Домой Общество Олег Гулак: «Такого масштаба нарушений прав человека в нашей стране еще не...

Олег Гулак: «Такого масштаба нарушений прав человека в нашей стране еще не наблюдалось…»

Руководитель общественной организации «Белорусский Хельсинкский комитет» Олег Гулак очень хорошо знает, как обстоит дело с правами человека в нашей стране. Об этом, а также о громких процессах уходящего года — читайте в нашем интервью с известным правозащитником.

— К концу года принято подводить различные итоги. Оцените ситуацию с правами человека в нашей стране, сложившуюся в уходящем году.

— Не будет преувеличением, если скажу, что 2011-й год получился самым тяжелым за годы независимости Беларуси. Делаю вывод об этом по количеству репрессий, по их тяжести, по количеству политзаключенных, по многочисленным фактам шельмования политической оппозиции. Такого масштаба нарушений прав человека в нашей стране еще не наблюдалось.

Да, раньше были годы, когда пропадали известные противники режима. В уходящем году таких исчезновений не происходило. Однако количество репрессированных просто зашкаливало. Впервые власть стала «бомбить госпиталь». Начали преследоваться не только политические оппоненты, но и профессиональные защитники — адвокаты — около десяти человек лишились лицензий. Был арестован и приговорен к тюремному сроку известный правозащитник Александр Беляцкий.

— Как вы оцените деятельность БХК в этом году, и, в частности, представителей организации в Бобруйском регионе?

БХК на данный момент является единственной зарегистрированной правозащитной организацией в Беларуси. Это не значит, что у нас все хорошо — проблемы постоянно возникают. Над нами висит налоговый пресс. За год, по надуманным причинам, мы получили два предупреждения.

Несмотря на то, что наши правозащитники ощущают на себе давление, находясь в сложных условиях, они продолжают активную работу, в том числе и в Бобруйском регионе. Активисты БХК находят время и силы, чтобы отвечать на вызовы власти, например, как это делает Евгений Чепурышкин в Бобруйске, он — молодец! Люди боевые, активные — я могу им сказать только большое спасибо! А, как известно, кадры у нас решают всё.

— Что предпринимает БХК, чтобы поспособствовать освобождению политзаключенных, в частности, вашего коллеги по правозащитной деятельности, которого вы уже упоминали в нашей беседе — Александра Беляцкого?

— Мы делаем заявления, критикуем такие приговоры, призываем власти освободить политзаключенных. С целью скорейшего освобождения Александра Беляцкого или, как минимум, изменения меры пресечения или смягчения чрезвычайно жесткого приговора, БХК участвует в кампании по сбору средств для погашения претензий к нему. К сожалению, приходится констатировать, что правовые инструменты для разрешения сложившейся ситуации не работают. Никто сегодня не может предсказать, как она разрешится.

— Также за решеткой оказался и наш коллега — журналист газеты «Бобруйский курьер» Евгений Васькович, осужденный на семь лет за брошенную бутылку с зажигательной смесью в сторону здания бобруйского КГБ. Можно ли его считать политзаключенным? Каково мнение БХК в этом вопросе?

— Важно отметить, что проблема политзаключенных — это проблема фактически всех стран постсоветского региона. С целью выработки общих позиций, определения критерия «узник совести», сообща прийти к единому мнению, недавно в Киеве мы обсуждали этот вопрос с нашими коллегами по правозащитной деятельности из бывшего СССР.

БХК сейчас больше склоняется к тому, что среди политически репрессированных необходимо провести структуризацию по нескольким уровням. Нужно разделить жертв политических репрессий и жертв, в отношении которых были нарушены права человека (причем не обязательно только по политическим мотивам), которые были лишены свободы с серьезными нарушениями. То есть мы исходим из того, что необходимо четко разделить узников совести и политзаключенных — в широком смысле слова. Политзаключенным человек может признаваться тогда, когда у него была политическая мотивация, а в действиях власти — присутствовали нарушения. Эти действия не обязательно должны носить мирный характер.

