Домой Главные новости По «дороге смерти». Бобруйчане прошли путь от гетто до места расстрела его...

По «дороге смерти». Бобруйчане прошли путь от гетто до места расстрела его узников

В ночь с 6 на 7 ноября  1941 года в дерене Каменка Бобруйского района начался массовый расстрел узников гетто, которое располагалось на нынешней улице Бахарова.

За двое суток рвы заполнили тела более чем 10 тысяч человек. Их гнали в дождь до самой деревни около 9 км – изможденных женщин, детей, стариков. Спустя 77 лет, 3 ноября 2018 года, по «дороге смерти» прошли несколько десятков бобруйчан, чтобы почтить память жертв Холокоста.

Сбор участников акции был назначен возле административного здания Бобруйского завода тракторных деталей и агрегатов.

бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, Бобруйск
Мемориальная акция в память о жертвах Бобруйского гетто, организованная Бобруйской еврейской общиной при участии Центра туризма, краеведения и экскурсий детей и молодежи города Бобруйска
бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, Бобруйск
Мемориальная акция в память о жертвах Бобруйского гетто, организованная Бобруйской еврейской общиной при участии Центра туризма, краеведения и экскурсий детей и молодежи города Бобруйска
 бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, Бобруйск
Мемориальная акция в память о жертвах Бобруйского гетто, организованная Бобруйской еврейской общиной при участии Центра туризма, краеведения и экскурсий детей и молодежи города Бобруйска

Именно в этом районе находилось то самое гетто, из которого промозглым ноябрьским днем повели на расстрел тысячи евреев. Памятный знак узникам недалеко от проходной предприятия появился относительно недавно, в 2008 году, и возле него участники акции зажгли свечи. В знак памяти они прикрепили к одежде символические эмблемы, состоящие из желтой звезды Давида и красной пятиконечной звезды. Объединены они были не случайно, ведь во рвах Каменки покоятся не только евреи, но и советские военнопленные, которые готовили могилы для мирных жителей и первыми были расстреляны.

бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, Бобруйск

бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, БобруйскПредседатель Бобруйской еврейской общины Олег Красный рассказал, что в 1941 году «дорогу смерти» до конца прошли не все. Немощных, падающих в ноябрьскую грязь бобруйчан расстреливали на всем маршруте.

бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, Бобруйск
Председатель Бобруйской еврейской общины Олег Красный рассказал о последних часах жизни узников Бобруйского гетто и о людях, создавших мемориал
бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, Бобруйск
Председатель Бобруйской еврейской общины Олег Красный рассказал о последних часах жизни узников Бобруйского гетто и о людях, создавших мемориал
бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, Бобруйск
Мемориальная акция в память о жертвах Бобруйского гетто, организованная Бобруйской еврейской общиной при участии Центра туризма, краеведения и экскурсий детей и молодежи города Бобруйска

– Вдоль дороги выстроили мирных жителей, и они наблюдали за этим шествием. Некоторым удалось вытолкнуть из колонны детей, сохранив им жизнь, но таких счастливчиков оказалось немного.

Сегодня улица Бахарова мало чем напоминает «дорогу смерти», она заасфальтирована и благоустроена. Лишь на выходе из города тротуар превращается в узкую тропинку, пролегающую через живописный березняк. Во время войны тротуаров здесь не было, люди шли по вязкой грязи, многие – босиком. Представить это сегодня трудно, а тем более – прочувствовать тот ужас, который испытывали люди.

– Они знали, что их ведут убивать.

Первая остановка – в деревне Слободка, где у обочины дороги  находится еще один мемориал, состоящий из камня, стелы и пушки. Валун много лет назад установил местный житель Евгений Календо в память о 14 односельчанах, которые погибли на фронте, позже здесь был создан небольшой мемориальный комплекс. Так причудливо на одной дороге переселись судьбы людей, которые вряд ли знали друг друга при жизни, но сегодня их вспоминают благодаря стараниям тех, кто остался жив.

бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, Бобруйск

бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, БобруйскМемориал в Каменке – тоже частная инициатива. Появился он в 70-х годах благодаря бобруйскому часовщику Мееру Зелигер.  Он начал собирать деньги на то, чтобы увековечить память жертв Холокоста.

– В то время рвы уже сравнялись с землей, тут паслись свиньи. Инициатива Меера Зелигера властям не понравилась, но сделать они ничего не смогли, – рассказал Олег Красный.

У этого мемориала, установленного на пожертвования обычных людей, своя история. Во время строительства БШК в Еловиках были обнаружены останки других расстрелянных бобруйчан (правда, по информации от людей, профессионально занимавшихся темой сталинских репрессий, до войны  «Советская власть» там расстреливала невинных людей – репрессированных), и Меер Зелигер вместе с друзьями перевозили их на велосипедах в Каменку, чтобы захоронить в общей могиле.

– Всего набралось порядка 20 мешков с костями, было найдено 126 черепов. Но это далеко не все останки людей, которых расстреляли в Еловиках, – убежден председатель Бобруйской еврейской общины.

На то, чтобы поставить памятник в Каменке, ушло девять лет. Сам Меер Зелигер не дожил до открытия мемориала несколько месяцев. О евреях в первоначальной надписи на обелиске не было ни слова, формулировка по тем временам оказалась идеологически выверенной: «Здесь погребены тысячи мужчин, женщин, детей, военнопленных».

бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, Бобруйск

бобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, Бобруйскбобруйчане, прошли путь, от гетто до места расстрела, узники, БобруйскСпустя годы, когда мемориал реконструировали, на памятнике появилось уточнение о том, кто же все же похоронен в двух каменских рвах. По предварительным подсчетам это около 40 тысяч белорусских и польских евреев и примерно столько же советских военнопленных: машина смерти в Каменке, запущенная в ноябре 1941 года, исправно работала несколько лет. Перед отходом из деревни в 1943 году оккупанты попытались скрыть следы преступлений, раскопали рвы, залили останки мазутом и подожгли. Камни под стеклянными колпаками-саркофагами по обе стороны от памятника – те самые обуглившиеся кости расстрелянных людей. Часть  из них инициаторы создания мемориала решили оставить не погребенными как безмолвное доказательство трагедии времен Второй мировой.

 

Мария Маслова
Фото Дмитрия Калинина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя