Домой Общество Продолжаются слушания по делу о двойном убийстве

Продолжаются слушания по делу о двойном убийстве

продолжаются слушания, по делу о двойном убийстве, суд, Бобруйск
Фото: www.onliner.by/

13.20

В суде города Бобруйска и Бобруйского района продолжаются слушания по делу о двойном убийстве летом этого года.

Сегодня, 11 декабря, пятый день слушаний. «Бобруйский курьер» ведёт прямую трансляцию из зала суда.
Первой  судья приглашает дать показания свидетельницу  Светлану А., кассира из магазина «Евроопт» по улице 50 лет ВЛКСМ, в котором Осипович покупал пакеты на следующий день после той самой ночи…

Судья спрашивает, знаком ли ей обвиняемый. Свидетельница отвечает, что не знает его, но помнит наглядно. Обвиняемый, в свою очередь, узнал её как продавца из «Евроопта».

20 июля, по словам Светланы А., Осипович рассчитывался на кассе у её коллеги, покупал пиво. Он был не один, с ещё одним мужчиной. Покупал он, как она помнит,  мусорные пакеты. Обращаясь к другу, он сказал: «Надо ещё взять пакеты», и пошёл обратно в торговый зал.

Были ли акции на мусорные пакеты в этот день, как ранее утверждал обвиняемый, свидетельница не помнит. На ленте у коллеги свидетельница потом увидела три рулона мусорных пакетов. В суде девушка подтвердила, что точно видела этих три рулона.

На предыдущих заседаниях шла речь о том, что пакеты нужны были обвиняемому, чтобы расчленить и спрятать трупы.

Судья спросил у Осиповича, знает ли он того мужчину, с которым был. На что обвиняемый ответил, что нет, не знает, его.

13.30

Вторым опрашивается Алексей П., который работает младшим администратором в кафе «Престиж» – том самом, где жертвы познакомились с Осиповичем.

Обвиняемого свидетель узнал, сказал, что видел его в «Престиже». С погибшими девушками администратор не был знаком, хоть тоже не раз видел их в кафе. Ночью 20-го июля он был на работе, но утверждает, что ничего такого, что могло бы запомниться, в кафе не происходило.

Девушки, с его слов, отдыхали в своей компании, с другими ребятами, с которыми и пришли в кафе. Осипович был сам по себе.

По словам администратора, «минимально выпивший», и по нему было видно, что он находился в местах лишения свободы. Свидетель сказал суду, что определил это по манере его общения.

Позже два парня и девушка из компании, с которой пришли потерпевшие, уехали, а Олеся Климова и Кристина Крюшкина остались.

После закрытия кафе в 4 утра все посетители вышли на улицу. Перед уходом Осипович забрал из гардероба пакет с бутылкой пива, который там оставлял, когда пришёл.

Когда Алексей П. уходил домой, он видел, что девушки сидели на лавочке возле кафе, а обвиняемый ходил рядом с ними, отходил к такси, возвращался.

13.42

В зал суда приглашают свидетеля Андрея С., бармена из кафе «Престиж». Обвиняемого он узнал как посетителя кафе.

Андрей рассказал, что Кристину Крюшкину видел как-то ранее в «Престиже», а Олесю впервые увидел в тот июльский вечер.

По словам свидетеля, девушки несколько раз подходили к бару, их угощали коктейлями ребята из компании то ли из Минска, то ли из Могилёва.

Бармен рассказал, что Осипович тоже с ними общался, что-то «обсуждал по работе», с кем-то «братался», можно было услышать слова «брат, братан». (В ходе досудебного производства свидетель в своих показаниях говорил, что обвиняемый в ту ночь был очень пьян, «вёл себя неадекватно, говорил всякую чушь»).

Незадолго до окончания работы заведения девушки попросили упаковать им пиццу, которую они ранее заказывали, с собой. Видимо, собирались уходить. Но где-то через полчаса подошли и попросили опять её разогреть.

Утром, в начале 5-го, к бармену подошла Кристина, искала жёлтый пакет. Андрей вместе с ней поискал пакет, найти его не удалось, и тогда девушка ушла. Больше молодой человек их не видел.

14.03

Далее суд слушает свидетеля Андрея Ж., жителя того самого дома №31 по улице Лынькова, в котором погибли девушки.

Осиповича Александра свидетель знает с детства, рассказал, что выросли в одном дворе. Отношения у них были всегда хорошими, без конфликтов. То же самое сказал и обвиняемый.

Погибших девушек и их родителей Андрея Ж. никогда ранее не видел.

С обвиняемым общались до армии. Не сказать, чтобы были друзьями, но пересекались, играли в футбол в детстве. Потом «разошлись по разным сторонам» – разные школы, армия. Виделись уже не так часто.

До происшествия свидетель видел обвиняемого давно, года четыре назад.

19 июля он встретил обвиняемого с «напарником» во дворе. Как звали «напарника», свидетель не запомнил, сказал, «то ли Дима, то ли Саша». Обвиняемый зашел к нему с «напарником». Договорились на следующий день ехать на дачу к Осиповичу – помочь ему сделать печную трубу.

Осипович рассказал соседу по двору, что недавно вышел из тюрьмы, сожительствует с девушкой, к которой собирался ехать.

В тот же день они встретили Анатолия Д., за причинения телесных повреждений которому он и отбывал ранее наказание. У них случился небольшой конфликт, они «потолкались», со слов свидетеля, но до драки дело не дошло.

«Напарник» Осиповича пошёл на троллейбус. Андрей Ж. с обвиняемым вместе выпили пива, потом пошли в «Евроопт», купили ещё пива, пошли вместе во двор. Там встретили знакомых соседей, обвиняемого отправили домой на улицу Интернациональную на такси.

Утром 20-го июля опрашиваемый свидетель слышал крики девушек «где-то в течение 10 минут», о чём были крики – он не разобрал. Утверждает, что кричали во дворе.

Судья спросил у свидетеля, зачем 20-го июля в 8.35 Осипович звонил ему. Но зачем, свидетель пояснить не смог. Он утверждает, что на мобильный звонков не было, возможно, он случайно набрал домашний.  Сам обвиняемый сказал, что не помнит, звонил он Андрею Ж. или нет.

14.31

Свидетели на суд явились не все. Один из свидетелей, Г., не смог прийти, так как находится в России. Суд решил огласить его показания, данные в ходе предварительного следствия 20-го июля.

Г. был в той компании, с которой, по словам сотрудников кафе «Престиж», в ночь, когда произошла трагедия, отдыхали погибшие девушки.

19-го июля Г. был со своей девушкой и другом в городском парке культуры и отдыха, он встретил своего знакомого с подругой, которая представилась Кристиной. У неё с собой была бутылка пива. Позже свидетель узнал в ней на фотографиях из паспорта Кристину Крюшкину.

Все вместе они решили сходить в «Брусничку» на Интернациональной, купить ещё спиртного.

Возле магазина Кристина встретила свою знакомую, которая представилась Олесей.

Кристина пригласила её присоединиться к компании. Свидетель Г. подтвердил, по предъявленным ему паспортным фотографиям, что это была Климова.

Кристина рассказывала о себе, о том, что работает продавцом в магазине «Квартал», что в ту ночь забыла ключи от квартиры на работе, и ей негде ночевать.

Компания решила ехать в  кафе «Престиж». По словам Г., там они разделились. Свидетель Г. не хотел больше выпивать, и сказал, что вместе со своей девушкой и другом собираются уходить.

Кристина с Олесей остались отдыхать. Г. отметил, что Крюшкина и Климова ему не понравились тем, что слишком легко присоединились к незнакомой компании и распивали с людьми, которых видели впервые, спиртные напитки.

На следующий день ему позвонил знакомый и рассказал, что девушки пропали. Осиповича на фото свидетель Г. не узнал, и сказал, что впервые его видит.

Объявлен перерыв.

15.11

Суд зачитывает показания сожительницы Осиповича, Марины П.

Она также не пришла на слушание по причине болезни. Несмотря на то, что потерпевшая сторона была против оглашения показаний, полученных в ходе досудебного следствия без присутствия свидетельницы, суд постановил не дожидаться, пока её явка станет возможной.

Марина П. познакомилась с Осиповичем через интернет. В сентябре 2017 года они встретились. Стали поддерживать отношения, а потом и проживать вместе. Уголовное прошлое обвиняемого сначала испугало свидетельницу, но женщина верила в то, что он «поменяется и станет хорошим человеком». Проживая с ней, в её квартире, с её слов, он «вёл себя хорошо». Жили они вместе меньше года.

Хорошие отношения у свидетельницы сложились с матерью и сестрой обвиняемого. Они периодически созванивались, разговаривали об их отношениях с Александром и о том, как они живут.

«Александра я могу охарактеризовать только с положительной стороны, он относился ко мне с любовью», – утверждала в показаниях женщина. Спиртным Осипович не злоупотреблял, говорила свидетельница. Ничего подозрительного в его поведении, психическом состоянии она не замечала, и никто ей ничего такого не рассказывал. Все споры возникали у пары из-за того, что Марина упрекала своего сожителя в том, что он после освобождения из мест лишения свободы, мог ходить выпившим по улице. Но в ходе ссор Осипович никогда не поднимал на неё руку, не пугал её, все конфликты были только словесными. Также свидетельница рассказывает, что Осипович любил животных, а больше всего – котов. Домой никого постороннего не приводил, с друзьями не знакомил, но она и сама не настаивала.

Свидетельница видела Осиповича 19-го июля около 20 часов вечера. Он пришёл с работы выпившим.  У них возник конфликт на этой почве. Тогда Александр ушёл из дома, не сказав, куда и зачем. С собой забрал ключи от квартиры своей сожительницы. В его поведении женщина не заметила ничего подозрительного. Перед выходом Осипович попросил у женщины денег. Чтобы не провоцировать дальнейший конфликт, она не стала ему отказывать. Он уходил, имея при себе не менее 70 рублей.

После этого обвиняемый домой не приходил. Сожительница не звонила ему и не искала его до самого утра. Утром он не ответил на её звонок. Когда он перезвонил, свидетельница сказала ему, что ей не нравится его поведение, и что если он будет продолжать в том же духе, им придётся разойтись, и попросила вернуть ей ключи от квартиры и 70 рублей. Осипович ничего не ответил на эти слова, на этом разговор был окончен.

Об убийстве двух девушек свидетельница узнала от сотрудников милиции.

Судья спросил Осиповича, почему он ушёл вечером после словесной перепалки с сожительницей.

«Я просто хотел попить пива», – ответил обвиняемый.  При этом отметил, что не помнит, как уходил из квартиры, а также, сколько выпил тогда, и употреблял ли наркотики в тот вечер.

Мама погибшей Олеси Климовой задала вопрос обвиняемому: «Когда ты звонил Марине утром, девочки в то время уже лежали мёртвые в ванной?»

Осипович абсолютно спокойно ответил: «Да, лежали. Они с 8 утра там лежали».

«Так чего ты сам там не лёг?» – эмоционально спросила Климова.

«Вам уже было объяснено, почему не лёг», – так же спокойно ответил подсудимый.

15.38.

Суд переходит к исследованию записи звонка одной из потерпевших на линию «102».

Звонок поступил в 7.01 утра. Судья назвал номер телефона. Мама Олеси Климовой сказала, что этот номер принадлежал Кристине, у Олеси был другой.

На записи разговора звонившая девушка плакала и говорила:
«Лынькова… избивают, мы в ванной закрылись».

«Кого избивают?» – задавал вопрос сотрудник УВД, – «Какой адрес?»

«Я не знаю адрес, определите по номеру телефона, он с топором ломится в эту ванную… Боже мой, он разнесёт всё. Я вся в крови».

Сотрудник милиции пытался узнать адрес, но девушка отвечала ему, что не знает, называла только улицу Лынькова. Сотрудник УВД спрашивал, сколько этажей в доме, в начале или в конце улицы дом находится, как девушки вообще попали в квартиру.

«Нам надо знать адрес, куда ехать», – повторял сотрудник милиции.

«Я не знаю адрес», – отвечала девушка.

«Как фамилия его? Как зовут его?» – спрашивали в УВД.

«37-я квартира. Дом посередине», – сказала девушка.

«Он вам причинил повреждения? Откуда у вас кровь?» – снова спрашивал милиционер.

«Конечно», – отвечала девушка.

Затем сильные крики и запись оборвалась.

Разговор длился чуть больше трёх минут.

Мама Олеси Климовой подтвердила, что звонила её дочь, во время прослушивания записи она плакала.

«Зачем вообще неделю ещё ходить? – были слышны реплики с потерпевшей стороны. – Расстрелять сразу, и это самое лёгкое для него».

Матери Осиповича после прослушивания записи стало плохо, и она попросилась выйти из зала суда.

15.57

Судья зачитывает протокол с осмотра места убийства девушек.

Квартира №59 находилась на пятом этаже пятиэтажного дома №31 по улице Лынькова.

В протоколе даётся подробное описание комнат и того, что в них нашли следователи.

На ручке в ванной комнате с внутренней стороны, на двери, на наличниках – «подтёки и капли вещества красного цвета»,  волосы. Судья заметил, что, судя по фотографиям, пятна крови были по всей ванной. На снимках из ванной комнаты запечатлены обнажённые тела убитых девушек в крови. Трупы, согласно описанию, «расположены один над одним».

Труп Крюшкиной Кристины был сверху. Вся футболка на девушке была пропитана кровью.

В шкафу в квартире обнаружен молоток со следами волос и «вещества бурого цвета».
В квартире найдено влажное полотенце со следами крови. Судья спросил у обвиняемого, почему полотенце влажное.

«Возможно, им пол вытирал», – ответил Осипович.

Кровь обнаружена на линолеуме, на пульте от телевизора, в кухне на столе, на оконной раме, занавесках, обоях, на газовой плите, шкафчике возле плиты, тумбочке, холодильнике. На шкафчике над стиральной машине – «капли и сгустки вещества красно-бурого цвета». В мусорном ведре найден «фрагмент решётчатой кости со следами красно-бурого цвета», «волосы с фрагментами мягких тканей и веществом красно-бурого цвета».

В холодильнике во время осмотра нашли пиво. Бутылка из-под пива также была в мусорном ведре под раковиной в кухне. В мойке нашли ведро с шортами, замоченными в порошке. На шортах – следы крови. Обвиняемый сказал, что это он замачивал шорты, потому что они были в крови.

«Собирались постирать?» – спросил судья.

«Возможно», – ответил Осипович.

«Откуда такое количество крови в кухне?» – спросила прокурор. – «Вы ведь утверждали, что все удары наносили в ванной».

Осипович в ответ пояснил, что в кухне только один раз ударил Крюшкину, «когда начинался скандал». Все остальные удары наносил в ванной. А следы крови объясняет тем, что сам мог их там оставить, когда ходил туда-сюда по квартире.

Из квартиры изъяты ножи с «наслоениями вещества красно-бурого цвета».

К 17 часам обвиняемый попросил сделать перерыв слушания до завтра, сославшись на то, что его «в 6 утра подняли и отправили сидеть в отстойнике».

Мама Олеси Климовой сказала: «Я против перерыва. Будем такими лояльными? Почему мы должны слушать этого Чикатило?»

«Закройте рот», – была реплика от Осиповича из «клетки».

«Это ты закрой рот! – повысила тон мама Климовой. – Дочь мою убил и рот мне будет закрывать?»

Судья продолжил оглашать протокол осмотра квартиры.

Затем был объявлен перерыв – до завтра, среды, 10.30.

 

Соб. инф.