Домой Анатолий Санотенко Пятьдесят процентов

Пятьдесят процентов

(Сороковая глава из романа в фельетонах «Бобруйск и его жЫвотные, или Невероятные приключения Вацлава Принципа в стране победившего идиотизма»)

 

Как мы уже рассказывали в предыдущих сериях, «Предпоследние новости» достались Принципу «по случаю».

По случаю наличия у него денег и желания пожить в легендарном, мифическом городе Бобруйске,  – Принцип  и купил это издание у предыдущего владельца.

В наследство Вацлаву Сигизмундовичу достался и статус «Предпоследних новостей»  – общественно-политическая газета; выходит в регионе; издается на двух языках…

Так было зафиксировано в Свидетельстве на право выпуска газеты.

Так было… и было бы дальше – ныне, присно и вовеки веков, так сказать. Но «правящая бюрократия», «записные» бобруйские (и не токмо) жЫвотные, которым мешал «всевидящий глаз» Принципа (то бишь – его газеты), решила «вдарить» по нему. То есть – по ним обоим.

Обоих сжить со свету.

А как тут «вдаришь», если повода не дают? Если проводят грамотную редакционно-юридическую политику, публикуют хорошо проверенные факты, всё – по делу, всё – по сути?..

Сверху на чиновников уже наседают: «дайте факты по Принципу и его, с позволения сказать, газеты»!

А как тут дашь – нет таких фактов… Вацлав Сигизмундович знает своё дело – не подкопаешься!

Так и работы можно лишиться… Надо что-то предпринять…

Придумали. Решили задействовать министерство агитации и пропаганды имени  М. Суслова (сначала хотели назвать им. Й. Геббельса – но потом постеснялись).

«Подняли» в министерстве документы – досье на «Предпоследние новости». Ага! Так-так. У них в свидетельстве указано: газета издается на русском и беларуском языках! А давайте-ка мы скажем, что раз так, то у них должно быть – фифти-фифти: 50 процентов материалов на том, и 50 процентов – на этом языке! И чтоб – ни-ни, – не больше, не меньше. Строго 50 на 50!

Пусть покрутятся… А мы – перед начальством отчитаемся: «вдарили», «прижали»…(Да, вот такие мы уроды – полюбите нас черненькими…)

«В общем, на безфактье и абсурд – «рыба», – хитромудро думали бобруйские чиновники, в условиях избытка «корма».

Получив письмо из министерства (конверт неизвестного науке формата; печати – там, печати – сям; в правом углу – портрет главного идеолога СССР…) с таким вот требованием «процентовки», Принцип сначала громко рассмеялся, а потом призадумался.

Как грится, шутки шутками, а идиотизм – идиотизмом. По «расписанию».

И надо что-то делать с этим… С этой палатой № 6.

И пусть этот идиотизм у них и врожденный, так сказать – системный, остальным от этого ведь не легче. Тем более что на данном историческом этапе он, идиотизм, одержал в этой стране победу, и как явление встречается теперь на каждом шагу. И – нужно учитывать…

Вацлав Сигизмундович, как советовал один видный политический деятель, решил открыть «огонь по штабам».

То есть – по министерским «агитаторам и пропагандистам», – «министерской сволочи», как он изволил выразиться.

Поехал Принцип в  столицу.

Министерство агитации и пропаганды находилось на проспекте Победителя, позолоченная скульптура которого (поворачивающаяся на шарнирах по ходу солнца, аки подсолнух) находилась в начале этого самого проспекта.

Антон Викторович Тыквецкий, начальник отдела по борьбе… но для внешнего мира –  по работе со СМИ (независимыми), вихлявый 50-летний человек советского «умо- телосложения», встретил Принципа настороженно-недружелюбно: «Ну, да, вынесли предупреждение; да, вы нарушили: должно быть 50 процентов текстов на том и другом языках»…

– Антон Викторович… – начал Принцип, и ничего, как говорится, не предвещало.

– Да, я слушаю вас, – полуехидно, еще не понимая, ответствовал Тыквецкий и – посмотрел на свою соседку по кабинету – главного специалиста отдела, Наталью Сергеевну Брюкву («постельную» протеже зам. министра).

– А вы не хотите вернуть деньги?

– Какие такие деньги?! – взвился Тыквецкий. – О чем это вы вообще… – он покосился:   на телефонный аппарат у себя на столе, потом – на шкаф, затем – глянул на потолок.

– Как какие? Те деньги, на которые вас выучило наше государство. Вот их вы и должны ему вернуть…

– Что это вы говорите… не понимаю вас… и вообще…

– Вас, Антон Викторович, ­– ледяным тоном говорил Принцип, – учили прекрасному, доброму, вечному… Всяким юридическим наукам и остальному праву… И уж точно не тому, чтобы вы уничтожали независимую прессу как класс! Так что – верните. А вместе с ними и Среднерусскую возвышенность…

Тыквецкий побагровел.

– Да как вы смеете..! – до него наконец-то дошло. – Что вы себе позволяете!.. – и прочие банальности.

– Любезнейший, – Принцип, символически, «наметил» резкое движение в сторону «советских» телес Тыквецкого, – это мне решать, что позволить себе, а что – нет… Речь сейчас про 50 процентов. Что вы на это скажете – как начальник отдела, как, в конце концов, юрист – прошу прощения за это неприличное, в данном контексте, слово.

– Ну, если вы так ставите вопрос… Укажите в вашем свидетельстве… внесите в него изменения: используются два языка – «русский» (отдельные материалы) и «беларуский» (отдельные материалы)…

 

­«…Видите, Наталья Сергеевна, на какие жертвы приходится идти ради выполнения госплана, ради сохранения идеологического статус-кво нашего государства, – мученическим тоном сказал Тыквецкий, когда за Принципом закрылась дверь. – Практически, не щадя живота своего… – Тыквеций потянулся за валидолом, руки  его дрожали и не слушались, на лбу выступила испарина.

Брюква сочувственно вздохнула.

 

…Еще 255 дней предстояло выходить газете Вацлава Сигизмундовича «в стране победившего идиотизма», в ситуации немецко-фашисткой… то есть – идеологическо-экономической блокады…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя