никогда больше не буду рожать в Беларуси....

Роды по-бобруйски, или почему я никогда больше не буду рожать в Беларуси. Часть 2.

Права женщины в родах

Я не видела момента рождения своего сына. Мне дали наркоз. Альтернативу в виде эпидуральной анестезии мне никто не предложил. Как позже выяснилось, такая анестезия стоит денег – 1 миллион 800 тысяч рублей. Но, может, дело не в деньгах, а в том, что наркоз – это быстрее и проще. В любом случае, я считаю, что врачи должны сделать всё, но не лишать мать возможности видеть рождение своего ребёнка. Ради этого стоит заморочиться и сделать более сложную процедуру. Но это лишь мои, “обывательские” пожелания…

От первого в жизни наркоза я отходила сутки. И лишь недавно я вспомнила, что меня пытались разбудить, и когда я еще ничего не видела перед собой, подсовывали мне под нос разрешение на прививку ребёнку от гепатита Б с тем, чтобы я его подписала. Я подписала. Думаю, я тогда могла подписать и согласие на собственное кремирование. Да на что угодно. Подписала и благополучно забыла. И только сейчас вспомнила. И недоумеваю до сих пор – а зачем брать согласие у женщины в таком состоянии? А насколько оно законно и имеет юридическую силу? Неужели эта прививка не могла подождать, пока я в себя не приду? Далее ещё много-много вопросов к нашей медицине. И все без ответов.

Ребёнка я увидела почти через двое суток. Мне принесли его с красными щёчками, и как ни в чём не бывало, сказали – а это у него аллергия на смесь, которой мы тут кормим, на Беллакт, она, мол, часто аллергию даёт. И – внимание! – вопрос: зачем вы продолжаете кормить смесью, об аллергогенности которой знаете? Позвольте мне, в таком случае, купить за свои деньги для ребёнка другую смесь. А тут, внимание, ответ – дома будете кормить, чем захотите, а здесь некому с вами отдельно возиться.

Далее началась борьба за грудное вскармливание, которое мне почти уничтожил роддом. Но об этом – о том, что поддержка грудного вскармливания у нас – не более, чем лозунги на плакатах на стенах роддома, я также сделаю отдельную запись.

Я считала минуты до выписки. Я не хотела ни торжественных фотосессий на фоне роддома, ничего – лишь бы как можно быстрее оказаться с ребёнком дома, и забыть, что этот роддом был в моей жизни. Но я до сих пор вижу в кошмарах ту ночь.

Я однозначно для себя решила – больше никогда не буду рожать в Беларуси. Поскольку система в наших родильных домах – нечеловеческая. Это издевательство над женщиной и ребёнком. Это ненормально – когда отец не может увидеть момент рождения своего ребёнка, и что женщина остаётся за стенами роддома одна – без близких, без связи с ними, без свидетелей, в конце концов, без того, кто вмешается, когда будет нужно, поскольку женщина там теряет свою волю, её ломают, она остаётся беззащитной…

Я не понимаю теперь одного – почему столько поколений женщин это терпели, и почему до сих пор терпят и принимают это всё как норму. Пусть меня считают “неженкой”, но я не хочу страдать морально во время родов. Я хочу, чтобы этот интимный процесс проходил по моим правилам и с уважением ко мне и к ребёнку.

Может, кто-то скажет, что нужно было заключить контракт на платное, индивидуальное ведение родов, и тогда и устанавливать свои правила? А как бы не так. В бобруйском роддоме свое понимание услуг за деньги. За день до родов я разговаривала об этом с главным врачом нашего родильного дома, я хотела заключить контракт. Но главврач меня отговаривала, рассказывая, что платные роды ничем не отличаются от бесплатных. Единственное, на что можно рассчитывать за 1 миллион 300 тысяч – это ведение твоих родов дополнительно заведующим отделения. Что это может изменить, и почему это стоит денег – главврач объяснить не смогла. Всё остальное – процедуры в приёмном, клизменной, общие дородовая и родильный зал – останется таким же, как и для “бесплатников”. “А что вы хотели за миллион триста? Чтобы акушерка только с вами сидела? Какой сервис за такие деньги?” – удивилась моим притязаниям и представлениям о платных родах главврач.

Не удалось мне и отдельную послеродовую палату себе взять, хоть я и была готова ее оплатить. Оказалось, она одна такая на весь роддом, и никто мне не даст гарантию, что она будет свободна. Вот такое представление о платных услугах в Бобруйске…

И потому, пережив все это, я утверждаю, что систему родовспоможения в Беларуси нужно менять. И призываю женщин объединяться и требовать от государства и врачей этих перемен.

В мире существует международная организация “Права человека в рождении детей” (Human rights in childbirth http://www.humanrightsinchildbirth.org/). На сайте организации говорится: «Женщины не теряют свои базовые человеческие права, когда беременеют. Но в то же время, по всему земному шару, права женщины нарушаются в процессе рождения детей».

Я не знаю, в курсе ли у нас в Беларуси об этой организации, так же, как и о правах женщины; слышали ли об этом врачи-гинекологи и акушеры. И поэтому ещё раз призываю женщин за свои права бороться, в том числе и в положении, готовясь к родам, чтобы ещё на шаг приблизить Беларусь к цивилизованному обществу.

Часть 1.