Домой Анатолий Санотенко Районы Бобруйска

Районы Бобруйска

(Третья глава из романа-трансформера  «Бобруйск и его жЫвотные, или Невероятные приключения Вацлава Принципав стране победившего идиотизма»).

 

Название районов Бобруйска  –  это особая песня! Аутентичная.

В них, этих названиях, – история города за несколько столетий: с позднего Средневековья до наших дней.

Форштадт, Порт-Артур, Скрипочка, Лагерная Слобода (ну очень актуально!), Русское Поле, Авиагородок, Общество слепых, Даманский, «Западный», Черепичный (Черепки), ДОК,  «Северный», «Пятый», «Шестой», «Седьмой», Кривой Крюк, Назаровка, Курляндчики, Дедново, Киселевичи, Луки,  Еловики, Титовка…

Теперь уже непонятно – почему и когда что-то возникло…

Многое не сохранилось. Только отрывочно… Фрагментарно…

Определенно существовали «народные» наименования и в 14-м-18-м веках. Но на пергаменте  истории они не запечатлелись.

Да это и понятно – в 17-м веке, например, Бобруйск был практически полностью разрушен московскими войсками во время 13-летней войны  (Кровавого потопа). Городские легенды и мифы пресеклись, местные мянушкі – погибли…

В конце 18-го века город перешел под «управление» Российской империи (третий раздел Речи Посполитой) и был полностью снесен (с переселением его жителей на Форштадты). А  на месте Бобруйска в 1811 году построили крепость… Еще одно «пресекновение» местных преданий и традиций…

Поэтому городские названия районов – это уже 20 век. В лучшем случае – 19-й.

А вот пригородные – как были, так и остались «историческими»…

Итак, начнем…

Порт-Артур. Народная молва глаголет: 1904 год, шла русско-японская война, а в районе городского рынка построили большой доходный дом. В «петербургском» стиле. Замкнутый прямоугольник, с подворотней,  арками, с внутренним двориком-колодцем, с парадным и черным входами-выходами…

Это место,  в итоге так и стали называть «Порт-Артур». Расположен он в районе Старого рынка.

Форштадт. Раньше их было четыре: Минский, Слуцкий, Паричский, Березинский.

Вот на них и выселили весь честной народ, всех коренных бобруйчан, проживающих к тому времени на территории старого, «средневекового» города.

Выселены – потому что новым властям приспичило построить в тех границах оборонительную крепость. Ввиду международной обстановки, так сказать. Ну там Бонапарт и прочее якобинство. И не для того, мол, мы эти земли пятнадцать лет тому захватывали, чтобы сейчас отдавать…

В общем, у тамошних людей экспроприировали «для военных нужд» все постройки, дали из госказны чуть-чуть деньжат – целевые кредиты по-нашему – на постройку нового жилья и – геть на Форштадты, с глаз наших российских…

Со временем «раздельное» название Форштадтов исчезло, осталось общее: «Где живешь?» – «На Форштадте!»

Авиагородок. Назван так по факту: в том месте размещался штаб 22-й тяжелой (тяжелейшей! дальше – некуда!) имперской бомбардировочной дивизии, а также – один из трех авиаполков.

Там же жили и летчики с техперсоналом. То есть – кто с кем жил, это досель непонятно. Известно только одно: все они пребывали в одном месте, в авиагородке. Чтоб чуть что – сразу на коня… то есть – в самолет. И – бомбить, бомбить, бомбить…

Сей район расположен там же, рядом с Форштадтом.

Скрипочка (ранее – Лагерная Слобода; хотя теперь это название годно, кажется, и для всей страны…). Говорят, назвали этот район так потому, что на карте он похож на музыкальный инструмент одноименного вида. По другой версии – там жил слепой скрипач (ослепленный, конечно, помещиком-зло́деем – кем же еще), который, уже будучи человеком с ограниченными возможностями, замечательно играл вечерами на своей скрипочке… (Видимо, «вызывал» мировую революцию – «на горе всем буржуям»).

А Лагерной Слободой тот район якобы ранее назывался потому, что там исстари – глаголет молва – жили русские, которые поселки называли слободами (возможно, это были сбежавшие от патриарха Никона староверы – других «россиян» в тех местах тогда не водилось). В общем, так рассказывают… Нам-то что…

По более современной, так сказать, «модернистской» версии, на тех землях в конце 19-го – начале 20-го века стояли летние лагеря трех русских полков — Абхазского, Имеретинского и Гурейского. И вот якобы на базе лагерей появился поселок Лагерная слобода (как прообраз будущего СССР – лагерной слободы всесоюзного масштаба, тюрьмы народов)…

Расположена Скрипочка правее Форштадта и Авиагородка – это если пехотой идтить из центра Бобруйска.

