Домой Анатолий Санотенко Принцип и мытари

Принцип и мытари

Двадцать девятая глава из романа в фельетонах «Бобруйск и его жЫвотные, или Невероятные приключения Вацлава Принципа в стране победившего идиотизма».


Налоговая инспекция время от времени «наплывала» на Принципа и его издание.

И, как это говорится в лучших домах Парижа, каждый раз – отгребала обратно.

«Отгребала» – не всегда без трофеев, но уж точно – не с тем результатом, который был задуман первоначально.

Началось всё  с начала. В буквальном смысле.

Вот как только Принцип стал руководить газетой – так вскоре всё и началось.

Барометр истории – через какое-то время после приезда Вацлава Сигизмундовича в Бобруйск – опять стало клонить не в ту сторону. В тоталитарную сторону света.

Опять стали ущемлять, преследовать, запрещать и душить.

В общем, сживать со свету. Как привыкли.

Ну там – плановая налоговая проверка. Комплексная. Срок проведения – 30 дней. И – прочие такие вот радости «недоразвитого социализма».

То есть «врагом народа» уже как-то – того, – в глаза и не назовёшь, а вот налоговую проверку прислать – таки за милую душу! Всегда пожалуйста!

«Налоговые проверки как метод подавления неугодных». Или: «Мытари как средство удержания власти». Диссертацию можно писать, честное слово…

Пришли, расселись. Напряженно затихли. Копаются в папках, шевелятся, шуршат, как тараканы… Ищут!

Ну, как известно, кто ищет, тот всегда «найдёт». Было бы задание. Особенно если «законодатель» предусмотрел на этот случай десять тысяч противоречащих друг другу законов, постановлений, решений, инструкций и прочих подзаконных (подзаборных) актов.

Эти акты – полный ахтунг, полный «гитлер капут», так сказать. Те, кто их придумывал, это и есть подлинные враги «трудового народа» (не говоря уж про предпринимателей). Такое можно придумать, только исходя из злого умысла. Из личной человеческой подлости, и, чего уж греха таить,  – человеконенавистничества!

Но финансы есть финансы. Иногда они вынуждены исполнять и драматические партии. Приходилось что-то воленс-неволенс «подбрасывать» прилетевшей саранче – пожевать.

Остальное бухгалтера все же успешно отбивали. В смысле – не давали унести с собой, утащить в свое мытарское логово. То есть –  в налоговую.

С этим – ладно. Отдали – проехали. Не последний день живём, еще заработаем.

Но время от времени налоговая, не зная еще как следует Вацлава Сигизмундовича, такие дивные виды открывала, что аж дух захватывало.

Прекрасные такие, живописные виды на: маразм, имбецилизм, наглость, тупость (нужное – подставить).  … На – новые вида заболеваний – посткоммунистическую олигофрению, «постсоветскую офигеннофрению»…

Например, открывает как-то Вацлав Сигизмундович письмо от мытарей, а там – требование!

Мол, вам надлежит еженедельно присылать в налоговую инспекцию своего сотрудника с электронным носителем, на котором должны содержаться данные на всех рекламодателей, давших частные объявления в газету…

«Это что за жЫвотноводство!?» – гневно гневался, вслух ругался Принцип, и ему, как всегда в таких случаях, нестерпимо хотелось кого-нибудь «вдарить». Какого-нибудь «представителя режима», пусть даже самого завалявшегося.

Но вместо этого, поостыв, приходилось садиться и писать им – «недоумкам», – как «нежно» обзывал их Принцип, – ответ.

Сдержанно клокоча и ругаясь: «Сейчас, сейчас, дорогие мои, дражайшие мои имбецильные олигофрены, жЫвотные мои ненаглядные, вы всё у меня получите, всё, что заслужили на своем маразматическом поприще…»,  –  Вацлав Сигизмундович набирал на компьютере «вежливый», «дипломатичный» ответ.

Получив его, налоговая инспекция самоудовлетворилась им. Сидела тихо, не шевелясь. То ли обалдевая, то ли ещё что… Сие нам неизвестно.

«Это ж Принцип!.. – объяснили друг другу «старые налоговые кадры» и многозначительно при этом закатывали глаза – как в последний раз…

Принцип в их городе считался прекрасным, профессиональным борцом за права человека. И за свои собственные права, разумеется. Редкий чиновник-дундук доползал до середины «общения» с ним. Поэтому все предпочитали не связываться. Поскольку, перефразируя английского классика, ООН и Гаага – на оба ваших дома! (Не говоря уж про другие виллы – нездешние).

Но иногда они, чиновники, менялись. Приходили новые, ещё «не битые». Но такие же олигофренистые.

Бывало, им вовремя не успевали объяснить, кто есть кто.

И они наступали на те же грабли, которые всегда стояли наготове в углу их кабинета, с с надписью, с инвентарным номером «Палата № 6»…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя