Домой Блоги «Проданные» страдания

«Проданные» страдания

                                                Моим дорогим друзьям и коллегам, 

                             журналистам «Бобруйского курьера»

 

Всё хорошее когда-нибудь заканчивается – спектакль в театре, экскурсия в Париж, цирковое представление, интересная книга, очередной киношедевр Никиты Михалкова, бокал холодного пива в жаркий летний день…

К сожалению, закончилось и судебное мероприятие по поводу поруганных чести, нравственности  и моральности  одной 35-летней невинной жертвы «Бобруйского курьера».  В период недельного ноябрьского выборного шоу «имени Ермошиной» – секретаря на одном из избирательных участков.

А дело это судебное, с участием «БК», было, в общем-то (как сейчас принято выражаться), – практически «ни о чём». Но на «ничто» и не отвечают «ничем». Ага. Это в «цивилизации» так. А в наших юридическо-правовых «папуасах»  всё иначе… То есть действует закон «чиновнического мнения» и – «суда и дышла».

И – надо сказать – это впервые такое чудо-юдо с «Бобруйским курьером» приключилось. Впервые за «обозримые» нами 20 лет. (Видимо, в данном случае, «коса» нашла на чиновнический «камень», на котором написано: отступать – некуда, за нами – «режим» и Ермошина!)

Дело было – на мой блогерский взгляд – что-то типа: вот какая из нижеследующих строчек «спецчитателя» (и суд) устроит, а какая – нет:

1.«На улице стоял жаркий день начала осени. По небу плыли редкие облака».

2.«Это был тёплый сентябрьский день. Небо было почти безоблачным».

3.«В тот день царила теплынь бабьего лета. Немногочисленные облака лишь оттеняли голубизну неба».

4.«Несмотря на календарную осень, день выдался по-летнему жарким и душным. И лишь редкие облака сиротливо плыли вдалеке».

5. И т.д, и т.п. До бесконечности, до одури… До положения правовых риз…

Думаете, что здесь всё так просто, в этих строчках?!  Как бы не так! Облака потребуют уточнить, что они были кучевыми, небо потребует назвать себя бескрайним, а по поводу дня предъявят претензии за то, что он назван душным. И отказать нельзя –  это если по «их» законам, что приведены выше, – не согласишься, в суд потащат!

И – никакой свободы слова, свободы мнений тебе! Никакой критики недостатков в работе, о которой и сам Верховный суд в своих постановлениях на Пленумах глаголит!..

Но! Бобруйск – город «хитрый». Автономный город. Автономный даже от Постановлений своего вышестоящего суда… Вот как бобруйский суд со «спецчитателем» решат, так смысл в написанных строках и будет означен.

Мнение редактора, автора текста?.. Фиолетово! Не для того нас, «спецчитаелей» и суд на народные рубли учили, чтобы мы о народе, законности, независимых журналистах и такой же прессе думали!

Для нас главное – что там скажут, укажут. Кто придет, постучится, «порекомендует»… «От вас мало ходили…» – говорят в некоторых судах (не будем показывать пальцем). Видимо, имея в виду, смысл и содержание своих судебных решений…

Нашу «пострадавшую» экс-секретаршу не удовлетворили некоторые нюансы в статье «Курьера» – об отдельных мелких деталях её многотрудной «выборно-участковой» деятельности, – конечно, на благо закона, конечно, ради справедливого результата и светлого будущего той страны, где она живет, будучи частью специально отобранной – через спецорганы – комиссии…

Если точнее – не удовлетворили ее (до этого никогда явно не читавшей «Бобруйского курьера» и, видимо, не знавшей об его существовании, – как все грамотные, идеологически подкованные люди), не удовлетворили ее те «подробности» в публикации «БК», где ведется о проведенном ею времени во время дневного перерыва. То есть – в никому, так сказать, «неподконтрольное» время (включая наблюдателей), кроме «партии и правительства». (Ещё с советского времени есть такая «заведёнка»: партия сказала – «надо», народ ответил –  «есть»!)

А детали-то те, подробности, в суде-то были-то прояснены. И – полностью доказаны. Несколькими очевидцами (свидетелями) событий. Это если – читать представленные документы, обращать на них внимание. Но, как уже было сказано выше, «внимания» у выученных на народные деньги – на тот самый «народ» и его законные интересы, – в «правовом» дефиците.

За свои небывалые, неописуемые, чрезвычайные муки  потерпевшая от свободы слова и критики – как частного случай этой самой Свободы, – в качестве компенсации потребовала «выдать» ей 5 000  бел. рублей.  Хорошо ещё, что не весь государственный долг потребовала ей «компенсировать»!

Но дело – повторяю – было настолько «никаким», что напоминало наскоро сляпанную на коленке левой рукой пьеску самодеятельного провинциального автора-графомана для любительского драмкружка.

Даже дама-судья, кто в «друзьях» сотрудников «БК» в «Вк» как-то не числится, выписала пострадавшей только лишь 500 рублей. Да и то – явно для приличия, для соблюдения принятых властями (чиновниками) правил игры.

Понаблюдав пару дней за этой экс-членом комиссии по выборам (точнее – по «назначениям»), я подумал вот про что.

Видимо, захотелось местным властям (читать: чиновникам, должным нам, гражданам, обществу – в целом –  служить) как-то наказать, в чём-то ущемить «БК». За что? За независимую позицию, за нежелание играть по заранее написанным нотам (видимо, их блатную, «уголовную» «Мурку»), за негнущуюся спину, за индивидуальность и самостоятельность. Наконец – за правду о том, как в реальности проводятся у нас эти самые  т.н. «выборы-назначения».

А «Бобруйский курьер», разумеется, будет подавать апелляцию. И, как сказал великий Джон Леннон: «Над нами – только небо».

 

От «БК».  Мнение наших авторов могут не всегда совпадать с позицией редколлегии «Бобруйского курьера».