На наш взгляд, в ситуации с Васьковичем и другими ребятами, которых осудили вместе с ним, присутствовал факт причинения небольшого ущерба. Эти действия не подпадают под международные стандарты права выражения своего мнения. Хотя цель у них была политизированная, они протестовали против белорусского КГБ, нарушающего Конституцию и законы.

Власть еще до суда вела оголтелую пропаганду по телевидению, используя это необычное дело, нарушив тем самым презумпцию невиновности. Были нарушения в ходе предварительного следствия и суда. Большой вопрос и с адекватностью наказания. Вывод суда о том, что они хотели уничтожить все здание, не выдерживает критики. Поэтому вопрос с Васьковичем мы будем обсуждать и решать. Уместно и необходимо дело пересмотреть, чтобы суд дал ему справедливую оценку, чтобы наказание было адекватным.

— Недавно завершился нашумевший процесс по делу о взрыве в метро «Октябрьская». Следили ли за ним правозащитники БХК? Можете поделиться своими выводами?

— Да, наши наблюдатели присутствовали на заседаниях суда. Спасибо и журналистам, отслеживавшим процесс и публиковавшим информацию о нем в СМИ. Много внимания уделял и уделяет этому делу и наш правозащитник из Витебска Павел Левинов. В частности, он работает с родственниками обвиняемых.

Безусловно, существуют большие сомнения в доказанности вины Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева. К сожалению, несмотря на то, что процесс велся специалистами столь высокой категории, установить безусловные доказательства вины обвиняемых не удалось. Есть серьезные нарекания по поводу нарушения права на защиту обвиняемых. Обвинение явно доминировало над защитой, не все ходатайства адвокатов были удовлетворены судом, что также вносило сомнения в доказательства совершения преступления Коноваловым и Ковалевым.

Для обвинения важно, чтобы преступление было полностью раскрыто, все обстоятельства выяснены, чтобы была понятна мотивация. Только в этом случае можно будет рассчитывать, что в дальнейшем аналогичная ситуация с подобным преступлением больше не повторится.

При таких обстоятельствах выноситься обвинительный приговор, а тем более расстрельный, не должен. Этим людям необходимо сохранить жизнь и из соображений безопасности общества, потому что может появиться новая информация по этому, или похожему, делу в будущем.

Дело о взрыве продемонстрировало то, как не нужно работать правоохранительным органам. Добрый десяток лет правоохранители спали в шапку — совершались преступления, которые не расследовались, к ответственности привлекались невиновные. А где выводы о некачественной работе правоохранительной системы? Не зря так много людей в социологических опросах не верят в виновность осужденных. Лишь пятая часть опрашиваемых респондентов согласились с оценками правоохранительных органов. Остальные не верят, что сделано все, и сделано правильно.

— Как вы прокомментируете тот факт, что в последнее время представители верхушки армии и милиции оказались за решеткой и на скамье подсудимых?

— Можно констатировать, что мы видим, как от общества скрывается очень важная информация. Суд над бывшим командующим ВВС и ПВО Игорем Азаренком был закрытым. Арест замминистра МВД Евгения Полудня не комментируется. Я считаю, что никакого право так поступать — у власти нет.

Можно вспомнить и процесс по делу бывшего старшего следователя по особо важным делам Генпрокуратуры Светланы Байковой. Из всего этого можно сделать вывод о серьезной коррупции в правящих органах. Закрытость от общества позволяет его представителям злоупотреблять должностными обязанностями. Чтобы ситуацию изменить, необходима система общественного контроля, нужно предоставить больше возможностей для СМИ.

Сотрудники правоохранительных органов должны помнить и знать, что если они сегодня будут выполнять незаконные приказы, это не спасет их от ответственности в будущем.

Василий КУЛИКОВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите свой комментарий!
Введите здесь ваше имя