Общество слепых. Район, так сказать, компактного проживания инвалидов по зрению. Четыре многоквартирных дома, общежитие, магазин, почта, детский сад, школа… Предприятие (предназначенное для них же) –  «Контакт-Бобруйск»…

Расположено Общество на улице Карла нашего Маркса. Если идти по направлению к Дедново.

Русское Поле. Первый (из семи нынешних) жилой микрорайон начал застраиваться, по сути, в чистом поле – отсюда, рассказывают, и название.

Расположен в за Минскими кладбищами.

Даманский. («Номерные» микрорайоны 1-4). Является «китайским наследием» Бобруйска. Пусть и не «фамильным» и не «серебром».

Строили этот жилой панельный район как раз в то время, когда китайцы и «полезли». В смысле – на остров Даманский. В 1969 году. Чтоб захватить и «прихватизировать» в свою китайскую коммунистическую собственность.

Возводился район Даманский на тогдашней окраине Бобруйска. В том месте бобруйчане еще в 60-х годах лисички и прочие маслята собирали.  Видимо, в массовом бобруйском сознании «Даманский» означало «на краю света».  В общем, получилось почти как «наш ответ Порт-Артуру».

Расположение – за Минскими кладбищами.

ДОК. Это не то, что вы подумали. Нет, и не это. И даже – не сокращённое обращение (как на Западе) к докторам.  Все более грустно и «запущено»… ДОК – это деревообрабатывающий комбинат.  Теперь его уже нет. А название – осталось.

Расположение – сразу за Даманским.

«Западный». Спальный район Бобруйска, соответственно, смотрит на Запад. Но «диссидентским» его никак не назовешь. Расположен – левее Доманского, если ехать в сторону Минска.

Черепичный (Черепки). Как гласит история, в 1852 году в этом районе был построен кирпичный завод «промышленника» Пружинина, для которого в карьере, что рядом, и в других местах в Бобруйске добывали глину.

«Объяснительная»: в начале 70-х годов 19-го века на окраине Бобруйска стали строить Любаво-Роменскую железную дорогу (бобруйский участок). Для подсыпки железнодорожных путей также использовали добываемый в местном карьере песок и гравий.

Из первых строений в этом районе упоминается будка и барак, в котором проживали путевые обходчики. По обе стороны железной дороги на много километров вглубь леса простиралось болото (как еще один вполне себе символический образ российской империи)..

А вот после Октябрьского м-м-м… переворота городские власти «для увеличения объемов жилищного и промышленного строительства» возвели в этом районе черепичный и известковый заводы. На черепичном заводе трудилось три цеха, в которых производили кирпич, черепицу, кувшины и горшки. Глину и известь для этих заводов добывали все в том же карьере. Во время войны производство было разрушено. Восстановили его в 1956 году. Заработал черепичный завод, на котором опять стали выпускать черепичную черепицу (очень такую черепичную), а также керамические трубы (дренажные) для весьма сельского хозяйства, а еще – плитку для пола, однако. Завод, а точнее – вид выпускаемой им продукции, и дали название рабочему поселку. «Развалился» вместе с Союзом, в 1991-м. Его «преемником» стал силикатный завод на Форштадте.

«Северный». Самая северная точка города. Привязка к местности: «Тепличный комбинат», улица энергетиков. Рядом – «места не столь удаленные»: колония УЖ-15/2. (теперь именуемая – просим прощения – ИК-2).

«Пятый», «Шестой», «Седьмой» микрорайоны – сугубо спальные районы города: панельные коробки и пространство между ними. Расположение – вправо от микрорайона «Северный».

Дедново, Киселевичи, Еловики, Кривой Крюк, Назаровка, Луки, Титовка – название деревень и посёлков, в разное время ставших частью Бобруйска…

Добровольно, заметим, ставившим. Не директивно, административно, декларативно, декоративно… А – реально. По жизни. Вошли – и стали.  Частью города-бренда. Повезло им, в общем…

Расположены полукругом – по окраине города.

У них, как можно судить, самые «древние» названия в Бобруйске.

И возникли эти самые названия  –  по имени, прозвищу живших когда-то там людей. Или – по характерным «топографическим» особенностям.

Дедново – дед, деды; Киселевичи – Кисель (видимо, «кисельные берега»); Еловики – ельник на много километров (облюбованный потом ОГПУ-НКВД для расправ над советскими гражданами); Кривой Крюк – район, расположенный возле реки Березина – в том месте, где Березина делает «кривой крюк», то есть – изгибается; Назаровка – Назар; Курляндчики – жили староверы, в  стародавние времена приехавшие из Курляндии; Луки – Лука; Титовка – Тит.

Вот так – если не научно, но популярно. Поскольку «научно» вам теперь никто и не скажет, – дела давно минувших, как говорится, ведь многим из этих названий по 500 и более лет…

 

(Продолжение – следует)