Домой Анатолий Санотенко Принцип и «третий сектор»

Принцип и «третий сектор»

Двадцать вторая глава из романа в фельетонах «Бобруйск и его жЫвотные, или Невероятные приключения Вацлава Принципа в стране победившего идиотизма».
 

 

«Общественников» в Бобруйске (как и во всей стране) репрессировали смачно, со вкусом. Самозабвенно!

Как завещал великий…

Как учит нас…

Принципу об этом было известно, конечно.

Поэтому он и вступил – а вот чтобы знали! – сразу в три общественные  организации. Одну даже возглавил. Журналистскую.

Но «общественников» из-за этих «экзорцизмов» Вацлава Сигизмундовича репрессировать всё же не перестали.

Думая об этом в минуты отдохновения, Принцип так далеко выходил из себя, что потом с трудом возвращался в спокойное, толерантное состояние. Бывало, что даже и не находил – куда вернуться-то.

В такие минуты ему невтерпеж хотелось помчаться куда-нибудь на белых конях, поломать что-нибудь… Или вот – явиться в кабинет к начальнику Управления полиции и физически подправить образ его мыслей.

Но Вацлав Сигизмундович себя сдерживал. В одиночку! Поскольку – как известно – держите меня семеро!

Да, это было нелегко – сдерживать себя. Настолько нелегко, что Принцип даже боялся за последствия – в том случае, если он все же не справится…

И это единственное, чего боялся Принцип.

В городе об этом знали. В том числе – уголовники местного разлива. Встречая Вацлава Сигизмундовича где-нибудь в полутёмном бобруйском переулке, они уважительно говорили ему: «Нам известно, не думай, – ты нечего не боишься!» – и счастливо улыбались, сверкая фиксами в свете фонарей.

Факт – интересный, но Вацлав Сигизмундович им не гордился. Ему лишь хотелось жить в правильно устроенном государстве, в, не побоимся этого слова! – либеральном обществе. Чтобы любой человек мог свободно что-то затеять и – осуществить. В рамках закона, конечно. И – не боясь последствий, потому что – в рамках.

Так нет же, гневно размышлял Принцип, – у нас любого активного человека сразу же на карандаш берут, дело на него заводят, просматривают, прослушивают, пронюхивают. Ищут, слабое место. Чтобы – надавить.

А если нет его, слабого места, ахиллеса этакого, – то выдумывают.

Благо, десять тысяч подзаконных актов дают такой простор для творчества!… Не хватает чего? – тут же напишут, добавят. Ну, там всякие – перерегистрация, лицензирование, свидетельства, разрешения, налогообложение… Пожарника-миру-явление…

Провело, скажем, их царство-государство одну перерегистрацию – двух третей общественных организация и не досчитались. Потому что не нашли они, организации эти, финансовой и т.д. возможности арендовать офис в административном здании, – в соответствии с новым-то, «креативненьким» законодательством.

Провели вторую перерегистрацию – еще половина от оставшейся трети отпала: министерство свят-свят-юстиции нарушения в их деятельности и уставных документах найтить изволило. Например, номер офиса в документах не указан, название организации на дверях офиса – неполное…

Ну а когда «фемидальная» фантазия  иссякла – стали по-простому действовать, по сермяжному.

Вот хотят «злостные общественники» новую организацию создать или филиал ее открыть – наши специцательные службы тут как тут. Как говорится: встань передо мной, как конь перед травой (видимо, коноплей). Тут как тут и – проводят «бизнесощипательные» беседы с арендодателями «общественников», – мол, вам оно надо? мол, есть мнение! мол, у вас вот свое дело, так  побеспокойтесь лучше о нём…

И арендодатели – в ужасе! – вызывают к себе «общественников»-арендаторов, просят войти в их положение и – расторгают договор на аренду помещения.

А нет помещения – нет юридического адреса, нет – регистрации! Полная потеря юридического лица, так сказать!

Словом, «общественник» не пройдет! «Но пасаран!» – практически. По-реваншистски.

«Да-с, вот так у нас всё и устроено» – любил резюмировать Принцип в разговорах со своими собеседниками.

А далее, обычно, вспоминал Достоевского:

«Сказано же: «…ибо ничего и никогда не было для человека и для человеческого общества невыносимее свободы».

Ничего – что Великим инквизитором сказано, ничего – что человеком из фан-клуба дьявола, – нашими чиновниками, нашей «правящей бюрократией» это услышано и записано. На их «знаменах».

В принципе, кто она, и что она, наша «правящая бюрократия», наши, прошу прощения, чиновники? Они и есть поклонники антихриста. Служители Мамоны и прочих таких вот «прогрессивных» богов. Ну и так далее и тому подобное, дорогие мои…»

И это еще не конец.