Домой Анатолий Санотенко Принцип и «Предпоследние новости»

Принцип и «Предпоследние новости»

(Седьмая глава из романа-трансформера)

 

Однажды Бог послал Вацлаву Принципу газету…

Ее тогдашний владелец перебирался в другую страну и искал, кому бы сбагрить своё издание. «Предпоследние новости» свои.

И слух об этом (пройдясь, как у них, слухов, заведено, по всей земле великой) дошел до Вацлава Сигизмундовича.

Бобруйск! Мифический город! Информационный ежедневник! Надо брать, – подумал Принцип и сделал «заказ».

И – купил. И – приехал. Собственной, как это говорится, персоной.

А «город» подумал…

А в горисполкоме подумали – вот, едет новая наша обслуга. Идеологическая. Будет в своем «средстве массовой информации и пропаганды», как и другие, служить нам безверием и неправдой.

Да, разумеется, газеты у нас, де-юре, – как бы – частные, а вот де-факто – сами понимаете!..

Но – не тут-то было! Надо совсем не знать Принципа с его принципами (а его тогда в Бобруйске еще не знали), надо совсем быть наивным (до олигофрении) человеком, чтобы так думать.

Ведь в случае с Вацлавом Сигизмундовичем действуют другие законы. Не только по Ньютону, но и – «по Принципу».

Например: «кто не спрятался – я не виноват» (журналистские расследования); «тот, кто выступает против журналистов – коррупционер»; «тот, кто с коррупцией к нам придёт – тот от закона и погибнет».

Ну, и другие – такие же – «заповеди» имелись в «кодексе Принципа». Которые никак, ни боком, ни краешком, не прикасались – не сочетались с «заповедями» посткоммунистических чиновников. (Которые на короткий период как бы перестроились, но на самом деле – просто притаились).

Там, где Вацлав Сигизмундович работал раньше, – там об этих «особенностях» знали; здесь же – пребывали в «благостных» идеологических иллюзиях. Вроде того, что  пресса является приводным ремнем партии и правительства, коллективным агитатором и пропагандистом…

Как говорится, – ну-ну… будет, будет вам му-му.., дорогие, бобруйские жЫвотные из Красной книги тоталитаризма.

В общем, в лице Вацлава Сигизмундовича в Бобруйске высадился практически «спецназ журналистики», – журналист специального назначения.

Принцип даже – в шутку – название этому своему явлению «граду и миру» дал: «Буря в бобруйском  горисполкоме». Именно так, образно, на Западе, например, именовали свои военные операции в те времена.

Все – смеялись. Всем нравилось сравнение.

«Буря! Пусть сильнее грянет буря!», ­– выходя на редакционный балкончик на втором этаже, где размещалась редакция, коверкая и передразнивая пролетарского классика, громко взывал Принцип. И – поднимал руки к небу. Эксцентрик он бы, Вацлав Сигизмундович. Мог и по роже дать, если что.

Между тем «Правящая бюрократия» Бобруйска продолжала витать в своих «коррупционных эмпиреях». Когда же до них, года через два, дошло – было уже поздно: Принцип уже «пророс» в Бобруйске, уже «укоренился».

А как было прекрасно до этого! У всех – свои «делянки» (причем, передающиеся по «наследству»), сообразно занимаемой должности и «понятиям».

У председателя (то бишь, как называл его Вацлав Сигизмундович, «предателя горисполкома»), – торговые центры, коммерческое строительство, платные стоянки, спирт, цветной металл… У начальника Управления полиции – то же самое, только еще и «наследственный», «географический» наркотрафик. То есть – свой процент за его беспроблемное прохождение «в массы». У начальника местного «отделения» Комитета государственной борьбы с оппозицией – КГБОП (организации, удачно бегающей от своего «Нюрнберга») – тоже собственный бизнес – в акциях предприятий, ну, и его, то бишь бизнеса, крышевание. И так далее и – тому подобное… По списку и – уголовному кодексу…

А Принцип как приехал – так и понеслось.

Газета – реформировалась: ну, там дизайн новый, темы, стиль подачи материалов; новые принципы работы с рекламой; новые принципы работы с распространением…

Но главное – стали «Предпоследние новости» через какое-то время заниматься и журналистикой расследований. Чего до этого никто в Бобруйске не делал, за всю историю его существования.

Журналисты газеты теперь активно собирали факты нарушений, злоупотреблений и коррупции чиновников местной администрации.

Когда редакционный «портфель» был заполнен – пошли публикации. Такие зубодробительные, что хоть к стоматологу сей же час беги! За вставной челюстью.

«Что и на какие деньги строит мэр?»; «Спирт и металл – сатана правит бал?»; «Куда делись бюджетные деньги?»; «Очередное жертвоприношение в горисполкоме»; «Спиртотрафик по-бобруйски»; «Нарко-Титовка»  и так далее и тому подобное.

Бобруйск стоял на ушах, как пришибленный. И, покачиваясь, пробовал сделать несколько «спасительных» шагов в сторону бобруйской прокуратуры.

В прокуратуре, изучив диспозицию и досье Вацлава Сигизмундовича, сразу пошли на попятную: не, нам такие коврижки не нужны; сами их кушайте.

КГБОП дымился как мокрый тюфяк, но скромно огребал.

Управление полиции, в отчаянье, пробовала что-то предпринять, но братва «заказа» не взяла: мол, знаем, гиблое, это дело; прощевайте, так сказать, люди ментовские, но здесь мы вам не помощники, ой, не помощники…

В итоге решили навалиться всем государством. Взять Принципа на измор.

Тем более что государство (еще не переболевшее сталинизмом, еще страдающее человеконенавистничеством), было тут как тут, под рукой… И оно уже менялось в нужную сторону, «правильную» сторону – в сторону «режимной диктатуры»!

Начали коварно, с рекламы. Знали, шелудивые, что реклама – не только двигатель прогресса, но и – финансовая основа газеты… Стало быть, надо ее, эту основу, подточить, подточить.

И, чтоб впредь другие тоже знали: реклама – это бонус тем, кто с нами, кто делает, как мы, кто служит нам, кто подписал с нами контракт об «информационном сопровождении». То бишь – консумации, чтоб не сказать чего похуже…

Стали душить газету, используя накопленный за 70 лет опыт.  А также – ноу-хау, так сказать, «новейшей истории».

Не нужно никого в концлагеря ссылать, напрягать мозги, придумывать, в какой бяке обвинить газету или ее руководство.

Киллера даже не нужно посылать – достаточно просто лишить рекламы предприятий и организаций. Тем более что они по-прежнему в наших руках, в государственных (то есть – чиновнических). Никому не отдадим! Так и знайте!

Ну, сделали – лишили. Сели и глядят: синеют ли «Предпоследние новости» от удушения аль ещё нет.

Нет, не синеют – Принцип выкрутился: нашел новые рекламные ниши, сделал ставку на частный бизнес.

«Предпоследние новости» экономически ослабли, но – продолжили выходить.

Апокалипсис, право слово!.. Библейская история! Жесть! По-бобруйски…